5 фактов об Отечественной войне 1812 года

205 лет назад, 7 сентября 1812 года состоялось самое кровопролитное среди однодневных сражений – Бородинская битва, которая стала главным боевым столкновением между русской и французской армиями в ходе похода Наполеона на восток Европы, закончившийся для него грандиозным поражением.

 

Неудачи для Франции начались еще до начала войны

Василий Верещагин. Наполеон и маршал Лористон (Мир во что бы то ни стало). 1899-1900

Для военной кампании против России Наполеон сформировал Великую армию, в составе которой было 15 пехотных и кавалерийских корпусов, а также Старая и Молодая гвардии. Общая численность войска превышала полумиллион человек, из них французы составляли примерно половину, остальные солдаты и офицеры были из других стран Европы.

Но для полной уверенности в победе Бонапарт хотел привлечь и других союзников – шведов и турок, которые традиционно не пылали любовью к России. Однако здесь его ждали два неприятных сюрприза.

5 апреля 1812 года Швеция и Россия заключили в Петербурге союзный договор, в котором гарантировали друг другу целостность владений и обязывались действовать против Франции.

Наполеон при Аустерлице. Франсуа Жерар. 1810

Данный антифранцузский документ объяснялся во многом тем, что во главе страны стоял бывший наполеоновский маршал Жан-Батист Жюль Бернадот, ставший позднее шведским королем Карлом Юханом ХIV, который терпеть не мог Бонапарта, за что в 1810 году был уволен им с военной службы.

Не оправдали надежд и османы. 28 мая 1812 года в Бухаресте был подписан мирный договор между Турцией и Россией, завершивший войну между двумя странами, в которой русские войска под командованием генерала Михаила Кутузова одержали ряд блистательных побед. Согласно пакту Турция вышла из союза с Францией и уступила победителям ряд территорий.

В итоге, накануне вторжения Великой армии Россия значительно улучшила для себя стратегическую обстановку, надежно обеспечив свой левый и правый фланги.

 

Одновременно с Москвой Наполеон пытался взять и Петербург, но там его разбили

Александр I

Французскому императору приписывают слова: «Если я займу Киев, я возьму Россию за ноги. Если овладею Петербургом, возьму ее за голову. Но если я войду в Москву — поражу Россию в самое сердце».

На самом деле такой опытный стратег, как Бонапарт не собирался довольствоваться занятием лишь первопрестольной, которая была пусть и ярким символом России, но отнюдь не центром власти противника. В отличие от Санкт-Петербурга, где находился Александр I и его двор, принимались важные решения.

На петербургское направление Наполеон направил три своих корпуса, которыми командовали три опытных маршала: 10-й, под руководством Жака Макдональда, в составе которого было около 32 тысяч пруссаков, немцев и поляков, 2-й, состоящий из 35 тысяч французов, швейцарцев и хорватов Николя Удино и 6-й, насчитывающий 25 тысяч баварцев Лорана де Гувиона Сен-Сира.

Невский проспект в Санкт-Петербурге. Раскрашенная литография. Начало XIX века

Петербург прикрывал 25 тысячный корпус генерала Петра Витгенштейна, который был с этой целью в начале войны выделен из 1-й Западной армии Барклая-де-Толли.

Несмотря на немногочисленность своих войск, энергичный Петр Христианович воспользовался несогласованностью действий своих врагов и громил их поодиночке – в сражениях под Клястицами 31 июля и под Полоцком 17 августа. Причем, в последнем бою был ранен пулей в голову, но не оставил командования.

При этом Витгенштейн не только спас северную столицу и оттянул на себя значительные силы противника, но и одержал свои победы в тот момент, когда основные силы русской армии продолжали стратегическое отступление к Москве. Впечатление от его действий в российском обществе, где почти смирились с мыслью о поражении в войне, было огромным.

 

Первым партизаном стал не Денис Давыдов

Портрет Дениса Васильевича Давыдова мастерской Д. Доу. До 1828

В записках героя 1812 года, прославленного поэта и лихого гусара повествуется о том, как 2 сентября, за пять дней до генерального сражения у родовой деревни Бородино, где прошло его детство и где саперы возводили уже фортификационные укрепления, Денис Васильевич предложил генералу Петру Багратиону идею собственного партизанского отряда.

План был одобрен Кутузовым и сразу же после боя за Шевардинский редут, 5 сентября отряд Давыдова в составе 50 гусар и 80 донских казаков отделился от действующей армии и отправился в рейд по тылам французской армии. После первых побед Денис Васильевич получил дальнейшие подкрепления и вплоть до декабря громил неприятельские войска, взяв в общей сложности в плен 3560 солдат и 43 офицера.

Расстрел предполагаемых поджигателей Москвы французами. Василий Верещагин (1898)

Однако лавры первого партизана принадлежат генералу Фердинанду Винцингероде, немцу на русской службе. Его Особый кавалерийский отряд из 1300 человек был создан в конце июля по распоряжению Барклая-де-Толли и к тому моменту, когда Давыдов только собирался в партизаны, успел совершить немало славных дел. Например, в ходе дерзкой атаки Витебска было взято 800 пленных.

Винцингероде, направленный Александром I осенью 1812 года для переговоров с Наполеоном в Москву, едва избежал смерти после того, как французский император решил расстрелять его, как своего бывшего подданного. Лишь вмешательство российского монарха спасло генерала от расправы, а освободили его из плена при следовании к западным границам казаки из партизанского отряда Александра Чернышева.

При этом надо отметить, что Винцингероде и Давыдов были, собственно говоря, не партизанскими вожаками, а командирами армейских диверсионных отрядов, которые после рейдов во вражеский тыл продолжили свою службу в рядах регулярных войск.

 

Главным «архитектором» победы был не Кутузов, а Барклай-де-Толли

Портрет М. Б. Барклая-де-Толли работы Джорджа Доу (1829)

Выходец из немецкой семьи, являющейся ответвлением старинного шотландского рода Баркли, чей отец служил в русской армии, генерал Михаил Барклай-де-Толли еще в 1807 году рассказал Александру I, как, по его мнению, следует воевать с Наполеоном, если тот нагрянет в Россию.

С 1810 года он стал военным министром и на этом посту приложил максимум сил для модернизации армии. Он ввел корпусную систему, что делало управление войсками более гибким, при нем была увеличена численность вооруженных сил, заблаговременно подготовлены резервы и запасы продовольствия, строились крепости.

Михаил Богданович составил два варианта плана войны с Бонапартом – наступательный и оборонительный. Второй предусматривал тактику «выжженной земли» и отступление вглубь своей территории, чтобы распылить и измотать силы превосходящего врага, во главе которых стоял не знающий поражений грозный полководец.

Во время Отечественной войны генерал командовал 1-й Западной армией, во главе которой, ведя с противником арьергардные бои, стремился соединиться со 2-й Западной армией генерала Петра Багратиона и не дать Наполеону поодиночке разгромить наши войска. После того, как 3 августа оба военачальника соединились в Смоленске, Барклай-де-Толли, возглавивший объединенные войска, продолжил стратегическое отступление.

Французы атакуют. Русская кампания 1812 года. Рисунок 1896 года

Это стоило ему поста, поскольку в армии и обществе его заподозрили в измене, а Багратион открыто попрекал нерусским происхождением. Подчиняясь громкому ропоту, Александр I назначил 29 августа командующим русской армией генерала Михаила Кутузова. Но… отступление не прекратилось. Михаил Илларионович прекрасно понимал, что враг еще слишком силен.

Во время Бородинского сражения, которое было дано Кутузовым ради уступки общественному мнению, Барклай фактически руководил действиями русской армии. В тот день под ним было убито и ранено пять лошадей, но генерал появлялся в необходимых местах битвы, отдавая необходимые распоряжения, тогда как Кутузов в виду преклонного возраста и тучности, все время битвы оставался на одном месте – возле деревни Горки.

Война русского народа против французов на карикатуре британца Крукшенка (1813 год)

Видя такое самоотвержение, подчиненные Барклаю войска переменили отношение к «немцу» на восторженное, а смертельно раненый Багратион велел ему передать, «что участь армии, и ее спасение зависят от него».

Неслучайно Александр Сергеевич Пушкин, размышляя в «Евгении Онегине» над тем, что же спасло Россию, назвал среди причин имя только одного человека:

«Гроза двенадцатого года
Настала — кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский Бог?»

 

Генерал Зима был одинаково суров и к французам и к русским

Отход французов из Москвы. Януарий Суходольский (1844)

Кстати, о зиме. Одной из причин поражения «Великой армии» Наполеона в России часто называют морозы, которые вырвали из боевых рядов солдат и офицеров чуть ли не больше людей, чем их полегло на полях сражений. Об этом имеется немало душераздирающих воспоминаний офицеров и генералов Великой армии.

Однако тогдашний министр российской полиции генерал Александр Балашов в своем рапорте свидетельствовал, что по всей дороге от Москвы до западных границ специальные бригады погребли 403707 человеческих тел, из которых около половины принадлежали русской армии и гражданскому населению.

Медаль к 100-летию Наградная медаль в честь 100-летия победы в Отечественной войне 1812 года

Войска, преследующие неприятеля на разоренной французами местности, испытывали почти такие же лишения, что и противник, включая недостаток еды, обмундирования и топлива.

Как писал британский генерал Роберт Вильсон, находившийся в 1812 году при русской армии, «у солдат не было никакого крова для ночных бивуаков на ледяном снегу. Заснуть более чем на полчаса означало почти верную смерть. Поэтому офицеры и нижние чины сменяли друг друга в этих урывках сна и силою поднимали заснувших, которые нередко отбивались от своих будителей».

Наполеоновские войска бежали не столько от мороза, сколько от русских штыков и сабель.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (22 votes, average: 4,23 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • sa__gammon
    Сентябрь 8, 2017 6:20

    «»Для завоевания России Наполеон сформировал Великую армию»» — дальше можно не читать. Полная дурь.

    • Владимир Гурболиков
      Сентябрь 8, 2017 9:26

      В чем именно «дурь»? Мы к критике прислушиваемся. Если какой-то тезис неверен, то стараемся исправить. Но поясните и обоснуйте тогда.

  • Иваныч
    Сентябрь 8, 2017 11:29

    Как же можно предъявить что-то конкретное, если он дальше не читал?

  • sa__gammon
    Сентябрь 9, 2017 5:48

    Наполеон Россию завоёвывать не собирался. Если автор этого не знает, то уровень его эрудиции примерно равен уровню Задорнова или Фоменки.

    • Владимир Гурболиков
      Сентябрь 9, 2017 9:52

      Слово неудочное, неточное. Согласились. Исправили. Спасибо за критику.

  • sa__gammon
    Сентябрь 9, 2017 19:13

    //Слово неудочное, неточное.
    Понимание, а не слово.
    //Исправили.
    Там всю статью править надо.
    //На самом деле такой опытный стратег, как Бонапарт не собирался довольствоваться занятием лишь первопрестольной
    Естественно, не собирался. Наполеон планировал разгромить русскую армию. Захват каких-либо городов не был самоцелью.
    Там вся статья такая.

    • Владимир Гурболиков
      Сентябрь 9, 2017 19:43

      Тут не соглашусь. Захват городов самоцелью не был, но для успеха кампании оказался необходим.

  • sa__gammon
    Сентябрь 9, 2017 20:52

    // для успеха кампании оказался необходим.
    И что дало взятие Вильно, Смоленска, Москвы? В Семилетнюю войну Берлин тоже взяли, и…?
    «»Благодаря огромному превосходству сил Бонапарту удалось в 1812 г. добраться до Москвы и занять эту центральную столицу; если бы ему при помощи того же превосходства удалось еще полностью разгромить русскую армию, он вероятно заключил бы в Москве мир, которого всяким другим способом труднее было бы добиться.»» Автора подсказать?

    • Владимир Гурболиков
      Сентябрь 9, 2017 21:31

      Тут нет противоречия. Если уж мы начали говорить о по-настоящему стратегической цели, то она и не в разгроме армии, и не в захвате городов. Стратегическая цель была — путём демонстрации силы вернуть Александра в коалицию против англичан. Для этого нужны были аргументы. Самым убедительным был бы разгром русских армий. Но у него не вышло ни при Бородино, ни под Петербургом. Следующим аргументом казались взятие сначала крупных городов на западе Российской империи, а когда оказалось, что «не работает», началась борьба за Москву. И идея, что захват Москвы «добьёт» Александра и заставит подписать нужные Наполеону условия, существовала. Иначе следовало не совершать экскурсии в Кремль, а срочно всю армию гнать дальше и найти русские войска во что бы то ни стало. Не как получится, а непременно, «забыв» про Москву. Этого сделано не было. Он ждал и пытался встать в Москве на квартиры.

  • sa__gammon
    Сентябрь 10, 2017 6:15

    //Стратегическая цель была — путём демонстрации силы вернуть Александра в коалицию против англичан.
    // Самым убедительным был бы разгром русских армий.
    Нет ли у Вас некоего противоречия?
    // Следующим аргументом казались взятие сначала крупных городов на западе Российской империи
    Давайте сперва определимся, вот Киев — это запад? «»Если бы вместо того он отступил к Киеву, то увлек бы за собой французскую армию, но в таком случае ему пришлось бы отрядить особый корпус для прикрытия Москвы; ничто не помешало бы французам послать против этого корпуса другой, сильнейший, что заставило бы его эвакуировать эту важную столицу. «»
    // срочно всю армию гнать дальше
    Куда, простите? К моменту захвата Москвы у Наполеона уже было плохо с кавалерией и конским составом в целом. А армии нужно есть, армии нужен отдых.
    //Он ждал и пытался встать в Москве на квартиры.
    Армия не из компьютерной игры и не из роботов.

    • Владимир Гурболиков
      Сентябрь 10, 2017 13:08

      Нет. Поскольку Вы меня толкали к разговору о ключевых намерениях, то я обозначил ключевое. В итоге, я назвал ключевое — воздействие на Александра с определённой целью. Оно достигалось в идеале через разгром армий, это был первый приоритет, но на втором месте по воздействию виделась демонстрация силы в виде захвата городов. Первым, городом, где Наполеон полагал получить от Александра какие-то весточки в плане готовности к переговорам был, если не ошибаюсь, Минск.

      А про отдых — ну, Вы правы. Я и пытаюсь Вам сказать, что роль захвата городов настолько отодвигать в конец в плане приоритетности — неверно. И если завладение Москвой для Наполеона было неважно, то вся логика была бы в мотании за русской армией вплоть до решающего сражения. И Наполеон умел, когда припирало, «мотаться» в самый для себя неблагоприятных обстоятельствах. Но Наполеону показалось, что захват Москвы в его «диалоге» с Александром — вполне себе убедительный аргумент. И потому обратил внимание на иные резоны, чем поиск нового сражения… Вот только Александр был иного мнения по поводу захвата Москвы.

      Тут знаете, мне кажется, в чём у нас с Вами недопонимание? Есть разные жанры. Если мы хотим для особо интересующихся дать глубокие представления о теме (в данном случае, кампании 1812 года), то это должно быть большое интервью с одним или несколькими историками. Либо большой исторический очерк. Если будет возможность и смысл «Фоме» такую тему поставить в план как очень важную, то так и станем действовать.

      Но есть и «школьные» жанры, рассчитанные, скорее, на то, чтобы увлечь. Они не менее важны, поскольку возвращают массовой аудитории интерес к теме, которую они могут считать уже полностью исчерпанной и в итоге, неинтересной. Судя по реакции, интерес публикация разбудила. А вместить туда все смыслы и мотивы — ну, невозможно это. Как невозможно и договориться обо всём — иначе не было бы научной дискуссии по исторической проблематике. То, на что Вы указали как на грубое искажение, я как редактор обратил внимание и изменил формулировку. А дальше у нас с Вами может быть очень интересная переписка, но она мало что изменит в конкретном тексте. 🙂

      При этом я Вам очень признателен, что «ткнули носом» и заставили меня как редактора исполнять свою работу.

  • sa__gammon
    Сентябрь 10, 2017 13:24

    //настолько отодвигать в конец в плане приоритетности — неверно
    Клаузевиц ошибался?
    //вся логика была бы в мотании за русской армией вплоть до решающего сражения
    Наполеон про это прямо и пишет.
    //Вот только Александр был иного мнения по поводу захвата Москвы.
    Так это Александр решал?
    //скорее, на то, чтобы увлечь.
    Путём скармливания пиплу тухлой жвачки от дилетантов. Схавают?
    //она мало что изменит в конкретном тексте
    Схавают.
    //заставили меня как редактора исполнять свою работу.
    Вы её выполнили максимум на половину процента.

    • Владимир Гурболиков
      Сентябрь 10, 2017 14:27

      Именно что решал, как ни странно, Александр…
      Отчего-то Вы продолжаете со мной говорить в каком-то агрессивном ключе. Думаю, это ни к чему.

  • sa__gammon
    Сентябрь 10, 2017 15:34

    //Именно что решал, как ни странно, Александр…
    Город сдавал Кутузов.
    // в каком-то агрессивном ключе
    Я, всего лишь, указываю на недостатки в Вашим миропонимании. Вам не приятно, но название Вашего же ресурса обязывает.

    • Владимир Гурболиков
      Сентябрь 10, 2017 17:13

      Сдавали — и Барклай, и Кутузов. А принимал решение о том, поддаваться ли на давление со стороны Наполеона, — Александр. И в этом моменте с приоритетами Вы меня почему-то перестали «слышать». Поэтому давно уже перешли с реального разговора о тексте к дискуссии о трактовках. Причём неясно, что с трактовками не так.

  • sa__gammon
    Сентябрь 10, 2017 17:53

    //И в этом моменте с приоритетами Вы меня почему-то перестали «слышать».
    Я отлично всё слышу. Москва, как и Смоленск, и Вильно, сдана, армия, тем не менее боеспособна — война продолжается. Захват второго города империи ничего не дал (как и неоднократный захват Берлина в Семилетнюю войну).
    //с реального разговора о тексте
    Я Вам указал на конкретный недостаток текста, привёл цитаты из работ непосредственных участников событий, а Вы отвечаете собственными трактовками.
    Хотите ещё?
    «»Первым партизаном стал не Денис Давыдов»» — типичный приём imago. Кто, где, когда объявлял Давыдова первым партизаном? Замечу, что отдельные кавалерийские отряды отлично зарекомендовали себя в ту же Семилетнюю войну. командиром одного из них был А.В. Суворов.
    Или хотите про вскользь упомянутую русско-турецкую войну? Объявить турок союзниками Франции …э… несколько смело.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.