«Меня могли пристрелить, но Бог миловал»: Геннадий Онищенко рассказал, как попал в плен в первую чеченскую