«Господи, рули моей жизнью, а я постараюсь Тебе не мешать», — как московский пиарщик стал священником