10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Замечательные города, усадьбы, монастыри, храмы с их прославленными святынями, всемирно известные памятники истории культуры… Журнал «Фома» сделал подборку из десяти не самых известных мест, которые стоит посетить в Подмосковье.

Усадьба Большие Вязёмы: здесь бывали Пушкин, Кутузов
и Наполеон

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото: © dj_f/photogoroda.com

 

Это одна из немногих великолепных подмосковных усадеб, сохранившихся к западу от Москвы. Самое старое здание здесь — Спасо-Преображенская церковь — относится ко временам Бориса Годунова. Правда, при нем она называлась Троицкой. Это редкий памятник архитектуры XVI века. Флигели усадьбы и сам дворец построены в конце XVIII века. Сохранился регулярный парк со сложной системой аллей, сходящихся в одной точке. Здесь стоит памятник Пушкину, который в юном возрасте бывал недалеко отсюда в усадьбе своей бабушки и часто гулял по этим аллеям. В 1812 году в усадьбе Большие Вязёмы по очереди останавливались сперва Кутузов, потом Наполеон.

Достопримечательности начинаются уже у самого Можайского шоссе.

Через старый мост, построенный в XIX веке, Можайское шоссе пересекает реку Вязёмку, давшую название Большим и Малым Вязёмам. Перед мостом находится плотина, основа которой относится еще ко временам Бориса Годунова. Она много раз укреплялась и перестраивалась, но тем не менее это древний гидротехнический объект.

Здесь, в Больших Вязёмах, располагался когда-то в Средние века «Останошный ям на Вязёме» — последняя станция перед Москвой. Долгое время это было княжеское село, а в 1580-х годах царь Федор Иванович, сын Ивана Грозного, подарил его своему шурину Борису Годунову. Борис Годунов был человеком хозяйственным и затеял здесь большое строительство. Тогда и была возведена та самая пятиглавая Троицкая церковь, позже названная Спасо-Преображенской. Это единственная сохранившаяся от времен Бориса Годунова постройка в этих местах. Она находится чуть южнее основного здания усадьбы. Храм был воздвигнут на высоком подклете (Подклет — нижний нежилой этаж старинного русского дома, а также нижний ярус в церквях. — Ред.) , основной престол посвящен Преображению Господню. Рядом с храмом отдельной постройкой расположена звонница — необычная, в стиле псковского зодчества, с готическими формами. В ограде церкви сохранилось погребение младшего брата А. С. Пушкина — Николеньки (1801–1807).

От времен Бориса Годунова остались следы валов. Здесь была построена настоящая крепость с пятью башнями, с воротами, внутри этой крепости и стояли красавица-церковь (сохранившаяся), терем, и даже целый небольшой монастырь Иоанна Богослова. Был и торжок (Торжок — древнерусский рынок, помещение для торговли. — Ред.), и другие хозяйственные постройки. Однако Борис Годунов правил недолго. После него пришел Лжедмитрий, устроивший в Вязёмах свой загородный дворец. Здесь он предавался увеселениям, и здесь встречали Марину Мнишек, когда она ехала венчаться с Лжедмитрием. Поляки оставили достаточно много следов. Все в той же Спасо-Преображенской церкви были обнаружены на фресках граффити: процарапанные поляками имена, разные словечки вроде «пан такой-то здесь был». После смутного времени Вязёмы оказались во владении династии Романовых, а в конце XVII века, в 1694 году, усадьба была передана сподвижнику Петра I князю Борису Алексеевичу Голицыну, хозяину Дубровиц.

Сам Борис Алексеевич Голицын здесь редко бывал и предпочитал Дубровицы, в которых была построена замечательная Знаменская церковь. Большие Вязёмы при нем были в некотором запустении. И уже новая, яркая история, связанная со строительством усадьбы, началась у Больших Вязём в конце XVIII века при Николае Михайловиче Голицыне. Здесь появились сначала флигели усадьбы, потом сам дворец с роскошным стеклянным бельведером (Бельведер (арх.) — вышка, надстройка над зданием. ). При дворце был разбит регулярный парк. Уже при потомках Николая Михайловича строятся многочисленные службы, продолжаются работы по парку, Большие Вязёмы приобретают красивый и богатый вид.

После войны 1812 г. усадьбу пришлось основательно отремонтировать, а к концу XIX столетия она снова приходит в запустение. В советское время в усадьбе помещались самые разные учреждения: приют для беспризорников, правление колхоза, военные училища, институт коневодства. Во время Великой Отечественной войны в усадьбе размещался госпиталь, потом — художественно-графический факультет Полиграфического института. В дальнейшем — Институт фитопатологии (он до сих пор существует, но занимает отдельные постройки за пределами усадьбы). А в главном здании с конца 1980-х гг. располагается музей Больших Вязём, основанный на базе ранее созданного здесь музея А. С. Пушкина.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Усадьба Быково: русская готика и английские парки

В подмосковном Быкове (Раменский район) есть церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери, построенная в конце XVIII века. Это замечательный пример постройки в духе русской готики, или в «готическом вкусе», как тогда говорили. Храм является частью уникального архитектурного комплекса усадьбы Быково.

Сам населенный пункт Быково упоминается еще в XIV-XV веках, однако усадебная история этого места начинается только в начале XVIII века, когда эти земли становятся владением рода Воронцовых. Илларион Воронцов — первый известный частный владелец села Быково, он получил его в 1704 году в дар от царя Петра I. Его потомки владели селом до 1724 года, потом Воронцов попал в опалу, и имение снова стало государственной собственностью. Новым хозяином этих мест стал в самом начале 1760-х годов Михаил Михайлович Измайлов — ему их пожаловал недолго правивший Петр III. Сменившая его на престоле супруга, Екатерина II, хоть и уволила Измайлова от службы, но земельные владения отбирать не стала. В дальнейшем Измайлову удалось попасть в круг приближенных императрицы, и в 1775 году Михаил Михайлович занял пост главы Экспедиции кремлёвского строения — организации, которая занималась возведением и ремонтом зданий для императорского двора в  Кремле (а позже и во всей Москве и её окрестностях). В его подчинении находились лучшие московские зодчие своего времени. Поэтому считается, что для строительства своей усадьбы и церкви он пригласил замечательного русского архитектора Василия Ивановича Баженова. После того, как императрица в 1785 году уволила Баженова, в Быково главным архитектором стал его помощник и последователь Матвей Федорович Казаков. А в 1790-х годах для Экспедиции под начальством М.М. Измайлова и для семьи Воронцовых, к которым усадьба перешла в качестве приданого за племянницей М.М. Измайлова Ириной Ивановной, — трудился гениальный архитектор Н.А. Львов.

Дворец XVIII века сохранился почти в полном объеме. Только башня с курантами и площадкой для телескопа была построена позже. Однако ни снаружи, ни в парадных интерьерах, вы не увидите ни одного первоначального фрагмента. Вся древняя основа искусно скрыта под пышной итало-византийской архитектурой фасадов и богатейшей декорацией интерьеров, выполненных в конце 1840-х годов швейцарским архитектором Бернаром Симоном для сына Ирины Ивановны — графа Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова.

В советское время дворец занимали разные учреждения: детская исправительная колония, школа подрывников, во время Великой Отечественной войны тут располагался военный госпиталь. Позже, в послевоенные годы, во дворце расположился санаторий для реабилитации после лечения костного туберкулеза. С 2015 года дворец закрыт.

Белокаменная церковь построена в готическом направлении русского классицизма. Она украшена многочисленными резными изображениями, изящными колонками, белокаменными обелисками и увенчана одиннадцатью шпилями. Первый этаж  занимает церковь Рождества Христова, построенная к 1783 году и имеющая древнее посвящение стоявшей здесь деревянной церкви. На втором этаже — церковь Владимирской иконы Божьей Матери с великолепным классическим интерьером, украшенным шестнадцатью колоннами и панно из искусственного мрамора. Это единственный сохранившийся интерьер работы В.И. Баженова. Храм был освящен в 1789 году. С западной стороны — две симметричные колокольни,а между ними находится вход в храм и необычная лестница на два входа с невероятно красивой линией изгиба.

В период владения Измайловых и Воронцовых-Дашковых в усадьбе проводились масштабные работы по созданию парка на новом, неудобном для сельского хозяйства, болотистом месте. На рубеже XVIII-XIX веков произвели его перепланировку в пейзажный — «английский». Для его строительства были приложены титанические усилия: устроена искусственная река Быковка, выкопаны пруды, насыпан холм для строительства дворца, распланирован террассный спуск к реке.

С 1874 года новым хозяином этой усадьбы стал Николай Иванович Ильин —  потомственный дворянин, инженер-железнодорожник и один из владельцев Московско-Рязанской железной дороги, пути которой проходили по усадебным землям.  Часть усадебной земли Николай Иванович отпустил под строительство дач. Так появились поселок Ильинский и станция Ильинская, которые существуют до сих пор. Николай Иванович капитально отремонтировал усадьбу и к столетию храма построил большую колокольню-памятник предыдущим владельцам.

Род Ильиных дал российской истории выдающихся представителей, среди которых искусствовед и историк архитектуры Михаил Андреевич Ильин (внук Николая Ивановича) и религиозный философ Иван Александрович Ильин — племянник Н.И. Ильина. Родители философа венчались в усадебной церкви, потом он сам подолгу жил в усадьбе своего дяди и тоже здесь венчался.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Верея: древний город с богатой военной историей

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото Степана Крашенинникова

В Московской области есть целых три населенных пункта с названием Верея. В Раменском, Орехово-Зуевском и Наро-Фоминском районах. Наш рассказ о городе Верея в Наро-Фоминском районе

С середины XIV века и до 1430-х годов эти земли были в составе Можайского княжества. Впервые город упомянут в 1371 году в связи с нападением на него литовского князя Ольгерда. В начале XV века Верею разграбили татары, которые вместе с Едигеем пришли на Русь. Но город выжил, и с 1432 года более пятидесяти лет существовало даже отдельное Верейское княжество. Еще некоторое время Верея входила в состав Старицкого удела — одного из последних уделов Древней Руси. Город был обнесен крепостными стенами и валом и играл важную роль в защите юго-западной части московских земель. В городе сохранилось много интересных памятников.

Особая страница его истории — 1812 год. Верея дважды была занята французами и дважды горела. Потом ее пришлось заново восстанавливать. Во время Великой Отечественной войны город был на 90 дней оккупирован немцами.

Название «Верея» имеет строго определенный смысл: верея — это столб, на который вешается половинка ворот. Поэтому на гербе города изображены две вереи с двумя половинками ворот. Такое название многие историки и краеведы связывают со стратегическим положением Вереи на юго-западе московской земли. Верея стоит на реке Протве, притоке Оки. Протва делит город на две части — основную и Заречье. В средние века здесь жили не только славяне, но и балтские племена, в частности, долгое время в этих местах проживало племя голядь.
У Вереи очень интересная планировка. При Екатерине II активно велась работа по перепланировке городов Московской губернии, однако обычно в городах применялась одна схема, а в Верее применили сразу две. Основная часть Вереи построена по принципу прямых пересекающихся улиц с площадями, а Заречье — по радиально-кольцевой схеме. То есть мы видим в одном небольшом городке оба градостроительных подхода.

В екатерининское время Верея переживала расцвет — она была третьим или четвертым городом в Московской губернии по численности населения: в ней проживало более 5000 человек (для сравнения: по данным 2017 года в Верее проживало также чуть более 5000 человек). Здесь было много купцов и ремесленников. Местные жители славились мастерством в ткацком и кожевенном ремесле.

От главной площади Вереи, где находятся торговые ряды (частично восстановленные, частично оригинальные XIX века) и где стоит уездное училище конца XVIII века, можно пройти через насыпной переход, мимо двух фрагментов рва, и оказаться прямо перед собором Рождества Христова на Городище. Здесь когда-то были деревянные башни, ворота и высокие деревянные валы, частично сохранившиеся. В основе собора, возведенного в 1552 году, во времена правления владетельного князя Владимира Андреевича Старицкого, четверик (Четверик — четырёхгранный корпус здания в русской деревянной и каменной храмовой архитектуре. — Ред.) XVI века. В дальнейшем собор был сильно перестроен в XVIII веке, а в XIX веке дополнен высокой колокольней, которая хорошо видна по входе внутрь Городища. Стоящие за собором здания в стиле ампир — бывшие присутственные места города, а ныне — психоневрологический интернат.

В 1812 году Верея была занята батальоном вестфальцев, входившим в состав большой наполеоновской армии. Они заново укрепили кремль, соорудили деревянные стены, поставили новые блокпосты. У них была важная миссия — прикрывать фланг наполеоновской армии. В ночь с 28 на 29 сентября 1812 г. солдаты генерала Ивана Семеновича Дорохова подошли без шума, взяли вестфальцев в штыки, несколько сот человек захватили в плен. Освободили город, все изъятое у вестфальцев оружие раздали местным жителям и ушли. Позже, возвращаясь из Москвы, французы снова заняли Верею. Наполеон здесь даже одну ночь провел в доме, который долгое время сохранялся и сгорел только во время Великой Отечественной войны. Зато от этого дома сохранился флигель, в котором сейчас располагается кафе. Французы, уходя, по своей «доброй» традиции сожгли Верею. Потом ее пришлось заново восстанавливать.

К сожалению, во второй половине XIX века Верея, оказавшись вдалеке от железных дорог, начала приходить в упадок.
Во время Великой Отечественной войны она была занята на 90 дней немцами, казнившими четыре сотни человек. В Верее есть церковь Константина и Елены, закрытая незадолго до войны. Осенью 1941 года немцы в этой церкви сделали тюрьму, где держали военнопленных. И сохранилась история, как несколько молодых людей помогали военнопленным бежать из нее, и за это были расстреляны.
Помимо церкви Константина и Елены и собора Рождества Христова в Верее сохранилось еще несколько храмов, один из которых старообрядческий. Этот храм интересен тем, что он был перестроен из обычного жилого дома и никогда не закрывался в советское время. Когда в XVIII веке старообрядцам запрещалось иметь свои церкви с алтарями, в качестве молельных использовались обычные жилые дома. После снятия запрета имеющийся каменный дом был достроен куполом и колокольней. Так появилась Покровская старообрядческая церковь.

Еще одна церковь — Илии Пророка — упоминается впервые в XVII веке как деревянная. В 1722 году она уже построена в камне. В 1803 году церковь получила свою современную форму: два этажа, колокольня в три яруса, небольшая трапезная. Интересна она вот чем: сюда ходил на службы московский старец Алексий Мечёв (канонизирован Русской Православной Церковью в 2000 году), который в течение нескольких лет приезжал в Верею на отдых. Домик, где он в это время жил, находится недалеко от храма. Здесь он и умер в 1923 году. Установились плотные связи между московским Никольским храмом в Клённиках, где служил отец Алексий, и церковью Илии Пророка. Сын Алексия Мечёва, священник Сергий Мечёв (причислен к лику священномучеников в 2000 году), тоже здесь бывал и любил отдыхать. Долгое время, вплоть до своего ареста в 1937 году, настоятелем Ильинской церкви был отец Петр Пушкинский, друг семьи Мечёвых, тоже священномученик. Трое святых в одном храме меньше чем за полвека!

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Усадьба Захарово:  музей детства Пушкина

 

Замечательный усадебный дом построен заново на историческом фундаменте старинного деревянного дома, который сгорел в 1993 году. А вообще усадьба существует здесь с 1781 года, ее строили представители семейства Тинковых. Капитан Тинков разбил парк с кленовыми аллеями и обширным фруктовым садом. В 1784 году этот дом приобрела Мария Алексеевна Ганнибал. Здесь летом часто бывали ее внуки, среди них — Саша Пушкин, любивший Захарово. Пушкины уехали отсюда в 1811 году, потом этим местом владели разные люди, и в начале XX века дом был перестроен. Но, судя по всем свидетельствам, он был перестроен таким же, каким был до этого, и сохранил внешние очертания, поскольку фундамент оставался неизменным.

В 1996 году началась работа над возрож­дением деревянного здания. А уже в наши дни здесь открылся Государственный историко-литературный музей-заповедник А. С. Пушкина. Интересно, что в советское время, несмотря на все усилия пушкинистов, в усадьбе так и не удалось сделать музей.

Двухэтажный деревянный дом представлял собой небольшое, но интересное сооружение с бельведером и атрибутом классического стиля — портиком (крытая галерея с колоннами, примыкающая к зданию) . И хотя усадьба была скромная и стоила по тем временам не очень дорого, в ней имелся достаточно просторный зал. А вот жилые комнаты очень небольшие, и самое главное — в доме не было печей. Эта усадьба считалась летней. Она покупалась для внуков их бабушкой, Марией Алексеевной Ганнибал, и предназначалась для отдыха в летние месяцы, сюда приезжали с мая по октябрь. Надежда Осиповна, мать Александра Сергеевича, достаточно холодно относилась к своему талантливому сыну, а вот бабушка Сашеньку очень привечала. За домом находится памятник Марии Алексеевне работы скульптора Казинина — она обнимает маленького Александра Сергеевича.

Вообще Мария Алексеевна была человеком ярким и неординарным. Ее жизнь в супружестве с Осипом Абрамовичем Ганнибалом сложилась неудачно. Осип Абрамович бросил свою супругу, объявив ее умершей, и женился второй раз в Михайловском, которое он тогда отстраивал. За это он был приговорен к семилетнему церковному покаянию и чуть было не угодил на Соловки. А Мария Алексеевна, забрав свою часть средств и свою часть имения, купила здесь усадьбу. И всю душу вкладывала в воспитание внуков и внучек.

В отличие от большинства людей своего круга, она любила русскую речь и приучала к ней маленького Пушкина. Она рассказывала внуку сказки, которые прекрасно знала, будучи сама из древнего рода Пушкиных, историю которого Александр Сергеевич очень ценил. Кстати, знаменитая Арина Родионовна была жительницей Захарова и, вопреки нашим представлениям о ней как о глубокой старушке, было ей тогда, когда она нянчила Пушкина, около пятидесяти лет. Она потом поехала за Пушкиным в Михайловское, и там, уже будучи взрослым, он записывал слышанные из ее уст сказки и предания. А здесь Пушкин жил ребенком в летние месяцы в течение пяти лет и часто потом вспоминал Захарово. Он писал:

Мне видится мое селенье,
Мое Захарово; оно
С заборами в реке волнистой,
С мостом и рощею тенистой
Зерцалом вод отражено…

С этим местом связано большое количество легенд, относящихся к Александру Сергеевичу. Одна из них гласит, что свои первые стихи Пушкин начал писать именно на усадебных березах в парке у пруда, вернее, на их бересте.
В 1811 году его увезли учиться в Лицей. Мария Алексеевна продала Захарово, а сама уехала в Петербург, чтобы быть ближе к любимому внуку.

Пушкин вернулся в Захарово лишь один раз, в 1830 году, накануне своей женитьбы объезжая многие места, так или иначе связанные с его прошлым. Он нашел здесь дочь Арины Родионовны — Марью, рассказывал ей о своей будущей женитьбе, гулял по любимому саду. По свидетельству Марьи, его удручало, что усадьба пришла в запустение.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Малаховка: любимое дачное место

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото: © dj_f/photogoroda.com

 

Поселок Малаховка — популярнейшее место в десяти километрах от Москвы (по Казанской железной дороге), известное многим поколениям москвичей как дачное. Оно у всех на слуху, потому что часто упоминается в литературе и даже в кино — например, в фильме «Джентльмены удачи».

Еще в ХIV веке в завещании Ивана Калиты упоминается село Малаховское, так же как и Малаховская пустошь, и Малаховский хутор. Однако, если взглянуть на карты Московской губернии середины XIX века, населенного пункта с таким названием не найти. Зато на реке Македонка, протекающей ныне через Малаховку, можно увидеть сукновальню Малахова, которая располагается недалеко от современного Малаховского озера. А вот к 1885 году на проложенной ранее от Москвы до Коломны, а потом и до Рязани железной дороге появляется станция Малаховка, на 27-й версте от Москвы. В самом начале ХХ века здесь был построен первый деревянный театр, позже сгоревший. На его месте появился новый деревянный театр, выполненный архитектором Л. Ф. Даукшей в неоклассическом стиле. Он известен тем, что в 1915 году в нем начинала свою артистическую карьеру Фаина Георгиевна Раневская. Театр просуществовал вплоть до 1999 года. К сожалению, он тоже сгорел.

Когда в середине восьмидесятых годов XIX века на Рязанской железной дороге появляется станция Малаховка, ее окрестности начинают осваивать первые жители. Это была и богатая публика из Москвы, которая здесь арендовала дачи у застройщиков, и работники железной дороги. Причем интересно, что работники Московско-Рязанской железной дороги получали вспомоществование от ее руководства. Были пущены дополнительные поезда, которые возили стройматериалы для постройки домов. Так во второй половине ХIX века появляется современная, более или менее нам знакомая Малаховка. Кому принадлежали эти земли? Сторона к северу от железной дороги, она так и называется — северная сторона Малаховки — принадлежала Соколовым.

Представитель этой семьи Сергей Соколов, или Кречет, знаменитый поэт-символист, в дальнейшем идеолог белого движения, на своей земле запланировал постройку большого дачного поселка с заранее составленным планом. К началу XX века эта сторона стала очень популярным и респектабельным дачным местом. Настолько развитым, что здесь даже была пущена конка, то есть конно-железная дорога. Малаховка одной из первых в Московской губернии приобрела общественный транспорт.

От станции маршрут конки шел через территорию современного парка и выходил на современную Советскую улицу. Тогда эта улица носила название Петропавловская. Общая протяженность путей была около трех верст, то есть больше трех километров (напомним, верста — это 1066,8 метра). За проезд полного маршрута брали 5 копеек. Конка ходила только в теплое время года — в дачный сезон, с начала мая до конца сентября. Сохранилась старая открытка с вагоном конки на Петропавловской улице. К сожалению, уже в революционные годы малаховская конно-железная дорога была разобрана.

Соколов достаточно серьезно подошел к строительству поселка. Район Малаховки славен сосновыми лесами, до сих пор тут растет множество вековых сосен. По предложению Соколова на арендуемых участках нельзя было срубать большую часть сосен и не рекомендовалось строить крупные здания. Поэтому лесной массив в основном сохранялся, несмотря на большое количество домов. Арендаторам запрещалось строить какие-либо промышленные предприятия, чтобы было тихо, спокойно, и отдыху людей ничто не мешало.

Для развлечения жителей Малаховки был открыт парк, на этом же месте он находится и сейчас. Если от станции пройти по Театральному проезду прямо, то попадаешь на площадь с деревянными воротами и колоннами, с левой стороны от них большой плакат с фотографиями того самого дореволюционного театра. Здесь он и стоял. В старом и новом зданиях выступали многие знаменитые русские артисты. Одна из историй связана с именем великого русского певца Ф. И. Шаляпина. Когда начали восстанавливать театр после первого пожара в 1910 году, он поспорил с плотниками на ведро шампанского, что они не успеют к открытию сезона отстроить здание. Плотники обиделись и выиграли пари. Шаляпину ничего не оставалось, как поставить шампанское, в чем он и расписался на стене театра.

Если от парка пройти немного вперед и повернуть направо, то окажешься на той самой бывшей Петропавловской, а теперь Советской улице, по которой и ходила малаховская конка. На этой улице есть интересный храм — церковь Петра и Павла в Малаховке, деревянная, построенная в 1903 году. В 1934-м она была закрыта, в ней располагалась спичечно-мебельная артель. Храм вновь действует с начала 1990-х годов. В советское время купол и колокольня были снесены.

Интересна еще одна страница истории северной стороны Малаховки. Здесь располагались секретные чекистские дачи, на которых то под надзором жила Мария Спиридонова (Мария Спиридонова — российская революционерка и терро­ристка, одна из руководителей партии левых эсеров. — Ред.) , то летом отдыхал Рамон Меркадер (Рамон Меркадер (также известен как Рамон Иванович Лопес) — испанский агент советской разведки, убийца Троцкого. — Ред.).

Вернувшись к станции и перейдя железную дорогу, попадаешь на южную сторону Малаховки. Здесь тоже стоит посмотреть пару памятников. От станции можно пройти к культурному центру «Союз» и от него свернуть на Комсомольскую улицу. Здесь располагается здание школы № 48. Это первая в Московской области совместная гимназия, где учились и мальчики, и девочки. Автором проекта был Леон Францевич Даукша. До постройки гимназии единственным местом, где они могли учиться, была маленькая церковноприходская школа, но население поселка быстро росло, и места в ней не хватало. Здание школы № 48 стоит над оврагом, его так в народе и называют: школа над оврагом.

Рядом, на Шоссейной улице, находится территория Московской академии физической культуры. Это бывшая усадьба Телешовых, где бывали многие писатели — участники телешовских «Сред», выступал Шаляпин. Отсюда хорошо видно Малаховское озеро.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Колоцкий Успенский монастырь: обитель рядом с Бородином

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото с сайта www.poznamka.ru

Этот небольшой монастырь находится в Можайском районе Московской области, близ села Колоцкое, в 12 километрах от знаменитого Бородина. Монастырская жизнь в этом месте с XV века почти и не замирала, если не считать советское время. Это был мужской монастырь, он никогда не слыл очень богатым и известным, не был упразднен в екатерининские времена. В 1918 году он был закрыт, его последнего настоятеля, архимандрита Никифора, расстреляли, обвинив в подстрекательстве к мятежу. И только в 1993 году возрожден как подворье Спасо-Бородинского женского монастыря, а с 1997 года обитель существует как самостоятельный женский монастырь.

Путешествие сюда стоит начать за пределами святой обители, перейдя дорогу и оставив монастырь как бы немного позади. Дальше — если пройти между домами по дорожке, потом немного по полю и повернуть направо — впереди уже будет хорошо виден святой источник. Вода в нем никогда не замерзает, а летом не становится теплее, всегда сохраняя одну температуру +3 градуса. История этого источника неразрывно связана с историей монастыря.

На месте этом в далеком XV веке одному бедному крестьянину по имени Лука, имевшему здесь небольшую делянку земли, явилась святая икона — Колочская.

Однажды утром, выйдя на свою пашню, он увидел образ Пресвятой Богородицы на ветвях дерева. Причем образ необычный. С одной стороны от Богородицы изображен святитель Николай, а с другой — святой пророк Илия. Икону эту Лука принес к себе домой, а спустя какое-то время прямо из-под корней того самого дерева забил святой источник.

Лука стал замечать, что около иконы происходят удивительные вещи. Живший в его доме больной родственник внезапно выздоровел. Крестьянин пошел с иконой по домам, люди все чаще стали к нему обращаться, постепенно у Луки появился немалый доход.

В XV-XVI веках на Руси частное владение иконами, в том числе церковными, было широко распространено. Внутри храмов, в интерьере висели иконы, и люди, финансировавшие их написание, считали эти иконы своей собственностью. Они запрещали другим перед ними молиться и ставить свечи. Вот и Лука стал воспринимать икону Божией Матери как свою собственность и как источник обогащения. Он пошел в Можайск, где князь Можайский Андрей Дмитриевич (один из сыновей Дмитрия Донского) принял его ласково и уважительно. С этой иконой Лука ходил, по преданию, и в Москву, где также собрал немало пожертвований. И вернувшись в родное село Колоцкое, стал жить, как сообщают древние сказания, по-боярски. Он имел большой дом и слуг, уже не работал на поле. Однажды Лука увидел, что мимо его дома ловчие князя Андрея Дмитриевича ведут пойманного в лесу медведя. Медведь Луке по­нравился, он отнял его у княжеских ловчих для традиционной русской потехи — выпустил во двор и начал с ним бороться, но не рассчитал свою силу, зверь оказался свирепым. Он набросился на Луку и поломал его. Едва не расставшись с жизнью, крестьянин стал задумываться о смысле произошедшего и раскаялся в том, что творил. Все свое имение употребил он на то, чтобы построить первую монастырскую церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы. Теперь здесь огромный архитектурный ансамбль.

История Колоцкого монастыря связана и с историей войны 1812 года. Подходя к колокольне, можно увидеть с левой стороны мемориальную доску с изображением знаменитого поэта и партизана Дениса Давыдова. Для него места эти были вовсе не безызвестными, его детство прошло в селе Бородино. Он хорошо знал и Колоцкий монастырь, и его окрестности. Именно здесь ему пришлось вступить в управление партизанским корпусом. А накануне Бородинской битвы с Колоцкой колокольни Михаил Илларионович Кутузов осматривал подступавшие уже со стороны Смоленска передовые части противника. Есть воспоминания о том, что арьергардные бои с французской армией при участии партизан начались именно здесь. Денис Давыдов так описывал их: «Неприятель усиливался поминутно, грозные тучи кавалерии его окружали фланги нашего арьергарда, в одно время как необозримое число орудий, размещенных перед густыми пехотными громадами, быстро продвигались прямо на него, стреляя беглым огнем беспрерывно. Бой ужас­ный. Нас обдавало градом пуль и картечей. Ядра рыли колонны наши по всем направлениям, кости трещали. Коновницын отослал назад пехоту с тяжелой артиллерией, требовал умножения кавалерии».

Но главное сражение состоялось все-таки не у Колоцкого монастыря, а на Бородинском поле. В Колоцком монастыре в это время уже размещался штаб Наполеона.

Позднее монастырь, изуродованный войной, нужно было возрождать. Возрождался он при участии императорской семьи и к 1817 году вновь приобрел цветущий вид. Монастырский ансамбль включал в себя и сохранившуюся до нашего времени Успенскую церковь, в основе которой находится храм 1626 года. По конструкции он представляет собой четверик, бесстолпный храм, характерный для архитектуры XVII века. Но интересно то, как он изменился позднее — в середине XVIII века к алтарной апсиде (Апсида (арх.) — полукруглые или прямоугольные выступы c перекрытиями, примыкающие к основному корпусу здания, чаще всего храма. — Ред.) пристроили башенки. Выполненные в стиле западноевропейского барокко, они были характерны для Белоруссии и Западной Украины, но не для Подмосковья. Башенки примыкали к алтарной части — в них размещались и ризница (Ризница — место в алтаре или отдельное помещение при христианском храме для хранения богослужебного облачения священников (прежде всего, риз) и церковной утвари. — Ред.), и диаконники (Диаконник — один или несколько закрытых ризничных шкафов, в которых обычно хранятся используемые на службах ризы, церковная утварь, напрестольные Евангелия, кресты, дарохранительницы. — Ред.).

В храме с правой стороны находится образ Божией Матери. Это новый список Колочской иконы. К сожалению, явленная крестьянину Луке Колочская икона утрачена уже более 40 лет назад. А самый древний ее список находится в Московском Кремле. Сейчас возрождаются приделы святителя Николая и пророка Илии. В храме можно услышать хорошее уставное монастырское пение.

Сохранился корпус, где жили когда-то насельники Колоцкой обители. Над одним из зданий XVIII века вновь устроена церковь преподобномученицы Елизаветы Феодоровны.

В общем, монастырь небольшой, но очень уютный.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Михайловская слобода: жемчужина старообрядческого края

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото wikipedia.org

Это большое историческое поселение в Раменском районе Московской области интересно не только своим прошлым, но и настоящим. Свое название слобода получила в честь царя Михаила Федоровича, в XVII веке даровавшего крестьянам обширные лужки и, собственно, статус слободы — то есть населенного пункта, освобожденного от налогообложения. Известно это место прежде всего своим храмом Архангела Михаила, построенным в конце XVII века на землях московского Георгиевского монастыря.

Больше века храм ничем не выделялся среди десятков окрестных церквей, пока в 1817 г. не стал единоверческим ( Единоверие — одно из широко распространенных направлений в старообрядчестве. Его приверженцы, признавая иерархическую юрисдикцию Московского Патриархата, сохраняют древний чин богослужений и бытовой уклад. — Ред.) и его новыми строителями и прихожанами стали приверженцы старого обряда. В этот период здание претерпело серьезные изменения, его архитектура в результате капитальной перестройки приобрела отчетливые черты классицизма.

Именно отсюда, из этих мест, с юго-востока Московской области, начинается обширный старообрядческий край, который тянется довольно далеко — в сторону Владимирской области. И до сих пор в этих деревнях живут староверы. Но больше всего их в направлении Коломны, Куровского, знаменитых Гуслиц.

Михайловская слобода стала своеобразным центром большой округи. Здесь проживало множество деловых крестьян, исторически занимавшихся ремеслами, извозом. Эти люди не приняли реформу Патриарха Никона, они придерживались старых обрядов и хотели, чтобы службы шли по старопечатным книгам. Крестное знамение они накладывали на себя двумя перстами. Поэтому со времен раскола (Раскол, разделивший верующих на «старообрядцев» и «никонианцев», произошел в Русской Православной Церкви в 1650–1660 годах в ходе реформы Патриарха Никона, который установил богослужебно-обрядовые нововведения. — Ред.) они жили в достаточно суровых условиях: были гонения, их облагали повышенным налогом. Это заставило старообрядцев заняться предпринимательством, создать новые формы взаимопомощи, даже свою альтернативную банковскую систему.

В 1819–1822 годах церковь Михаила Архангела очень сильно изменилась. Всё, что выше четверика — все своды и главы, — было снесено, и построена большая ротонда. Практически ничего от старого декора не осталось. Старые наличники срезаны. Некоторое время сохранялась шатровая колокольня (наверное, в сочетании с основным зданием храма она смотрелась несколько странно). В 1830 году ее сносят и на том же месте возводят новую, четырехъярусную — тоже в духе классицизма. В таком виде колокольня простояла до своего закрытия в 1961 году, но еще ранее, в 1930 году, с нее были сняты колокола.

Долгое время настоятелем церкви был священник Стефан Смирнов, прослуживший в ней до самой смерти, до января 1934 года. Он оставил прекрасный дневник, который вел с 1905 по 1933 год.

Большинство записей в этом дневнике —бытового характера: погода, уровень воды в реке, цены на продукты, цветение (отец Стефан много лет трудился на пасеке). Некоторые повествуют и о трагических событиях: изъятие церковных ценностей в 1922 году, запрет колокольного звона, коллективизация.

Одна из самых грустных записей — от 28 января 1930 года: «Сняли колокола с колокольни. Привыкли видеть, что колокола — это неотъемлемая часть церкви, храма. Мне думается, что любовь к колоколам питает русский народ. <…> Сторож церкви Иван Иванович Рощин, бывший сторожем 48 лет, в день снятия колоколов помер, не перенес. Погода мороз. Снегу нет».

В 1937 году на Бутовском полигоне расстреляли настоятеля храма Петра Озерецкого, позже канонизированного в лике святых новомучеников. Но сам храм не закрывают вплоть до 1961 года.

После закрытия церкви прихожане разобрали по домам иконы. 28 лет в церковных стенах размещался архив Всесоюзной книжной палаты. А в 1989 году сохраненные святыни заняли свои места на стенах вновь открытого и восстановленного храма.

После восстановления приход вновь получает статус единоверческого, а его многолетним бессменным настоятелем с тех пор и по наши дни становится отец Иринарх (Денисов).

В недавнее время храм был снова перестроен. На этот раз задачей было восстановление первоначального облика конца XVII века.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Можайск: дом великой святыни

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото с сайта www.poznamka.ru

Можайск — город, который, благодаря пословице «Загнать за Можай», знает большинство жителей России. Здесь находится один из самых древних подмосковных кремлей. Первое упоминание о Можайске относится к 1231 году, но, без всякого сомнения, этот город существовал еще раньше.

В конце XIII века происходит событие, изменившее роль Можайска в русской истории. По преданию, то ли когда к городу подошел один из отрядов татар, то ли когда здесь оказались не менее враждебно настроенные литовцы, случилось явление святителя Николая. Он явился в грозном обличье. В одной руке святитель Николай держал церковь, а в другой — меч. Таков иконописный образ Николы Можайского. Греки святителя Николая всегда изображали иначе: одной рукой он держит Священное Писание, а другой — благословляет.

Со временем люди стали воспринимать резной образ святителя Николая, который был посвящен его чудесному явлению и находился над вратами в Крестовоздвиженской церкви, как великую святыню всего русского народа. Документально засвидетельствованы постоянные богомолья великих князей, царей и бояр московских к образу святителя Николая. Об этом же свидетельствуют иноземцы. Ксендз Савицкий, в XVII веке посетивший город, пишет: «Все русские чрезвычайно почитают эту икону и часто приходят, чтобы поклониться ей. Никого не пускают в святыню с оружием. И когда я вошел с одним только кинжалом, то протопоп, имевший надзор за церковью, вырвал у меня его из рук, бросил на землю, и велел вынести его за двери, чтобы не нарушить святость места». Икона имела свою интересную историю. Во время Смуты ее увезли в Речь Посполитую, а потом во время подписания Деулинского перемирия (Деулинское перемирие — соглашение, заключенное в 1618 году в селе Деулино между Русским Царством и Речью Посполитой. — Ред.) специально обсуждался возврат святыни на русскую землю. Икона возвращается на то же самое место над вратами Можайской крепости.

Чтобы понять, как устроен Можайский кремль, надо подойти к той замечательной реконструкции, которая стараниями старосты собора, Василия Михайловича Голикова, сделана рядом с сохранившимся, но оплывшим валом. На реконструкции мы видим стену. Стена Можайского кремля — это отдельная интересная тема, потому что Можайский кремль — один из немногих в истории России — имел три разных варианта фортификационных сооружений. Первый кремль был деревянный, второй белокаменный, построенный при Борисе Годунове, а третий, кирпичный, — уже XVII века. Но, к сожалению, и он не сохранился. Причем его разрушили не поляки и не литовцы, его разобрали сами русские в первые годы XIX века. Это была политика императрицы Екатерины. В 1782 году она издала указ о том, что разрешает разбирать на кирпич кремли в Твери, Серпухове и Можайске. Так что следов от тех древних укреплений почти не осталось.
Внутри крепости был старинный соборный белокаменный храм XIV века (Старо-Никольский). Некоторые из его конструкций сильно пострадали от пожара в 1812 году, и в середине XIX века он рухнул. На его месте построили Петропавловский храм, повторивший очертания старого. В 1960-е годы в нем находился городской музей, а сейчас храм закрыт.

Второй собор Можайского кремля — Ново-Никольский — представляет собой грандиозное сооружение. В самом начале XIX века, когда Можайский кремль разбирался, собор обложили новым слоем кирпича, построили купол-ротонду, новую колокольню и придали всему зданию неоготический стиль. Архитектор Алексей Бакарев, ученик Матвея Казакова, создал из древнего храма то, что соответствовало архитектурной моде того времени.

Самая интересная его часть с точки зрения истории архитектуры находится внизу и, попросив разрешения, можно спуститься на нижний этаж храма, где расположен небольшой музей, устроенный причтом собора (причт — состав священнослужителей и церковнослужителей в храме. — Ред.). Там можно увидеть арку проездных ворот старого Можайского кремля с кладкой XV века. Не менее интересна другая часть музея, в которой собраны вещи новомучеников Можайских и материалы об их жизни и подвижническом служении. Один из новомучеников — протоиерей Константин Некрасов — многие годы был настоятелем Ново-Никольского собора. Расстрелян на Бутовском полигоне в 1937 году за то, что в календаре на дате рождения Сталина — 21 декабря — поставил цифру 8 (та же дата по старому стилю).

События 1812 года не прошли мимо Можайска, находящегося недалеко от Бородина. Здесь побывали французы, собор был разорен, но еще более страшные утраты он понес в годы советской власти и во время Великой Отечественной войны. Рухнул купол-ротонда, и, утратив цельность, собор выглядит сейчас несколько странно: можно увидеть алтарные апсиды, оформленные в неоготическом стиле, высокую колокольню, башенку рядом с ней, а вот купол, который должен над всем этим возвышаться, отсутствует. Зато на великолепных фотографиях, представленных в музейной экспозиции, собор запечатлен в его первозданном виде — увенчанный куполом-ротондой.
В соборе есть довольно точная копия резной иконы святителя Николая Можайского (подлинник находится в Третьяковской галерее).

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Орехово-Зуево: город фабрик и родина российского футбола

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото psw-77.Fhotosight.ru

Когда-то между селами Орехово и Зуево проходила граница губерний. Зуево было в Московской губернии, Орехово — во Владимирской. Зуево находилось на северном берегу реки Клязьмы, а Орехово и Никольское — на южном. А еще раньше — в далеком XIII веке — в окрестностях этих мест проходила неспокойная, тревожная граница между Владимиро-Суздальским и Рязанским княжествами, где часто случались боевые столкновения между рязанскими и владимирскими князьями. Но город интересен прежде всего своей более поздней историей. Это промышленное, а до того — старообрядческое место. Яркими представителями старообрядцев этих мест были знаменитые купцы Морозовы. Благодаря их предпринимательским талантам с XVIII века в Орехово-Зуевском районе появляется и бурно развивается фабричное производство.

Еще с 1780-х годов местные жители начали брать разрешения на производство тканей. Экономика развивалась, спрос на текстильные товары рос, а многие крестьяне понимали, что сельским трудом оброк помещику выплатить очень сложно (в этих местах земли неплодородные), но зато можно заняться выгодным, хоть и трудоемким занятием — производством тканей, в частности, из шелка. Здесь начинают появляться первые мануфактуры, основанные пока еще крепостными крестьянами. Они покупают на стороне шелковую пряжу, раздают ее по домам, где пряжу разматывают. Из полученных денег часть они выплачивают помещику. Так, например, уроженец села Зуево крестьянин Савва Васильевич Морозов со своими детьми сначала раздавал работы, потом организовывал ткацкое производство, позже построил фабрику, а в 1820 году (задолго до отмены крепостного права) выкупил и себя, и жену, и четырех сыновей. Морозовы были из старообрядцев, исторически в большом количестве живших в этом районе. Со времен Петра I старообрядцы были обложены повышенными налогами. Приходилось как-то крутиться, и тогда появились разные формы экономического взаимодействия, в частности, возможность кредитоваться за счет общинных касс. Старообрядческие общины аккумулировали большое количество денег, и эти деньги давались часто в беспроцентный, а иногда и в безвозмездный кредит предпринимателям, чтобы они организовывали производство и нанимали своих людей из той же общины. Со временем бизнес расширялся, барыши росли, строились больницы, новые фабрики. Очень интересное событие произошло в 1880-е годы. К этому времени фабриканты забыли, что первые деньги они взяли из общины, и стали притеснять рабочих, многие из которых были старообрядцами. Произошла знаменитая Морозовская стачка, которая была описана во всех советских учебниках истории и до сих пор считается важным этапом в развитии рабочего движения в нашей стране. Именно тогда рабочие впервые поставили вопрос о том, что их несправедливо притесняют и штрафуют. На это царское правительство отреагировало быстро и адекватно: появились первые законы, ограничивающие права фабрикантов и защищающие права рабочих.

Постепенно население росло. Если в начале XIX века в Орехове, Зуеве и Никольском жило по 500-600 человек, то к концу XIX века здесь уже числится около 40 000 человек. К 1880-м годам это был настоящий промышленный центр, который обгонял по населению и по качеству застройки большинство губернских городов. В начале XX века здесь наблюдается бурный расцвет. Многочисленные фабрики и бесконечное количество жилых домов, рабочие казармы. Благодаря Савве Тимофеевичу Морозову строятся кинотеатры, первый театр в Орехове, социальные объекты, большая новая больница. Она была оборудована на европейском уровне и считалась одной из лучших в Российской империи. Поскольку район был старообрядческим, к XVIII веку возникла проблема — не хватало православных храмов. Во второй половине XIX века в Зуеве на северном берегу Клязьмы строится большой храм Рождества Богородицы, сейчас это городской собор. Он сохранился очень хорошо. В 1939 году его закрыли, а в 1943 году открыли вновь. За это время он не сильно пострадал. На улице Бугрова располагается очень интересный комплекс зданий больничного комплекса Никольской мануфактуры, построенный в начале XX в. по проекту архитектора Галецкого. Особенно эффектен стеклянный купол наверху главного корпуса. В советское время он был заколочен жестью, а сейчас его снова остеклили, и по вечерам он красиво светится. Рядом с больницей расположена церковь блаженной Ксении Петербургской и при ней стилизованное здание палат — домик причта (дом причта — здание при храме, предназначенное для проживания с семьями священнослужителей и церковнослужителей, работающих в храме. — Ред.)

В самом городе обращают на себя внимание бывшие фабрики, их очень много вдоль главной улицы — улицы Ленина. Эти плотно стоящие высокие постройки с их суровой промышленной архитектурой задают размер улицы. Вплоть до относительно недавнего времени сохранялись идущие через улицу веревочные дороги, по которым перекидывались тюки с хлопком — на картинах и старых фотографиях это отражено. Если проехать дальше по улице Ленина, то вы окажетесь в поселке Крутое (поселок, некогда отдельный, сейчас стал частью Орехово-Зуева). Здесь уже новая страница истории города: конструктивистские дома второй половины 20-х годов. По их количеству и качеству Орехово-Зуево — впереди многих городов России. А еще Орехово-Зуево — родина российского футбола. На предприятиях работали инженеры и мастера — англичане. Стараниями английской общины здесь был устроен первый стадион. Он засевался специальной травой, привезенной из Англии. Один из первых «международных» матчей в истории России произошел в 1887 году именно в Орехове. Команда Лондонского университета играла здесь против команды ореховских рабочих. Организовали эти игры во многом и для того, чтобы приучать рабочих к здоровому образу жизни, отвлечь от кабаков и революционной борьбы. Подробнее об истории Орехово-Зуева можно узнать в краеведческом музее, который находится на Клязьменском проезде. Там есть реконструированное помещение рабочих казарм на три семьи, много старых фотографий. От судьбы других промышленных центров России Орехово-Зуево отличает географическое положение: если население старых промышленных городов, которые находятся дальше от Москвы, постепенно уменьшается, то Орехово-Зуево постоянно пополняется и расширяется, в него переселяются многие жители Москвы и Подмосковья.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Фаустово: подмосковное подворье Соловецкого монастыря

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

Фото Irina Grigoryeva/Wikimedia Commons/CC-BY-SA-4.0

Само село Фаустово (Воскресенский район Московской области) не так примечательно, как монастырь, который находится на его территории. Монастырь называется Ново-Соловецкая Марчуговская пустынь. Много лет он был приписан к Соловецкому монастырю, а с 1993 года является его подворьем. Возникновение обители относится ко времени правления Алексея Михайловича, то есть к XVII веку.

История села Фаустова мало исследована. В документах 1654 года говорится о том, что Ново-Соловецкая пустынь была основана в местечке Марчуги, примерно в 10 километрах от теперешнего расположения вниз по течению реки Москвы. Из-за угрозы затопления в 1655 году обитель была перенесена из Марчугов на более высокий берег, в место, называемое Красным Холмом. И если пройти от Красного Холма чуть дальше, к храму Зосимы и Савватия, который хорошо виден чуть дальше за кладбищем, то оттуда открывается замечательная панорама берегов реки Москвы, пойменных лугов — один из самых красивых видов в этом районе Подмосковья.

История монастыря и его расцвет тесно связаны с именем Патриарха Никона. Постриженный в Соловецком монастыре, Патриарх когда-то хотел посвятить свою жизнь подвигу на Соловецких островах, но судьба сложилась иначе: он оказался в Москве, был возведен на Патриарший престол, стал ближайшим другом царя Алексея Михайловича. А дальше история развивалась неожиданно: именно Соловецкий монастырь возглавил движение против никоновских реформ. Это было не просто моральное сопротивление, а настоящее противостояние — знаменитое Соловецкое восстание.

Одна из самых сильных и авторитетных обителей Древней Руси бросила вызов Московскому государству. Заканчивается это все военной операцией — Соловецким сидением. С 1667 по 1676 год на севере ведутся настоящие боевые действия с целью захвата монастырского комплекса. В конце концов монастырь был захвачен и опустошен. Соловки на некоторое время оказались отрезаны от московских властей — как церковных, так и светских. Именно на этом фоне и возрастает значение Ново-Соловецкой пустыни — как бы альтернативы опальным Соловкам прямо под Москвой. Название «пустынь» неслучайно: местность здесь всегда была действительно пустынной и очень подходящей для монастырского проживания — красивый вид, возвышенность над рекой, тишина.

На средства, которые царь Алексей Михайлович жалует Ново-Соловецкой пустыни в конце 60-х и 70-х годах XVII столетия, создаются замечательные строения. Его преемники продолжают щедро одаривать обитель и в начале 80-х.
Подойдя к первому из строений — небольшому храму Зосимы и Савватия, построенному на грани XVII и XVIII веков, — можно подняться на гульбище (гульбище — открытые обходные галереи. — Ред).

Главный соборный храм пустыни — Святой Живоначальной Троицы — строился долго, он выполнен в традициях строгого северного зодчества, но имеет элементы московского стиля того времени — нарышкинского барокко. В нижнем ярусе находится трапезная палата с теплой церковью, освященной в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Некоторые иконы в этой церкви приписывают кисти знаменитого московского иконописца Симона Ушакова (1626–1686).

История храма также связана с людьми, пострадавшими за веру в XX веке — это новомученики Фаустовские. На протяжении нескольких веков здесь несли свое служение священники из рода Зверевых. Сохранилось немало документов об этом семействе. В семье Александра Григорьевича Зверева — настоятеля храма — старший сын Александр, закончив Московскую Донскую семинарию и Московскую духовную академию, сам становится преподавателем Вифанской семинарии, а в конце жизни — настоятелем московского храма святителя Николая в Звонарях, благочинным (благочинный — административная должность, помощник епископа. — Ред.) Центрального благочиния города Москвы и духовником заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия Страгородского. Крестный путь приводит его на Бутовский полигон. Старшая сестра протоиерея Александра Зверева выходит замуж за Сергия Кедрова, который наследует это священническое место, служит там и также подвергается аресту в 1937 году. Оба эти человека встречаются в один день, 16 ноября 1937 года, на Бутовском полигоне. И еще один представитель семьи — Иоанн Березкин, женившийся на младшей из дочерей Александра Григорьевича Зверева, — священник, служивший в Шереметьевской богадельне (теперь Институт скорой помощи им. Н. В. Склифосовского) в замечательном храме графов Шереметьевых, заканчивает свою жизнь в 1942 году в лагере. Сам храм был закрыт в 1937 году. В наше время начинается его возрождение.

Из всех сооружений, которые здесь можно увидеть, более или менее современным, как ни странно, является трехъярусная шатровая колокольня. Хотя колокольня и строилась с оглядкой на древнерусское зодчество, возведена она была только в 1870 году.

Спустившись и стоя рядом с ней, можно увидеть чуть поодаль дом, облицованный свежим сайдингом. Сайдинг скрывает ту самую избу, в которой жили представители рода Зверевых: отец Сергий (Зверев), его супруга. Этот дом выкуплен сейчас Ново-Соловецкой пустынью. В нем будет открыта воскресная школа.

10 мест Подмосковья, которые не оставят вас равнодушными

 

Материалы подготовил Алексей Пичугин на основе цикла программ радио «Вера» (radiovera.ru) «Прогулки по Подмосковью».

Благодарим историков и краеведов Игоря Гарькавого, Михаила Хрущёва и Илью Путятина за помощь в подготовке материала. 

 

Спецвыпуск «Фомы» «Люблю Подмосковье» можно бесплатно скачать в формате PDF:Тысячи жителей Подмосковья бесплатно получили спецвыпуск «Фомы»

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (9 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.