Вышел в свет июньский номер журнала «Фома»

Читайте в № 6 (86):

Колонка главного редактора

«Воспитание детей не очень охотно поддается алгоритмизации, в нем немало иррационального и не так много универсальных правил» — такими мыслями делится Владимир Легойда в Колонке главного редактора «Детская тема, или Совершенно неправильные мысли о воспитании детей».

Вопрос номера: Кем Вы хотели бы видеть своих детей в будущем?

По результатам опроса Superjob.ru «В какой профессиональной сфере Вы хотели бы видеть в будущем Вашего ребенка», большинство опрошенных (19%) желают своим детям создать собственный бизнес, и ни один из опрошенных не упомянул социально-благотворительную сферу или служение священника. На вопрос о будущей профессии своих чад отвечают и герои рубрики «Вопрос номера»: художник Иван Глазунов, певица Диана Гурцкая, предприниматель Константин Лихолат, системный администратор Михаил Бурый, главный редактор журнала “Мамонтенок” Анна Орлова, писатель Галина Вайгер, протоиерей Максим Первозванский.

Интервью номера

«Я восхищаюсь людьми, которым настолько небезразличны чужие дети, что они все силы, время, нервы тратят на заботу об их судьбе», — сказал актер Егор Бероев в интервью «Сила неравнодушия» и рассказал о волонтерах, работающих в Морозовской детской клинической больнице.

Тема номера: «Ювенальная юстиция: симптом или диагноз?»

Вскрывшаяся рана

Эта тема сейчас у всех на слуху: она активно обсуждается в СМИ и в органах власти, в интернете и в кухонных разговорах. Одни люди ужасно боятся ювенальной юстиции, другие столь же эмоционально доказывают, что ничего страшного в ней нет. При этом каждый понимает под этим термином что-то свое. Для одних за этими словами скрывается некая новая инквизиция, которая станет вламываться в семьи, отбирать детей и штамповать приговоры их родителям, для других — мелкое, незначительное изменение правовой системы, для третьих — призрак глобализма, шагающий железной поступью по Европе и готовый растоптать Россию.

Такой разнобой в понятиях делает бесплодными общественные дискуссии: люди попросту друг друга не слышат. Поэтому первое, что нужно нам как обществу, — это сбросить градус эмоций и попытаться трезво и ясно понять, что мы, собственно, обсуждаем. А для этого стоит взглянуть на историю вопроса.

Шум вокруг ювенальной юстиции был поднят несколько лет назад людьми, объявившими себя активными противниками этого новшества. С их точки зрения, ювенальная юстиция — комплекс законов, принятие которых фактически приведет к уничтожению семьи в традиционном ее понимании: государство не только будет активно вмешиваться в семейные дела (причем чаще всего без всякого повода), не только отнимать детей, передавая их в приюты, но и станет приучать детей доносить на своих родителей, тем самым постепенно разрушая семью как социальный институт. Регулярно появляющиеся в прессе рассказы о превышении органами опеки своих полномочий противники ювенальной юстиции называют «первыми ласточками» новой семейной политики. С принятием же соответствующих законов ситуация, по их мнению, должна ухудшиться в разы.

Именно подобные прогнозы и вызвали в обществе ажиотаж. И это не случайно. Можно сколько угодно иронизировать над излишне эмоциональными и доверчивыми людьми, внимающими всяким ужастикам, но факт в том, что перед нашим обществом встал очень актуальный и очень сложный вопрос: до какого предела допустимо вмешательство государства в жизнь семьи? Не оказалась ли обычная российская семья беззащитна перед произволом не всегда , к сожалению, компетентных и честных чиновников, обладающих огромными полномочиями и при этом редко несущими ответственность за свои «ошибки»?

Если ставить вопрос так, то сразу оказывается, что ювенальная юстиция — всего лишь одна грань этой глобальной проблемы, причем не факт, что самая важная. Более того, среди людей, искренне обеспокоенных защитой семьи, есть и те, кто как раз на ювенальную юстицию и возлагает надежды. Они уверены, что произвол органов опеки и попечительства в отношении нормальных семей и бессилие в отношении семей проблемных вызваны как раз отсутствием в России нормального ювенального законодательства и что лишь его принятие позволит как-то решить проблему. Ювенальная юстиция, как они думают, должна будет поставить под контроль чиновников и ввести в правовое поле решение всех проблем, связанных с защитой детей и семей.

Активную позицию в этом вопросе заняла и Русская Православная Церковь, которая выразила обеспокоенность тем, что реформа законодательства может привести к вмешательству государства в мировоззренческую основу семьи. При участии представителей Церкви по всей стране прошло немало дискуссий, пикетов, сборов подписей. Самым известным из таких мероприятий стал многотысячный митинг в Москве на Болотной площади. Обеспокоенность православных христиан разделяют и духовные лидеры других российских конфессий.

Однако на фоне митингов и громких заявлений так и осталось неясным: какие именно законопроекты и новые правовые нормы угрожают сегодня семье? Вопрос этот — чисто юридический, но без ответа на него невозможно будет до конца разобраться в проблеме, а весь пар дискуссий так и уйдет в свисток.

В этой теме номера, помимо официальной церковной позиции, изложенной председателем Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным, мы постарались привести мнения различных общественных деятелей, имеющих профессиональное отношение к обсуждаемым вопросам. Взгляды этих людей зачастую не совпадают, но именно такие различия позволят нашим читателям взглянуть на проблему всесторонне.

Редакция

***

О различных аспектах ситуации с ювенальной юстицией говорят уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» («Отказники.ру») Елена Альшанская, член адвокатской палаты Москвы, специалист по вопросам опеки и усыновления Антон Жаров, обозреватель газеты «Известия», автор множества публикаций по теме ювенальной юстиции Борис Клин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

В разделе «Вера»



«Чудовищная глупость греха в том, что мы все время пытаемся искать счастья там, где можем найти только временные и вечные несчастья…» — своими в статье «О поисках счастья» делится редактор раздела «Вера» Сергей Худиев.

***

«…Вы правда верите, что где-то что-то “прирастает”? Или я сплю, или вы живете в четвертом измерении? Кругом озверение и тоска с безысходностью, бабы бьются за детей в одиночестве, мужики спиваются, дети колются, народ дичает, по телику порнография, в газетах тоже… Так чему же радоваться? Вы реально можете соотнести эту новость о том, что Христос воскрес, с тем, что творится кругом, и не сойти с ума? Или одно другому не мешает и не пересекается?» На страницах «Фомы» протоиерей Александр Авдюгин отвечает на часто звучащий вопрос в статье «Радости вашей никто не отнимет у вас».

***



Борьба со злом совершенно естественным образом входит в круг интересов, более того — обязанностей христианина. Но вот как бороться? А главное, с чем или с кем? Это вовсе не такие простые вопросы, как представляется. И если уж говорить о представлении, то невредно посмотреть, в каком виде зло может представать в произведениях коллективного или индивидуального словесного творчества, проще говоря — в фольклоре и в художественной литературе. Об этом говорит Марина Журинская в статье «Горе дракону!».

***

Памяти священномученика Андроника (Никольского): «Вынашивать разбитую в народе веру».

В разделе «Люди»



Иван Арцишевский в бразильском колледже. Фото из архива И. С. Арцишевского.

«…Он часто появляется в телепередачах как представитель в России Объединения членов рода Романовых. Он читает лекции по этикету в одном из приходов Санкт-Петербурга. Он вращается в высших эшелонах власти, всегда оставаясь независимым. Он семь лет был алтарником в одном из православных храмов Бразилии, а, вернувшись в Россию он организовал первый Крестный ход по Невскому проспекту. Человек-парадокс, идеалист, романтик, патриот из эмигрантов… Кто он, Иван Сергеевич Арцишевский?» — об этом в интервью «Русский патриот из Китая».

***

Глубина народной памяти — сто пятьдесят лет. Семь поколений. За это чертой событие, даже ярчайшее, намертво, казалось, врезавшееся в людское сознание, тает в забвении. Уже через пятнадцать лет на земле не останется практически ни одного очевидца Великой отечественной войны. Какой будет тогда наша память о ее героях. Попытка найти ответ на этот вопрос — в статье «Война с забвением. Будни поисковых отрядов».

***

Традиционная рубрика «Фомы» — «У вас будет ребенок».

***



«Семейный патерик, или Есть в раю детские площадки» — размышляет Влад Головин. «Семейный материк, или Можно ли обрести рай на детской площадке» — комментирует протоиерей Николай Емельянов.

***

Каждый третий житель Земли хоть раз в жизни нуждается в донорской крови. Но несмотря на эту красноречивую статистику и развернувшуюся пропаганду донорства, многих из нас что-то останавливает от этого шага. Донорство — уникальный и важный вид милосердия. У нас это понимают далеко не все: есть немало распространенных заблуждений и необоснованных опасений. В преддверии Всемирного дня донора, который 14 июня отмечают в 192 странах мира, «Фома» решил развенчать некоторые из них в статье «Мы с тобой одной крови».

***

Маленький изящный крест лежит на бархатной подушечке в живописной коробке. На крышке красуется миниатюрная птичка, под которой выведено: «София». Глядя на это ювелирное великолепие, невозможно не задаться вопросом: допустимо ли покупать себе или дарить другим крест просто как очень красивую вещь — или христианину все-таки полагается воздерживаться от такого украшательства, быть проще и не думать о внешней красоте? Строго говоря, должно ли кресту — древу, на котором был распят Христос, — быть изысканным украшением? Ответы на эти и многие другие вопросы корреспондент Фомы попытался найти в материале «Один день в ювелирной мастерской».

***

Александр Ткаченко, «Березы»:

…А утром встретил у колодца соседку. Не удержался и спросил:

— Что ж вы, теть Ань, березы-то поуродовали? Такая была красота, а теперь обрубки!

Тетя Аня от моего напора растерялась, поморгала своими белесыми добрыми глазками и зачастила:

— Саша, мне бы ничего… Это Ванечка все собирался их опилить. Говорил, что семена с берез на огород летят, беспокоился, что мне тяжело потом грядки пропалывать. Вот я и подумала: найму людей, раз уж при жизни так и не собрались. Может, ему приятно будет, что его задумку исполню…

Она еще чего-то говорила, оправдывалась. А я смотрел на нее, и было мне так стыдно, что даже слов ее разобрать не мог. Словно бы издалека донеслось:

— Что, неправильно я сделала, Саш, да?

К горлу подступил какой-то комок, который никак не проглатывался, мешал говорить. Поэтому я только и сумел, что выдавить из себя:

— Нет, теть Ань, нет, что вы… Все правильно… Конечно, ему будет приятно.

Смысловая география: Новокузнецк



Когда слышишь «волонтер», представляешь человека молодого, посвятившего себя социальной работе; «воскресная школа» ассоциируется с маленькими детками, внимательно слушающими батюшку; а слова «градообразующее предприятие» вызывают в памяти кадры из советских фильмов: толпы рабочих, спешащих вечером с завода домой. Поездка в Новокузнецк разрушила эти и многие другие стереотипные представления корреспондента «Фомы». Жизнь огромного города оказалась куда интереснее и неожиданнее. Об этом – в материале «Храм районного масштаба».

В разделе «Культура»

В нынешнем веке суперменов и человеков-пауков древние богатыри иногда кажутся такими же мифическими персонажами, как и порождения фантазии голливудских сценаристов. Все мы знаем, что в Киевской Руси жил Илья Муромец, который защищал соотечественников от разбойников и боролся с внешними врагами. Церковная традиция называет Илью святым; более того, в Киеве покоятся его останки. Но существовал ли такой человек в действительности? А если да, то его ли останки находятся в Киеве? А может, это очередной способ церковников привлечь к себе внимание за счет канонизации самого популярного древнего русича? С этими вопросами в статье «Преподобный Илья Муромец. Богатырь под рентгеном» журнал «Фома» обратился к историкам и медикам, принимавшим участие в уникальном научном исследовании мощей в Киево-Печерской лавре.

Реконструкция по методу академика Герасимова

лица святого Илии Муромского,

выполненная С. А. Никитиным

в Центре идентификационной экспертизы

при Бюро главной судебно-медицинской экспертизы России,

фото "РИА Новости"

***

Заместитель главного редактора газеты «Известия» Елена Ямпольская о том, кто и почему воюет против нового фильма Никиты Михалкова в материале «Обыкновенный фашизм».

***



«Картинки с выставки». Арт-проект «Храмы Царского Села. Прошлое и настоящее».

А также традиционные рубрики «Что читать» и «Путеводитель».

В рубрике «Эпилог»

своим мнением по номеру поделилась директор благотворительного фонда «Дар» Юлия Вешникова.

Путь к прозрению и счастью

Для меня журнал «Фома» — это не только гарантия получить удовольствие от чтения, но еще и всегдашнее послевкусие, которое держится некоторое время и заставляет вести длинные внутренние диалоги с собой. Очень важно, что журнал не оставляет тебя равнодушной, что все время хочется каким-то образом ответить на прочитанное.

Июньский номер не явился исключением. В душе сразу камертоном отозвалось согласие с необходимостью «убить дракона» (с. 32), точнее, усердно убивать его изо дня в день, понимая, однако, что до конца его извести не удается. Возможно, это вообще удается немногим. Марина Журинская совершенно права, когда говорит, что важно понимать: «это не кто-то плох, это я в опасности, и не нападают на меня темные силы извне, а кроются во мне». Словом, идем бороться с «драконом» в себе!

Меня очень тронули наблюдения Егора Бероева (с. 10) относительно душевной раздвоенности. А ведь она — тоже один из опасных «драконов», живущих внутри нас! Как легко можно забыть, что «вокруг нас живут люди и кто-то нуждается в помощи, просто во внимании». Важно стараться каждую минуту помнить об этом, стараться быть истинным христианином внутри, на самом деле, а не только «на внешнем контуре».

Читая статью «Вскрывшаяся рана» (с. 16) о том, быть или не быть ювенальной юстиции в нашей стране, вспомнила забавный эпизод из жизни моих русских друзей в Америке. Они, как настоящие наши люди, выставили своего новоиспеченного младенца в ноябре месяце (а в пригородах Нью-Йорка в это время года довольно тепло) на открытую уличную террасу собственного дома «погулять». У нас же так поступают практически все, у кого хотя бы балкон в квартире есть! И почти сразу, минут через 15, подкатила патрульная машина, вызванная добропорядочными американскими соседями. Дело не дошло до суда только потому, что «диких русских» на первый раз просто предупредили. В дискуссии на страницах этого номера Павел Астахов, Елена Альшанская, Антон Жаров и Борис Клин (с. 18) единым фронтом не выступают, но каждый из них по своему прав, усматривая во введении ювенальной юстиции определенные опасности. Ведь, на самом деле, «сфера воспитания не может быть алгоритмизирована», и поэтому добиться положительных результатов здесь можно только если не впадать в маразм, а действовать на уровне здравого смысла, грамотно и сообща. Главное «не перегнуть палку», как замечает протоиерей Всеволод Чаплин (с. 25).

Импонирует то, как Сергей Худиев в статье «Что есть счастье?» (с. 26) выстраивает вполне логичный мостик от этого извечного вопроса к, может быть, единственному ответу: счастье — в вере: «Даже сейчас, здесь, на земле, храня заповеди и уповая на помощь Божию, мы будем более счастливы, чем если бы пытались устроить жизнь по-своему». За пониманием этого стоит уже все остальное, как части единой мозаики, кусочки паззла под названием «земное человеческое счастье». Помните известную фразу из фильма «Доживем до понедельника»: «Счастье — это когда тебя понимают»? Или восклицание главной героини фильма «Москва слезам не верит»: «Ты вот только ребятам своим пока не говори, что, когда всего добьешься, больше всего на луну выть хочется!» Вот они — все наши вечные ценности: «найти свое предназначение и соответствовать ему. Часть это предназначения состоит и в том, чтобы любить и быть любимым».

Вторит этому эпизод из статьи «Радости вашей никто не отнимет у вас» (с. 30), где приведен горький отрывок из письма человека, явно живущего без радости, недоумевающего, откуда взяться этой самой радости в нашем полном страданий мире. Этим вопросом хоть раз задавался каждый из нас, сталкиваясь с горем, болью, потерями, несправедливостью. Но вот ответ, который как нельзя точно отражает суть веры: «Сострадает ли священник семейству, куда пришла смерть? Конечно, сострадает! Но все погребальное богослужение, весь чин отпевания наполнены радостным утверждением благостной вечной жизни того, кто с Богом жил и с Богом отошел в вечность… Чем больше в сердце человека Бога, тем больше в нем радости». Думаю, что понять в полной мере эти слова нельзя — это можно только испытать… Несколько лет назад они не нашли бы отзыва в моей душе. Но вот год назад ушел из жизни близкий мне человек. Она уходила медленно и тяжело, каждую минуту осознавая близость смерти. Мне было особенно мучительно от собственной беспомощности перед этим и безнадежно пусто на душе от того, что умиравшая не была крещена. Мои уговоры принять крещение не помогли. Отец Аркадий Шатов дал мне надежду в те дни, сказав о том, что за спасение души некрещеного человека можно молиться — и он тоже имеет шанс спастись. В день похорон я вдруг почувствовала совершенно неожиданное облегчение и, как это ни странно звучит, светлую радость за новопреставленную рабу Божию. Я ощутила это сквозь слезы умиления в молитве за ее душу. И теперь я понимаю, что путь к прозрению и счастью — это вера.

Иллюстрации: фото Владимира Ештокина, рисунки Ксении Наумовой, фото из архива протоиерея Александра Авдюгина, рисунки Софьи Тимофеевой, фото из архива поисковых отрядов, фото Максима Праздника.

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.