Языческие “спасители” — а были ли они?

Христианское возвещение о том, что Дева родила воплощенного Бога, до сих пор может встретить ехидный ответ, который Булгаков воспроизводит в “Мастере и Маргарите”:

“ − Нет ни одной восточной религии, − говорил Берлиоз, − в которой, как правило непорочная дева не произвела бы на свет бога. И христиане, не выдумав ничего нового, точно так же создали своего Иисуса, которого на самом деле никогда не было в живых. Вот на это-то и нужно сделать главный упор…”

Ну в самом деле, вот вам рожденный от 25 декабря от девы Митра, Кришна, Ваал, Таммуз, другие боги и спасители, биографии которых в деталях совпадают с биографией Христа. Как говорят в таких случаях в интернете, “Совпадение? Не думаю!”. В советские годы поразительные параллели между Евангельским повествованием и языческими мифами всячески подчеркивались, к, надо думать, смущению и огорчению благочестивых христиан. В самом деле, если рассказы о языческих богах — выдумки, с чем все мы согласны, то как христиане могут объяснить их поразительное сходство с евангельскими рассказами об Иисусе?

Что же делать? Прежде сего, задаться вопросом — а откуда нам известно, что “нет ни одной восточной религии… в которой, как правило непорочная дева не произвела бы на свет бога”? Как говорится в одном советском фильме, “огласите весь список, пожалуйста”.

Интересный анализ источников производит известный американский библеист Барт Эрман. Эрман — неверующий; в юности он принадлежал в фундаменталистской протестантской общине,  потом, занявшись изучением Писания, пришел к выводу, что больше не может придерживаться привычных ему представлении о безошибочности библейского текста. К сожалению для него определенный — фундаменталисткий — взгляд на Писание оказался намертво сцеплен с христианской верой как таковой, и Эрман утратил веру.

Нам он, однако, интересен как человек точно не склонный к христианской апологетике. Ему принадлежит работа “А был ли Иисус? Неожиданная историческая правда”, где он объясняет своим собратьям-неверующим, что как историческое лицо Иисус, несомненно, существовал — хотя Эрман не верит ни в Его чудеса, ни в Его Божество, ни в Его Воскресение.

Эрман находит для нас вероятный первоисточник тезиса о “языческих девах, рождающих спасителей”. И это не какие-то древние тексты, открытые археологами. Это вышедшая в 1875 году книга Керси Грейвса «Шестнадцать распятых спасителей: христианство до Христа» (1875). Грейвс так формулирует свой главный тезис:

“Изучение истории Востока показывает удивительный факт: рассказы о воплощенных богах, напоминающих чудесный персонаж Иисуса Христа, существовали у большинства (или даже у всех) языческих народов древности. Рассказы о некоторых из этих боговоплощений столь разительно схожи с рассказами о христианском Спасителе, – не только в общих чертах, но иногда и в самых мелких частностях (от легенды о непорочном зачатии до легенды о распятии и последующем вознесении на небеса), – что их можно едва ли не перепутать”

Грейвс приводит множество примеров — вероятно, они и убедили Берлиоза из романа Булгакова — которые этот тезис убедительно иллюстрируют. У него возникает только одна проблема, на которую обращает внимание Эрман:

“Можно спросить: откуда все это взято? Грейвс никак не документирует свои утверждения. Читатель обязан верить ему на слово. Если кто-то захочет проверить, действительно ли с Буддой, Митрой или Кадмом происходило нечто подобное, он не будет знать, куда смотреть. Грейвс не сообщает источники своей информации.

Впрочем, разве он в этом одинок? С тех пор прошло 140 лет, а подобные голословные утверждения кочуют из одной мифологистской книжки в другую”

Эрман особенно обращает внимание на то, что античный мир не знает никаких “рождений от Девы”. У язычников было немало мифов о телесной связи между богами и земными женщинами — но эти женщины, естественно, не были никакими девами, а их полубожественные дети рождались обычным порядком — от близости между мужчиной и женщиной, даже если в роли мужчины выступал языческий бог.

Искупительная смерть за грехи мира также не имеет языческих параллелей:

“Какие античные источники говорят о божественном муже, распятом за грехи мира? Насколько мне известно, параллелей этому центральному христианскому учению не существует. Если кто-то здесь и занимается вымыслами, это мифологисты. Оговорюсь: я не хочу сказать, что Иисус действительно умер за грехи людей. Я лишь говорю, что христианское учение об искупительной жертве Иисуса не находит параллелей в языческих сказаниях о божественных мужах. Да и вообще, смерть за грехи мира не была частью античной языческой мифологии. Мифологисты, которые утверждают это, попросту выдумывают”

Эрман, неверующий ученый, выносит свой вердикт: “Перед нами чистой воды выдумка”. Итак, объяснить Евангельское свидетельство о Боге, рожденном от Девы, языческим заимствованием невозможно, все “языческие параллели”  полностью подделаны.

Но это свидетельство хорошо соответствует еще одному критерию, который выдвигают современные библеисты — так называемому “критерию неудобства”. Этот критерий подразумевает, что ранняя Церковь не стала бы выдумывать что-то, что заведомо затрудняло бы ее проповедь.

Ветхозаветные пророчества не требуют, чтобы у Мессии не было земного отца. Более того, учение о безмужнем рождении Господа с самого начала стало предметом язвительных насмешек неверующих. Оно не было заимствованным, оно не не требовалось пророчествами, оно никак не помогало завоевать аудиторию — ранняя Церковь провозглашала его по одной-единственной причине.  Оно было истинным. Спаситель действительно родился от Девы.

 

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (14 votes, average: 4,93 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.