Короткие рассказы для детей 9 лет – Православный журнал «Фома»

Короткие рассказы для детей 9 лет

Приблизительное время чтения: 7 мин.

У девятилетнего ребенка продолжает формироваться познавательное отношение к миру. Он становится все более рассудительным, наблюдательным. Развивается чувство товарищества, сопереживания. Короткие рассказы для детей 9 лет поддержат юных читателей в благих начинаниях, покажут примеры здравомыслящего и порядочного отношения к жизни.

Что почитать? Что посмотреть? Куда сходить? Во что поиграть? Эти вопросы все время мучают родителей на каникулах (да и не только). «Фома» решил помочь вам и собрал циклы рекомендаций на разные возраста и по разным направлениями. Вам же останется только наслаждаться общением с ребенком. Все рекомендации смотрите здесь.

1.

Лев Толстой. «Девочка и грибы»

Короткие рассказы для детей 9 лет

Лев Толстой для своей «Новой азбуки» и первых книг для чтения написал огромное количество небольших рассказов и сказок, которые можно использовать как лайфхаки — полезные советы на разные случаи жизни.

Две сестры возвращались домой с грибами и стали переходить железнодорожный путь. Младшая рассыпала грибы прямо на рельсах и принялась их собирать. Дальше вообще жуть: «Машинист не мог удержать машины. Она свистала изо всех сил и наехала на девочку». Все думают, что девочка погибла, но нет! Она оказалась сообразительной и бросилась ничком между рельсами. В общем, показала пример, как надо себя вести, если ты оказался перед прибывающим поездом и уже не успеваешь убежать. Всё как в инструкции для упавших на рельсы в метро: «Лягте в лоток между рельсами лицом вниз, головой к поезду и постарайтесь не шевелиться».

Именно так и поступила девочка, которая проявила смекалку и самообладание: «Когда поезд прошел, все увидали, что девочка лежит между рельсами головой вниз и не шевелится».

Рассказ дает отличный пример того, что не надо впадать в панику даже в самых пугающих обстоятельствах, а действовать по возможности собранно и хладнокровно. И все кончится благополучно. «Девочка подняла голову, вскочила на коленки, собрала грибы и побежала к сестре». Еще и грибы собрала хозяйственная девочка! Без шока и истерики… В рассказе нет ни одного назидательного слова, всё стремительно, коротко, по делу, а эффект от прочтения потрясающий.

2.

Константин Ушинский. «Лес и ручей»

Короткие рассказы для детей 9 лет

Константин Дмитриевич Ушинский не только выдающийся педагог, но и талантливый писатель, чьи притчи, сказки и рассказы, вошедшие в составленные им знаменитые книги для чтения в начальной школе «Родное слово» и «Детский мир», не потеряли своей актуальности и сегодня.

В этой миниатюре строптивый ручей жалуется на то, что лес, нависающий над ним своими ветвями, закрывает от него небо, не пропускает ни лучей солнца, «ни шаловливого ветерка». В своем протесте он желает, чтобы люди вырубили поскорее этот несносный лес, ограничивающий, как кажется ручью, его свободу. Терпеливый лес на это отвечает, что без его защиты «быстро высохли бы еще слабые струи» капризного ручья.

Маленький рассказ-притча, в котором поэтично, иносказательно, но абсолютно понятно для ребенка говорится о необходимости с пониманием относиться к родительской заботе. Да, она порой может выглядеть как избыточная опека и навязчивый контроль. Но пока ребенок не обладает необходимым жизненным опытом, ему стоит потерпеть родительское попечение и прислушаться к советам любящих старших. «Погоди, наберись прежде силы под моей тенью, — говорит строптивому ручью мудрый лес, — и тогда ты выбежишь на открытую равнину, но уже не слабым ручейком, а могучей рекою. Тогда, без вреда для себя, будешь отражать ты в своих струях блестящее солнце и ясное небо, будешь безопасно играть с могучим ветром».

3.

Дмитрий Мамин-Сибиряк. «Медведко»

Короткие рассказы для детей 9 лет

Однажды рассказчику предложили взять в дом трехнедельного медвежонка, которого охотники подарили соседям. Рассказчик с радостью берет симпатичного малыша, который был «не больше рукавицы». Ему не приходит в голову поинтересоваться, почему соседи от него отказались. Поначалу забавные проделки медвежонка веселят и читателя, и рассказчика, его трогательный облик умиляет.

Но когда медвежонок среди ночи устроил тарарам, стащив клеенку со стола и перебив посуду, а на следующий день задрал цыпленка, перепугал корову, залез в ларь с мукой и совершил еще ряд сомнительных подвигов, окружающие запротестовали, а кухарка собирается даже увольняться из-за буйного зверя. Медвежонка пришлось отдать знакомым охотникам.

Финал у рассказа трагический: через пару месяцев медвежонок умер. И это заставляет ребенка задуматься об ответственности человека за животное, взятое в дом. Знаменитое высказывание Экзюпери «ты навсегда в ответе за тех, кого приручил» придется здесь очень кстати. Дикий зверь — не игрушка. И бездумное отношение к братьям меньшим сродни преступлению. Чем раньше человек об этом задумается, тем лучше.

4.

Борис Житков. «Цветок»

Короткие рассказы для детей 9 лет

Девочка Настя очень любит свой цветок, заботится о нем. А вот маме он не нравится: на вид противный какой-то, листья с колючками. Решив, что цветок ядовитый, мама все порывается его выбросить, но Настя самоотверженно защищает его. И вот когда девочка заболела и мама пришла в отчаяние от того, что дочке не становится лучше, доктор посоветовал достать листья одного растения — «они как надутые и с шипами» — и заваривать их.

Оказалось, что это тот самый Настин любимый цветок! Его сок вылечил Настю, а мама на радостях развела еще несколько таких цветков и успешно лечила им дочку.

Рассказ крошечный, а побуждает задуматься о многом. О том, что все живое должно жить: в природе нет ничего лишнего. О том, что добро, которое сделал для другого, неважно, человек это или цветок, к тебе вернется. «Я его берегла, мой цветочек, и он меня зато сберег», — говорит Настя. Ну и о том, что сок алоэ — а по описанию это, конечно, он, чудесный Настин цветок, — действительно лечит и насморк, и ангину, и бронхит, и гастрит, и даже туберкулез! И еще кучу болезней. Что согласитесь, сегодня весьма актуально.

5.

Виталий Коржиков. «Рукав»

Короткие рассказы для детей 9 лет
Виталий Коржиков

Как всегда, в своих рассказах моряк и писатель Виталий Коржиков рассказывает о том, что случалось с ним в кругосветных плаваниях. Этот рассказ начинается обыденно: ну, продырявил матрос во время погрузки леса рукав стёганки — матросской теплой куртки. Зашивать было некогда — работы много. А пришел корабль в Японию — там тепло, и оставил матрос свою стёганку на палубе просушиться. И забыл про нее. Только вся команда удивляется: в какой порт ни придет судно — над палубой птицы вьются, белый пух откуда-то в клювах носят, гнезда утепляют для птенцов. Оказывается, птицам приглянулся рваный рукав: «Это же они мою стёганку на гнезда потрошат! Вату из половины рукава выдрали».

И вот идет судно назад, домой, через те же порты. «Подошли к Индонезии — в гнездах уже птенцы кричат. Доплыли до Кореи — там уже не кричат, петь учатся. А вышли к сопкам Японии — стоит ор, шумят воробьи». И вот уже скоро родной берег, уже первый снежок появился. Надел рассказчик куртку — зябко в зашитом рукаве! Но на шутки друзей про холодный рукав он уверенно отвечает: «Ничего подобного! Теплый рукав. Вон скольких певцов обогрел и вырастил. В Корее поют, в Индонезии поют, в Японии поют! Все песни из моего рукава!»

Рассказ о щедрости души человека, согревшего своей добротой полмира. Таким и был, кстати, автор рассказа, Виталий Коржиков, добрый и щедрый, верный товарищ, с нежностью относившийся и к людям, и к зверям и птицам.

6.

Денис Макурин. «Сбой системы»

Из сборника рассказов «Полведра сгущёнки»

Короткие рассказы для детей 9 лет

Неразлучные друзья Вовка с Мишкой (от Мишкиного лица и рассказаны все истории сборника «Полведра сгущёнки») смастерили «супервычислительную машину». С юмором сообщает рассказчик, что для этого они «все передовые решения и космические технологии с нашей улицы собрали, в одно место стащили».

В общем, сконструировали свою ЭВМ из всякого подручного железного хлама, как это водится у любознательных и рукастых мальчишек. Назвали свою «вычислительную супермашину» ВиМ — «Вовка и Мишка». Первый же вопрос, заданный машине, был, что называется, на засыпку. «Сколько во мне любовей? — вопрошает Мишка. — При условии, что я люблю папу в два раза больше, чем он любит маму, а маму в три раза больше, чем она папу…» Затем вопрос усложняется: Мишка перечисляет всех, кого он любит, дедушку и бабушку, старшего брата и котов. Машина не выдерживает интеллектуальной перегрузки после вопроса, какой смысл вкладывала соседка Юлька в восклицание: «Мишка, я тебя люблю!» «Машина моргнула и погасла», а Вовка сделал глубокомысленный вывод: «Видимо, нам еще рано такие вопросы задавать».

Это напоминает рассуждения Дениски из рассказа Виктора Драгунского «Что я люблю и чего не люблю». Герои обоих рассказов вызывают симпатию читателя своей непосредственностью и способностью испытывать глубокие и искренние чувства к близким людям и друзьям. Ребенок понимает, что признаваться в любви не стыдно, а очень даже правильно.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (9 голосов, средняя: 4,89 из 5)
Загрузка...
7 августа 2021
Поделиться:

  • Владимир
    Владимир2 месяца назадОтветить

    Кроме сказки про способ выживания под поездом, остальные примеры, вряд ли будут детяям интересны.
    9 лет - это практически взрослый человек.
    Дети - крайне серьезны. И сюсюкать, говорить образами и иносказаниями с ними не надо.
    В 9 лет нужны истории.
    "Два капитана" - вот, лучшая история для 9-илетнего возраста.
    В 9 лет ребенку можно уже пробовать "Властелина колец" - для подытоживания детства и переход в отрочество.
    Катастрофа для многих людей, что эту сказку не оставляют в детстве, а живут ей, порой, до седых волос.
    И - главное - СКАЗКИ (И ИСТОРИИ ДЛЯ ДЕТЕЙ) ДОЛЖНЫ ХОРОШО ЗАКАНЧИВАТЬСЯ.
    Никаких мертвых медвежат!
    Если, только - плющевых. Которых потом можно зашить, починить и отдать в добрые руки.
    Для урока - этого достаточно. Детская психика не должна страдать. Даже, если реальность вокруг него жестока - сказки и литературные истории должны быть отдушиной - уроком правильного устраетния мира.

    • Владимир
      Владимир2 месяца назадОтветить

      Рассказывайте детям сказки

      ТАБУ

      Сказки пришли из язычества.
      Многие сочинители восторгались глубиной передаваемой сказками мудрости, имеющей непреходящую ценность даже в нашу христианскую эру. Однако лишь единицам удалось не пересказывать давние истории, а создать сказки нового времени, вложить в древнюю форму адаптированный к христианскому учению сюжет.

      Я знаю только двух таких сказочников - Андерсен и Толкиен.

      Влияние их творчества на мировую культуру колоссально, но если говорить о сказках Андерсена, то это влияние созидательное, тогда как от наследия Толкиена мир наш разрушается.

      Дело в том, что великий английский мастер-сказочник (в отличие от великого датчанина) нарушил один из главных законов мастерства: если и можно раскрывать ремесленнические секреты, то лишь проверенным ученикам.

      Толкиен, видимо, даже не считал свое ремесло секретным. Это стало причиной широкой известности опасной профессиональной тайны, которая в других обстоятельствах не вышла бы за пределы гильдии сказочников, в своих работах он обосновал необходимость столь же серьезного отношения к жанру сказок, как и к другим жанрам литературы.

      Законы языческого мира - законы выживания. От их соблюдения зависело существование рода, племени, культуры.

      Писатель христианского времени Толкиен привел в действие древние жернова, перемалывающие теперь нашу действительность, т.к. изучая искусство, пришедшее из дописьменных времен, нарушил одно общепринятое правило, которое, судя по последствиям, есть фундаментальное табу - не рассказывать сказки взрослым!

      СНЯТАЯ ПЕЧАТЬ

      Тысячи молодых людей, вместо того, чтобы учиться, играют в игры свойственные детям младшего возраста – бегают по горам и лесам, воображая себя эльфами и хоббитами.

      Они называют себя толкиенистами, хотя среди них вряд ли можно встретить христианина, тогда как Толкиен - христианский автор и вне христианства нельзя понять его философию.

      Но толкиенисты к этому и не стремятся.

      Они воспринимают творчество Толкиена, как фэнтези - жуткое исчадие его же учения о вторичных мирах:

      Достаточно произнести нечто неопределенное или иррациональное, наподобие - "давным-давно", "в некотором царстве, в некотором государстве", "далеко-далеко на севере, севернее северного полюса"... и, вот, уже задано пространство вторичного мира, который можно заполнить по своему усмотрению и подчинить своим законам.

      Здесь еще нет беды, если сказки обращены к детям, ведь дети так и мыслят - из-за малой эрудированности, все для них происходит "когда-то" и появляется "от куда-то". Сказочный мир для малышей - абстрактная модель мира реального, которую они, по мере накопления знаний, заполняют реальностью и подчиняют реальным законам.

      Однако, обоснование того, что сказки неким образом взаимодействуют с действительностью, размывает представление об их абсолютной нарочитости (т.е. - всецелой заданости содержания рассказчиком), что ставит их в один ряд с реалистическими художественными произведениями (содержащими непреложные факты, несвойственные автору мнения и даже неведомые ему прозрения и пророчества).

      Сегодня со сказок снята печать "понарошку", берегущая взрослых от интереса к этому вторичному миру. И теперь взрослые массово принимают детскую модель осмысления реальности, что приводит к торможению их интеллектуального развития. И, как следствие, к возникновению многих цивилизационных проблем.

      ВЫРВАВШЕЕСЯ ЗЛО

      Немного теории:

      - Сказку сочиняет не рассказчик, а слушатель (т.к. "печать" снята, мне не обойтись без раскрытия некоторых жанровых секретов).

      Сказки - есть, не что иное, как система устного образования: Взрослый предлагает ребенку историю содержащую комплекс образовательных установок, и ребенок начинает в эту историю играть, т.е. - выдумывать свой вариант сказки, при этом соотнося базовые установки с моделью своего мышления.

      - Сказки всецело соответствуют опыту и знаниям рассказчика, ничего извне его личности, в них нет.

      Это единственный жанр словесности, на который не влияют ошибки при пересказах. Сколько бы не существовало вариантов одной и той же истории, они не вызовут чувств дискомфорта у аудитории (сколько личностей, столько пересказов - это естественно).

      - Произведения всех остальных жанров обязательно повествуют о чем-то внеличностном, т.е. об обстоятельствах внешних - общих для многих людей.

      Поэтому дискомфорт при ошибках в пересказах произведений, не являющихся сказками, всегда присутствует. Ведь неточности в передаче сведений о внешнем мире усложняют межличностное взаимопонимание.

      Несмотря на то, что, по учению Толкиена, вторичный мир, возможно, и реален лишь потому, что реален его создатель, сказка живет автономно от своего автора. Автор может только наблюдать за тем, что само собой в ней происходит.

      Дети, не имеющие еще жизненного опыта, который надо осмысливать, так и поступают.

      Но когда вторичный мир творит взрослый (не являющийся профессиональным сказочником), он сковывает его законами своей жизненной философии, которая чаще всего несовершенна. Несовершенства же происходят от внешнего зла, не являющегося частью личности человека. Таким образом, внешнее зло, попадает во вторичный мир и, не находясь от него в зависимости, подчиняет данный мир себе.

      Это уже не сказка, которую можно свободно пересочинять, а философское размышленье, требующее цитирования.

      Таким образом, произведения в стиле фэнтези совмещают детскую безответственность со взрослой безаппеляционностью. Сверхразрушительный заряд!

      И данное зло, автономное во вторичном мире не только от аудитории, но и от рассказчиков (способных с ним бороться лишь в реальности) разлетается миллионными тиражами!

      Что это, как не осколки разбитого зеркала тролля? Попадая в глаза и сердца, они вызывают в людях презрение к реальному миру.

      Даже толкиенисты стараются не вспоминать в полюбившихся сказках реалистичный итог:
      После того, как люди руководимые Ангелом Божьим преодолели искушение обладать всевластием, истари ушли, и теперь в "волшебной стране" мы чужие. Мир повзрослел - такова цена победы над злом.

      Почти все произведения фэнтези (за редчайшими исключениями) проповедуют лишь одну идею: зло - это добро. А в реальности, все не так. Поэтому у раненых зеркальными осколками ухудшается отношение к реальному миру.

      Бедняги не хотят быть взрослыми и нести за наш мир ответственность.

      (К слову, фэнтези - не есть вариант двуначальных языческих учений, т.к. язычники живут реальностью. Фэнтези ближе к оккультизму, но это тема для другого эссе...)

      Что может фэнтези дать взрослому человеку?
      Все эти вечно ноющие герои-воины, колдуны, а в последние годы, все чаще - вампиры, если и способны чему-либо кого-то научить, то лишь нытью.

      Поэтому запечатаем для себя вход во вторичные миры понятием "ПОНАРОШКУ" (ничего этого нет на самом деле) и будем рассказывать сказки детям.

      Если кто-то почувствует боль, пусть не тревожится - это осколок троллиевого зеркала со слезами выходят из глаза или тает в теплеющем сердце.

      Злу - фэнтези нас не победить!
      Зло, вообще - явление временное, т.к. невозможно из осколков сложить слово "Вечность" в царстве Снежной королевы.

      СТРУКТУРА СКАЗОК
      Основа. Образовательные установки. Мораль.

      Сказка о глупом мышонке

      Самуил Яковлевич Маршак, прежде всего, известен, как сказочник. Многих это не радует, т.к. его литературное наследие значительно шире. Однако, не побоюсь сказать, что кто угодно может переводить Шекспира, но только настоящий мастер (или гений) становится классиком детской литературы.

      Все помнят эту одну из первых в нашей жизни сказку.

      Мышонок капризничает, не хочет засыпать под колыбельную мамы-мышки. Исполненная материнской любви она бегает - ищет няньку с более приятным, чем ее, голосом. Но мышонку все не так... Голоса утки, жабы, лошади, курицы и щуки ему не нравятся. Тогда мама зовет кошку, и под ее сладкое мяуканье мышонок засыпает. Только потом, глядь - а мышонка в кроватке и нет...

      В этом месте мы начинали плакать, но наши мамы говорили, что кошка не съела мышонка (в котором, все маленькие дети узнают себя). Он, мол, убежал!

      Это и есть основа жанра: сказки базируются на любви родителей к детям. Родитель не причинит ребенку зла, потому что не сможет терпеть его страданий.

      Толкиен ошибался, сравнивая сказки с антикварной мебелью, лишь по недоразумению оказавшейся в детской комнате. Он-то жил в Англии в пуританское время, когда вся система образования подчинялась строгим нравственным правилам. А в наши дни образование не всегда отягощено духовной составляющей. И мы хорошо видим, что только родительская любовь - залог безопасной передачи знаний. Место сказок - именно в детской!

      Пройдет совсем мало времени, и ребенок поймет, что никуда мышонок не сбежал, кошка - таки его съела. Но ребенок повзрослеет (выйдет из возраста колыбельных песен), и данная история станет для него басней, т.е. - абстрактным образом, о котором не стоит переживать. Так, уже безопасно, урок будет закреплен. И малыш, без психологической травмы, запомнит на всю жизнь, что нельзя злоупотреблять материнской любовью и что при воспитании детей следует прибегать к разумной строгости.

      У родителей, как-то, не пользуется популярностью маршаковский вариант счастливой развязки истории - Сказка об умном мышонке: Мышонок не просто сбегает (и прячется), а хитростью спасается от кошкиных когтей (как Буратино от огня Карабаса Барабаса) и, преодолев ряд ужасных опасностей и страшных приключений (где его преследуют хорек, белка, еж с ежихой и сова), возвращается к маме. Второй урок Маршака для малышей, вступающих в пору детских игр, был бы не менее важен: играть следует не с чужими, а со своими - в "мышки-мышки". Но, видимо, история адресованная очень маленьким детям, их большим родителям кажется слишком уж надуманной. А крайне важно, чтобы сказку было интересно не только слушать, но и рассказывать...

      Красная шапочка

      Во всемирных сказках образовательные установки формировались тысячелетиями. И даже когда они теряют актуальность, сказки хранят бесценный опыт прошлых поколений в, непонятно как сберегающихся, сюжетных подробностях.

      Сейчас мало кто объяснит смысл этой одной из самых часто рассказываемых сказок. Но если представить обстоятельства жизни людей еще 150 - 200 лет назад, лежащая в ее основе история читается довольно легко:

      На протяжении всего своего существования, народы северного полушария жили бок-о-бок с волками. Постоянная опасность вызванная таким соседством привела к появлению многих сказок информирующих детей об этих хищниках. "Красная шапочка" - типичная детская страшилка, где показываются волчьи ум, коварство и трусость.

      Маленькая девочка носила через лес гостинцы немощной бабушке (в лесных селениях дети часто одни посещали лес: по грибы - ягоды и т.п.).

      На дороге к ней выходил волк. Кружил рядом, прижимал голову к земле, выказывал беззлобность - словом, общался.

      Возможно, девочка даже подкармливала его пирожками.

      Причиной, по которой волк на девочку не нападал, была ее красная шапочка. Дело в том, что волки - ночные хищники. Они различают множество оттенков черно-белых (ночных) тонов, но дневных цветов не видят. Кроме одного - красного. Это цвет крови и огня. Он может взъярить зверя или, наоборот, испугать (я сам встречал собаку, которая шарахалась от всего красного, как от пламени).

      Итак, волк наивной не понимавшей опасности девочки боялся. Однако в лесу была еще одна потенциальная жертва - бабушка. И хоть она укрывалась в крепком доме, но волку хватило сообразительности понять, что дверь в дом можно открыть, потянув за веревку, иногда появляющуюся с наружной стороны. Он видел, как это проделывает ее внучка (должно быть, в дни посещений плохо передвигающаяся или слабо слышащая бабушка привязывала веревку к щеколде, чтобы девочка могла входить самостоятельно). И волк смог связать между собой эти два обстоятельства - появление Красной шапочки на дороге и веревки на двери.

      Встретив девочку, он короткой волчьей тропой побежал к дому, попал внутрь, съел бабушку, но не успел уйти до прихода гостьи. Застигнутый на месте преступления, волк стал скалиться. Прятался ли он под одеялом на кровати, так что Красная шапочка из-за детской неопытности пыталась разглядеть "изменившиеся" бабушкины черты или нет, но ее напугали огромные волчьи зубы. Почувствовав, что его боятся, волк осмелел и на Красную шапочку напал.

      Сказка учит тому, что при встрече со зверем нельзя показывать свой страх.

      Кроме этого, сказочная форма с, во-первых, берегущим детские чувства счастливым концом, еще и, во-вторых, расширяет назидательное значение истории:

      Ребенку внушается мысль об осторожности при общении с чужим человеком - он может оказаться сволочью.

      Значение данного ругательства сегодня подзабыто. Есть несколько версий на этот счет, но правильным является лишь один смысл - человек с волчьим нравом (сволочина - с волчинами - из волков...). Вот характерная охотничья байка: добрый человек спрятал убегающего от охотников волка, а когда опасность миновала, волк вышел и съел доброго человека. Что о таком скажешь - сволочь...

      Мораль сказки - за всяким волком обязательно придут охотники. Эту мудрость человек понимает только к старости, имея жизненный опыт. Но сказки, где все понарошку, позволяют вложить данную мысль в рассказ без доказательств, как аксиому, и тем предупредить ребенка о пагубности сволочных поступков.

      Многие современные люди никогда не встречаются с волками. У нас развита техника, есть мощное оружие. Но волки никуда не делись. Они все так же рядом. Во времена войн или других потрясений их стаи представляют серьезную проблему. Да и в обычной жизни - человек, нет-нет, да встречается с серым разбойником. И тогда слышанная в детстве и непонятая сказка выходит из забвения и помогает не растеряться и представить (пусть даже на бессознательном уровне), что от зверя ждать. Это пример непреходящего значения сказочных образовательных установок.

      По щучьему веленью

      Наверное, в каждой деревне существовал анекдот о лодыре, который лежит на печи и мечтает жениться на царской дочке.

      Самоходная печь, сани едущие сами, топор сам рубящий дрова и прочие чудеса являются юмором в высмеивающей бездельника истории.

      Однако, когда история становится сказкой, все меняется - в ней появляется мораль:

      Зимой (в голодное время) Емеля черпает из проруби воду, а в ведре - щука. Вот, удача! Но щука просит отпустить ее, ведь у нее щурята малые... И Емеля ее отпускает. А за свою доброту и получает исполнение всех желаний.

      Иная трактовка сюжета при рассказе своему ребенку исключена. Злая сказка сделает его беспокойным, а установка на осмеяние тех, кто, вместо того, чтобы трудиться, лежит на печи, ой, как аукнется родителям, когда они постареют.

      Что посеешь - то пожнешь. В своих детях все сеют лишь разумное, доброе, вечное. Таким образом, сказки воспитывают не только детей, но и взрослых (даже если родители еще не доросли до мудрости, что материальные блага сами собой прикладываются к людям с чистой душой, сказка заставляет их это проговаривать).

      ДУХОВНОСТЬ СКАЗОК
      Сказки о чистоте. Сказки о святости. Сказки о справедливости.

      Сказочное море безбрежно. Сказки есть обо всем, чему следует учить ребенка - от правил личной гигиены, до способов управления государством. Но все эти разноплановые образовательные истории подчинены общим духовным законам (поэтому, одна сказка, никогда не противоречит другой).

      Белоснежка

      Вероятно, самый большой массив сказок - истории обучающие, кого выбрать в супруги. Наиболее частый сказочный итог - свадьба героев. Образование на этом заканчивается. Настает реальная жизнь и ответственность, в т.ч. - за воспитание детей следующего поколения (именно теперь фэнтези представляет особую опасность).

      Чаще, женихи выбирают невест, поэтому и сказок об идеальных кандидатурах в жены больше. Одну из таких и рассмотрим.

      Есть сказки о критериях выбора для крестьянина, купца, моряка, воина и т.д., но эта сказка об идеале женственности, которую взял бы в жены любой, но которой предназначено стать королевой, т.е. быть образцом и названой материю для жителей целого королевства.

      Белоснежка (или, в других переводах, Беляночка) - значит чистая, как снег.

      (Александр Сергеевич Пушкин называл ее просто - царевна, поскольку для него сказки были лишь поэмами, а не системой передачи основополагающих сведений. Однако не следует пренебрегать пушкинским вариантом истории, т.к. нам он ближе остальных - именно на его основе дети у нас представляют себе данную сказку. Кроме того, наш автор пересказывал сюжеты слышанные непосредственно от своей няни - простой женщины, благодаря чему, в его писаниях хорошо сохранены образовательные установки устной системы.)

      Вдовствующий царь делает неправильный выбор при повторном браке. Берет в жены красавицу, а получает ведьму...

      Царевна же - его дочь от первой супруги, прекрасна не красотой внешней, но внутренним светом. Эта истинная красота злит ее мачеху. Она решает погубить царевну, но, будучи ведьмой, хорошо знает духовный закон о священности царской крови и неотвратимости возмездия за ее пролитие (из чего явствует, что сама она - простолюдинка). Отсюда и выбор способа - привязать Белоснежку в лесу к дереву, чтобы ее убили звери (есть такой сомнительный колдовской метод обмана Проведения).

      Но у исполнителя не поднялась на царевну рука! И она была просто оставлена в лесу (непривязанной).

      Царевна шла и вышла к дому. Но к чьему?

      Западные сказочники связывают приключения Белоснежки с гномами, а няня Пушкина говорила о семи богатырях.

      То есть - семь вооруженных мужиков живут в лесу и хранят свои сокровища в пещере... Ясно же - это разбойники!

      И, вот, истинно женская чистая красота делает почтительными семерых головорезов, а их свирепый разбойничий пес сразу принимает Белоснежку, как хозяйку (и потом даже жертвует жизнью, лишь для того чтобы объяснить "богатырям" причину случившейся с ней беды).

      Вот так история! Скажете - сказка, а я в нее до сих пор верю. Только советую женщинам не забывать, что в сказках все - понарошку, чтобы невзначай не уподобиться царевненой мачехе.

      Какая же ярость охватила мачеху, когда она узнала, что Белоснежка жива!

      "Если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо - делай сама", - говорят деловые женщины. И, вот, обратившись в старуху (а может, просто смыв косметику) и став неузнаваемой, ведьма отправилась к Белоснежке и угостила ее, по западной версии, заговоренным яблоком. Опять же - не убила, а ввела некое состояние, вроде летаргии. Царевна от этого яблока беспробудно заснула (а пес погиб). Но поцелуй любящего жениха развеял чары, и Белоснежка проснулась.

      У Пушкина, все серьезней: мачеха все же убила царевну (яблоко было отравлено), но ее тело осталось нетленным, и душа к ней вернулась, как только королевич нашел свою возлюбленную.

      В этой сказке много полезной для детей информации. Остановлюсь лишь на двух аспектах:

      - Современная мифология учит девочек, что древнейшая женская профессия - проституция (хотя даже проститутка своему ребенку такого не скажет). А данная история помогает матерям, независимо от их убеждений, доносить до дочерей истину, что изначальное женское ремесло - домохозяйка, ведь и для царевны оказалось естественным вести хозяйство в доме разбойников...

      - Интересны обстоятельства поисков королевичем невесты: он обращался к солнцу, луне и ветру. В современном прочтении - это только сказочные персонажи (пока ребенок не знает суть явлений, для него проще систематизировать сложные природные объекты и процессы через их персонализацию). Ничего необычного нет в том, что любящие люди могут находить друг друга, представляя себе, где его или ее освещает это же солнце, эта же луна или касается этот же всюду проникающий ветер (оно, конечно, ненаучно, но не необычно). Однако, если рассмотреть языческую первооснову сказки, то открывается важная ассоциативная образовательная установка:

      Языческий герой, несомненно, обращался не к явлениям природы, а к божествам, т.е. - к персоналиям, которым принято поклоняться. Но, я, что-то не припомню, чтобы в нашей культуре существовало божество ветра (нет, специалисты конечно говорят, что оно было, но я, вот, так - сразу, о нем не вспоминаю). И вряд ли у кого-то, кто прошел такую же школу сказочного образования, как я (сказки - не мифы), есть ассоциации между ветром и языческими пантеонами.
      В то же время, с ветром связаны библейские истории об общении с людьми Бога Всевышнего:

      "Господь отвечал Иову из бури и сказал" (Иов 38,1).

      "И сказал (Илии): выйди и стань на горе пред лицем Господнем. И вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом; но не в ветре Господь. После ветра землетрясение; но не в землетрясении Господь. После землетрясения огонь; но не в огне Господь. После огня веяние тихого ветра (хлада тонка - ст. сл.)" (3Цар. 19,11-12).

      И др.

      Герою не помогли языческие божества дня и ночи (янь-инь), управляющие в числе прочего человеческой страстностью. Тогда тот обратился к Богу, которого нельзя как-то определить - солнце и луна локализованы в небесных светилах, а чем выразить ветер? Эллины, например, называли Всевышнего Творца неведомым Богом (Деян. 17,23).

      Установка, что заключению брака помогает не мужское или женское "начало" природы, а сверхъестественная сила, имеющая ассоциативную связь с Богом библейским, учит детей чистому, т.е. богобоязненному, отношению к супружеской жизни.

      Пример же истории об идеальном женихе - сказка "По щучьему веленью":

      Емеля - человек с чистым сердцем и не знающий материального недостатка. Наверное, все девушки грезят о таком. Вот и царевна Несмеяна (имевшая все, но не получавшая от этого радости) не стала исключением - выбрала человека простодушного и, при этом, не нуждающегося в ее приданом. (Теперь мужчинам напоминаю: речь идет о сказке, в которой все - понарошку.)

      Снегурочка

      Сюжет данной сказки (не путать с пьсой-мифом Островского) хорошо узнаваем верующими людьми:

      У престарелых бездетных родителей вдруг рождается дитя, которое впоследствии отличается праведностью (в частности, органическим неприятием языческих обрядов).

      Такое событие нередко становилось поводом для шуток:

      "И сказала Сарра: смех сделал мне Бог; кто ни услышит обо мне, рассмеется. И сказала: кто сказал бы Аврааму: Сарра будет кормить детей грудью? ибо в старости его я родила сына" (Быт. 21,6-7).

      У стариков дочь родилась зимой. Не удивительно, что люди стали посмеиваться, мол, не иначе - они ее себе из снега вылепили.
      Вот, вам и сказка...

      Слушая эту историю, ребенок моделирует для себя возможное соприкосновение с людьми имеющими духовные дарования. Он учится тому, что нельзя пытаться сделать их такими же, как все. Снегурочка прыгнула, как все, через костер и растаяла. Стала воспоминанием (прохладой в жаркий день), а была для девушек веселой подружкой, для родителей - утешением.

      В более широком плане, сказка предупреждает, что вообще не следует "приводить к общему знаменателю" тех, кто в чем-то лучше остальных (например, учить трезвенника умеренно выпивать, как героя из к/ф "Москва слезам не верит").

      И конечно сказка укрепляет детей в решимости не отходить, в угоду большинству, от своих добродетелей.

      Сказки о святости - это чаще всего предупреждение об опасности нарушения Божьих заповедей (которые у язычников могут быть начертаны в сердцах и без знакомства со Святым Писанием). Например, сказка "О глупом мышонке" согласуется с заветом: "злословящий отца или мать смертию да умрет" (Марк. 7,10) - "ты мне мама не пищи, лучше няньку поищи".

      Золотой ключик

      Алексей Николаевич Толстой, по воспоминаниям современников, обладал редким талантом сходу выдумывать интересные истории на любую тему (даже нелепейший сюжет о революции на Марсе в его изложении получился весьма занимательным).

      Эта способность улавливать и передавать суть "носящихся в воздухе" тем, возможно, позволила ему рассказать изначальный вариант сказки о шарманщике и его кукле.

      В детстве будущий писатель любил книжку о Пинокио. Но она им была потеряна. И Алексей, часто пересказывая эту сказку знакомым, по мере того, как забывались подробности, выдумывал новые сюжетные ходы. Так сложилась другая сказка:

      Буратино, в отличие от Пинокио, не превращается в человека - мораль данного пересказа не в ответе на вопрос, как правильно ребенку взрослеть.

      Суть надо искать даже не в самой сказке, а в восприятии ее реальным миром.

      Какое-то абсолютно беспечное веселье пронизывает повествование. Зло, хоть и страшно, и сильно, однако никого не пугает, а лишь смешит. Я не знаю других произведений, где напрочь отсутствует "притягательность" зла.

      Видимо, здесь можно говорить о проявлении справедливости высшего порядка. В данном сочинении проступает мораль иного бытия, которое, согласно Библии, наступит после Страшного Суда - тогда грешники будут отделены от праведников (а достигшим праведности все простится).

      По сути, хоть Алексей Толстой и жил в атеистическое время, и не является христианским автором, его сказка несет детям евангельские истины.

      Думаю, реальная история была такой:

      Столяру страдающему белой горячкой показалось, что полено с ним разговаривает. Он отдал его шарманщику, который сделал из "говорящего" полена куклу.

      Одинокий старик стал играть в эту игру - представлять, будто кукла живая (так играют дети, а тут еще столяр уверяет, что это правда). Его внезапно появившийся сынок, хоть и не был настоящим, но наполнил нищенскую жизнь некоторой радостью. Концерты шарманки теперь сопровождались танцем грубо сработанной марионетки, в которой, однако, было какое-то домашнее тепло.

      Но, вот беда, рядом находился кукольный театр, хозяин которого из вредности отобрал у старика куклу, а после сжег в очаге вместе с дровами.

      Шарманщик, конечно, не умер от горя, но ночью лежа один в своей коморке представлял, как его "сынок" спасается от злых людей, обзаводится кукольными друзьями, и для них всех настает счастливая жизнь...

      Разве невероятно, что именно эту фантазию беззащитного шарманщика и "выловил из воздуха" талантливый литератор? И не исполнился ли этим закон Высшей справедливости? В умах живущих людей, т.е. - в реальности, ничем незащищенное добро победило могущественное зло. Не с помощью силы, а просто, потому, что так должно быть.

      Сказки о справедливости имеют ту особенность, что в них не происходит расправ над злодеями. Суд передается Высшему Судье.

      Если антигерой и погибает, то или в бою (как всякие чудовища), или от собственной злобы (как мачеха Белоснежки), или от алчной глупости (как царь в "Коньке-горбунке"), или если нет другой возможности кого-то спасти (как волк в "Красной шапочке").

      Чаще же всего, злодеям предоставляется возможность покаяния - их либо отпускают восвояси, либо (особо опасных) заключают в темницу.

      Таковы сказки эры милосердия...

      И на этом можно подвести итог эссе.

      Итак, сказки - это:

      - во-первых, произведения для детей;

      - во-вторых, материализация родительской любви;

      - в-третьих, школа милосердия.

      Главный же профессиональный секрет сказочников (в сегодняшней кризисной литературной обстановке его необходимо раскрыть) состоит в осознании писателем того, что понятия "милосердие" и "справедливость" не противоречат друг другу (как порой кажется непосвященным), поскольку это понятия духовные.

      Милосердие - есть справедливость, немилосердие - несправедливость. Отсюда, главное правило жанра: милосердие побеждает, немилосердие наказывается.

      Всем же, кто к числу писателей не принадлежит, достаточно помнить, что пока детей живо интересует мнение родителей, сказки необходимо им рассказывать, а не оставлять один на один с книгой или экраном (читайте вслух, кино и мультфильмы смотрите вместе). Только так передаются тысячелетиями основополагающие в жизни знания.

      • Владимир
        Владимир2 месяца назадОтветить

        ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ - ЭТО СКАЗКА ДЛЯ ДЕТЕЙ 10-13-и ЛЕТ

        "Мой дорогой Сэм!
        Нельзя вечно раздваиваться, ты будешь единым целым долгие, долгие годы.
        У тебя впереди столько забот и радостей… Для тебя эта история продолжится."

        Что ж, я – дома.
        ___________________________

        ОДНАЖДЫ, ДЕТСТВО ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

        Приходит время и волшебные существа, престарелые родственники и друзья по детским приключениям (а может – и представления о себе – сказочном герое) уплывают в далекую страну.
        Настает, долгожданное детьми, время самостоятельности.

        Так и Сэм, в истории Толкиена, взрослеет и становится мэром.
        Сказка окончена.

        ТОЛКИЕН И ДЖЕКСОН

        С возраста, лет – 10-и, для человека значимость его детских переживаний начинает снижаться, забываются острота и глубина прежних чувств, а приобретенный жизненный опыт кажется, чем-то, само собой разумеющимся, чуть ли – не врожденным знанием.
        Годам к 13-и, по устроению мыслей - это уже, практически, взрослый человек, готовый к адаптации к условиям ренального мира.
        В обществах, не требующих от людей сложного образования, подростки в 11-12 лет включаются в хозяйственную деятельность и причисляются к воинству.
        Нередко, это закреплено традициями инициаций.
        Однако, отсутствие опыта и ограничения в его приобретении, из-за неразвитости растущего тела, вынуждают повзрослевший раньше тела ум прибегать к мысленным образам и формам поведения предшествующих лет.
        Человек, всё равно, еще – ребенок.

        Этому переходному периоду жизни и соответствует сказка, придуманная профессором Толкиеном и пересказанная режиссером Джексоном.

        Хотя, Толкиен и не считал сказочный жанр исключительно детским и даже пытался найти для него место в мире взрослых (в результате чего, возник жанр «бегства от действительности» - фэнтези), сказки, как древнейший вид художественного искусства, имеют своё незыблемое место в мировой культуре.
        ЭТО – НАЗИДАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ ДЛЯ ДЕТЕЙ.
        Профессор изучал именно детские сказки и, созданный им, шедевр стал такой же детской сказкой.
        Что бы он, при этом, себе не думал…

        Истории Средиземья - сказка последнего этапа детства.

        Киноперессказ Джексона соответствует всем канонам теории сказок Толкиена.
        Несмотря на изменение подробностей, введение новых персонажей и сюжетных ходов, киноверсия воспринимается, как та же самая сказка, что изложена в книге.

        Такое бывает только со сказками.
        Постоянное пересочинение сказок – их жанровая особенность.

        Толкиен сравнивал этот жанр с кипящем котелком, в который постоянно подкладываются новые ингредиенты, в результате чего, варево, всё время, приобретает новые вкусы и ароматы.

        В киноверсии, как и в романе, ребенок назидается в том, что зло – это зло, а добро – это добро.
        И они не меняются местами (как это происходит в, уводящем от реальности, фэнтези).
        Так же - наглядно преподается опыт, трудновоспринимаемого детьми, милосердия и утверждается догмат, порой, еще более трудновоспринимаемого ими, послушания родителям.

        Пересказ Джекона настолько соответствует задачам детского жанра, что можно было бы подумать, что ученик превзошел учителя и пересказчик понял педагогическое назначение сказок.
        Если бы не один ляп кого-то из его сценаристов, пропущенный Джексоном в картину.
        Речь идет о насмешке героя над супружеской неверностью жены своего собеседника.
        Если хотят детям пользы – до 16 лет не акцентируют их внимание на таких вещах.

        Но сказка существует в мире по своим правилам.
        Ошибка в теории Толкиена и недочет Джексона не изменяют детской её направленности.
        Лишь учитывая эту её внутреннюю суть, можно понять зашифрованные в ней смыслы.

        ЧТО ТАКОЕ СРЕДИЗЕМЬЕ

        Средиземье - земля, окруженная землей.
        Тавтологии в этом нет.
        Средиземье - образ ореала обитания детей - двора, района, поселка…
        Земля, которая ребенку ведома, окруженная землей неизведанной.
        Своего рода - "средьпланетье". Планета среди планет.

        ПРЕДЫДУЩИЕ ЭПОХИ

        Откуда в сказке - покинутые города, руины крепостей, следы забытых битв?..
        Каким было Средиземье в период его расцвета?
        Кто строил грандиозные сооружения и как они использовались?
        Куда, вообще, делся весь этот идеальный величественный мир?

        Он остался в сказках для детей младшего возраста.
        И в забытых подростками играх. Это именно они строили из песка дворцы и крепости, насыпали горные хребты, скрывающие пещеры с лестницами из глубин земли к вершинам, рисовали карандашами великие сражения, играли в кристально благородных королей и героев...

        Последние сказки детства часто содержат осколки ранних сказок.

        ВОЛШЕБНИКИ, ДРАКОНЫ, ТРОЛЛИ И Т.Д.

        В сказках нет мистики.
        Они понарошку отражают явления только материального мира.
        И состоят толлко из слов.
        Понарошку - это, даже - не "по нароку" (по серьезной словесной схеме), а по игровой словесной фантазии.

        Мистика (в отличие от фантазии) – категория реальная.
        С ней не шутят и лишний раз её не поминают.
        По крайней мере – в детские назидательные сказки ей путь закрыт.

        Сказки, ведь - не мифы, а фолклор.

        Не принципиально, чьи имена и какие сюжеты попали в сказочный горщочек.
        В нем варится только отражение реальности материальной.
        То - что ребенок слышит и видит.
        Никакой транцендентальности!

        Поэтому, если у Толкиена Гендольф - и Ангел, то - фолкорный ангел.
        Через ряд пересочинений, он может стать и человеком, и эльфом, и кем угодно еще - мудрым вороном, например... - соответственно изменяющим фолклор обстоятельствам.

        Так же - и сказочные чудовища - не есть инфернальные сущности (чего остеригаются некоторые исследователи сочинений Толкиена), а иносказательное отражение зла - вообще.
        Дракон Смаог, Саурон и прочие - это фолклорные персонажи.
        Такие же, как змей-горыныч, Снежная королева и другие известные сказочные злодеи.
        Не надо их мистифицировать.

        ЭЛЬФЫ УХОДЯТ, ОРКИ ОСТАЮТСЯ

        Важным уроком сказки Толкиена-Джексона является предупреждение детей о том, что капризное, эгоистичное, жестокое детское зло не уйдет из их жизни, при взрослении.
        Неоправданное и ненужное в мире, оно будет цепляться за мир, как за единственно возможную среду своего существования.

        Орки остаются и противостоять им придется всю жизнь.
        И во внешних обстоятельствах, и в собственном характере.

        А эльфы уходят. Видимо, им есть куда идти.
        Добро всегда где-то ждут.

        Картина уходящих эльфов – ассоциативное отражение реальных чувств подростка.

        Кто эльфы такие – неизвестные ребенку разумные силы, устраивающие быт его повседневной жизни.
        По мере узнавания - откуда берется свет в лампе, пища на столе, чистая одежда по размеру… как сохраняется здоровье… благодаря чему движутся автомобили… и т.д, и т.д… - эльфам приходится покидать детское сознание.

        Расставание с тайными друзьями - частый сюжет подростковых сказок.
        Такова цена обретения самостоятельности.

        В финале этих историй, тайные друзья не могут не исчезнуть.
        Внезапно - Карлсон улетает, Мери Попинс уносит ветер, Черную Курицу уводять в кандалах...

        Эльфы Средиземья начинают организованый уход, не дожидаясь окончания сказки.
        Они, действительно, очень мудры.
        _______________________

        "Мир изменился. Я чувствую это в воде, чувствую в земле, ощущаю в воздухе...
        Многое из того, что было - ушло и не осталось тех, кто помнит об этом..."