Христианство сделало человека личностью

Большинство мировых религиозных учений дают инструкцию, как следует себя вести. Но только не учение Христа. До его появления мораль строилась, с одной стороны — на вековых традициях, с другой — на том, что в Ветхом Завете называли Законом. Закон — это набор правил, данных людям свыше. Человеку не надо рассуждать об их смысле, ему надо их исполнять. Это касается практически всего язычества, за исключением разве что античности, да и то лишь отчасти.

С христианством в мир приходит новое понятие: свобода выбора. Теперь Закон — лишь инструмент осознания своей свободы. Слепо следовать ему — путь фарисея, Богу не нужны автоматы. Но совсем отбросить Закон тоже нельзя, ибо без него можно свернуть с истинного пути и неумело распорядиться собственной свободой. Поэтому свои поступки надо соотносить одновременно и с тем, и с другим, что, увы, получается не всегда.

Христианство подвергло сомнению и традиции общества. На Страшном Суде нельзя оправдаться тем, что так же как ты поступали и твои предки. Блаженный Августин на вопрос о правилах поведения христианина говорил: «Возлюби Бога и делай, что хочешь». То есть вначале нужно принять Божественную Благодать, а затем просто жить, руководствуясь ею.

И именно благодаря такому подходу мы сегодня видим в человеке личность с неповторимым набором качеств, а не просто винтик общественной системы.

Еще один важный пункт: для христианства человек от природы греховен. Это утверждение светская культура пытается побороть с самого Возрождения, оправдывая испорченность человека влиянием общества и государства. Христианин же начинает свой путь не с нуля, а в минусе. Адам уже сделал за нас первый выбор и сделал плохо. Теперь мы должны это исправлять. Но — надо заметить — принимая на себя первородный грех (которого отдельный человек вроде бы не совершал), человек получает право унаследовать все творение с его смыслом, стать частью великой мистерии бытия.

Вообще, культура Европы не лучшим образом обошлась с христианством, объявив его архаичной мифологией, приписав его идеи достижениям мирского разума. А ведь именно христианство дало нам основы всей современной светской морали.

Понятие о правах человека в зачаточном состоянии было и в Риме, но без христианства оно бы никогда не сформировалось. Это Средние века научили правителей, что у людей есть права, данные Богом, и никто на Земле не может их отобрать.

Христианство же приучило мир к личной ответственности, которая также существовала лишь в зачаточном состоянии, да и то в пределах античного мира.

Наконец, христианство дало миру уникальное понятие смирения. К нему сегодня относятся скептически, но каков был мир до него?

«Раб Божий» — это звучит гордо. Это значит — «… и больше ничей!» В античности рабов не жалели. Свободный человек должен был погибнуть за свободу, а раб… Если он так живет — значит, ему это нравится. Христианство же приучило видеть в мирском поражении возможность духовного возрастания.

Смирение — это не мазохизм. Напротив, это путь вверх. Оно позволяет сказать: «Я бесконечно мал, но я осознал это, нашел систему отсчета и могу подниматься вверх». Это сложно, этому нужно учиться, но это — Путь.

И самое трудное нравственное понятие христианства — Любовь. Любить тех, кто нравится, могут все. И лишь христианство требует любить всех остальных, даже врагов. Это не значит соглашаться с ними и поддакивать им. Любовь — опыт небезразличия. Это попытка понять другого, осознать себя на месте другого.

Все это делает путь христианской нравственности очень трудным. На этом пути нельзя опереться на что-то одно. И Закон, и Благодать, и уважение к обычаям предков, и право, и естественная мораль, и уход из мира, и ответственность за него, — все эти принципы поддерживают и восполняют друг друга. Ни от одного нельзя отказаться. Но что делать — человеком вообще трудно быть. Так же труден был выход человека из животного царства, и похоже, что люди при первой возможности норовят туда вернуться. (Напрасно, кстати говоря: дверь уже закрыта.) Слишком пугаться тоже не стоит: на этом пути кроме прямой Божьей помощи есть помощь Писания, предания, общины верующих, духовника. Наконец, того, что называют «христианской культурой». Порой может показаться, что мы в своем светском обществе далеки от ее излучения. Но, поверьте, мы просто слишком к ней привыкли и слишком многое приписали достижениям мирского «прогресса». Ну разве не смешно, что слово «свободомыслие» зачастую используют как синоним безрелигиозности, тогда как именно опыт христианства показал, как истина делает человека свободным.

 

Фото lightups.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.