Укулеле помогает

Музыкальная терапия в Свято-Софийском детском доме православной службы «Милосердие» (+фоторепортаж)

В Свято-Софийском детском доме для детей-инвалидов при православной службе «Милосердие» прошли занятия с детьми музыкальной терапией.

Музыкальный терапевт — в России профессия редкая, образование можно получить только в Америке или Европе.

Если объяснять упрощенно, на основе научных данных музыкальный терапевт применяет музыку, музыкальные инструменты, пение для реабилитации, развития навыков, облегчения боли детей и взрослых с различными трудностями  и в различных ситуациях. Можно помочь ребенку с задержкой развития речи заговорить, пожилому человеку с потерей памяти — частично восстановить ее, недоношенные младенцы быстрее приходят к норме,  пациенты хосписа меньше чувствуют боль и легче принимают свое состояние.

Алиса Апрелева — музыкальный терапевт, поющая виолончелистка, училась этой специальности в музыкальном колледже Беркли. С 2014 года существует сайт Музтерапевт.ру, а благодаря приезду Алисы и серии семинаров появилось сообщество людей, объединенных одной целью — сделать музыкальную терапию в России серьезной помогающей профессией, как во всем мире. В конце мая этот коллектив единомышленников провел первую всероссийскую трехдневную конференцию «Терапевтическое использование музыки». В рамках конференции прошли обучающие сессии для сотрудников Свято-Софийского детского дома. Планировалось провести несколько семинаров и практических занятий с детьми. Но после первого семинара воспитатели попросили перейти к практике. Мы с фотографом «Фомы» Владимиром Ештокиным оказались на заключительном занятии, это была сессия со старшей группой детей.

***

Когда вы встречаете музыкальных терапевтов или даже тех, кто просто использует музыку в терапевтических целях, приготовьтесь отложить свои дела и почувствовать себя в своей тарелке. У этих людей профессиональная деформация — создавать комфортные условия для реализации личности окружающих.

IMG_2707

Свято-Софийский дом, созданный при православной службе «Милосердие», существует по тому же принципу. 21 ребенок с множественными нарушениями развития в марте 2015 года переехал сюда из обычного детского дома. «В детском доме, в котором они находились, они воспринимались как объект, здесь к каждому ребенку относятся как к личности», — делится Алиса Апрелева своими впечатлениями после двух дней, проведенных здесь. — Совершенно очевидно, что работающие здесь люди стараются дать детям возможность максимально проявить себя. И музыка становится средством, чтобы этого добиться. Пусть это и не в полном смысле слова музыкальная терапия, а просто музыка, примененная в терапевтических целях».

галя2

Разница между музыкальным терапевтом и педагогом или психологом, использующим музыку в терапевтических целях, заключается в отсутствии у последних специального образования, которое есть во многих странах мира, а в России пока отсутствует. В Свято-Софийском детском доме есть свой музыкальный педагог — Гульнара. Дети зовут ее Галей. Два месяца она разучивала и пела песни с детьми как волонтер службы «Милосердие», сейчас  она один из специалистов центра. «У нас было собеседование с владыкой Пантелеимоном (епископ Орехово-Зуевский, руководитель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, духовник службы «Милосердие» — ред.). И кому-то отказали, кого-то  приняли, — рассказывает Гульнара. — Я сказала, что мне интересно здесь работать.

— Жаль, что не умею играть на гитаре, как Алиса, — сетует она. — Фортепьяно ограничивает. Сейчас мне захотелось овладеть инструментом, который даст возможность подойти с ним к ребенку, заглянуть ему в глаза».

Я застаю конец занятия в младшей группе. Алисе Апрелевой помогают Анастасия Бельтюкова и Антон Черепанов.

Настя — один из немногих музыкальных терапевтов в России. В реабилитационном центре «Турмалин» под ее руководством действует оркестр свободной импровизации «БезНот», в котором играют особые люди. Как волонтер Настя проводит сессии музыкальной терапии в службе помощи больным БАС (больными боковым амиотрофическим склерозом). А в свободное от этих занятий время она певчая в храме Всемилостивого Спаса в Митино.

IMG_0880

«Первое, что сразу видно при работе с детьми здесь, — очень сильная потребность в контакте и индивидуальном внимании, в том, чтобы их просто любили. Она в них сейчас самая сильная. Мне кажется, что это первая цель, которая перед нами стояла — дать им еще внимания и любви», — говорит Настя.

Антон Черепанов занимается музыкальной терапией в Алтайском крае — он приехал из Барнаула на конференцию, которую организовали Алиса с друзьями. Антон — клинический психолог и музыкант, руководитель оркестра «Импровиз», в котором играют люди с ограничениями здоровья и который выступает в социальных учреждениях и на городских площадках.

В Свято-Софийском детском доме к каждому ребенку прикреплен воспитатель или волонтер, которого ребенок выбирает сам. Воспитатели находятся с каждым ребенком во время сессии, они не только помогают детям, но и одновременно учатся сами.

Внимание привлекает девочка Оля, она сидит, прислонившись к взрослому, почти не двигаясь, в отличие от остальных. Вдруг она поворачивается ко мне и улыбается немного, одним уголком рта, и, насколько я понимаю, это уже результат.

IMG_0638

На терапевтической сессии (это название точнее, чем занятие) сразу понимаешь, что все внимание терапевта направлено на детей, которые в ней участвуют: Алиса отслеживает их реакции. Ребенок сделал какое-то ответное движение — оно никогда не остается  незамеченным. Костя уполз в коридор и смотрит на происходящее оттуда, а потом вдруг резко устремляется к Алисе и тянет руку к гитаре. Не прерывая песни, Алиса дает возможность ребенку прикоснуться к струнам и услышать «свой» звук.

Музыка воздействует на мозг целиком. Даже если у детей есть повреждение, например, коры головного мозга, она все равно может дойти до человека, и человек может на музыку отозваться. Для ребенка это просто элемент игры, он погружается в процесс, в стихию, в которой он может себя проявить, в которой он может незаметно для себя работать над какими-то целями — социализацией, развитием двигательных навыков, например.

IMG_0896

В перерыве перед вторым занятием в старшей группе пьем чай, и воспитатель Маша расспрашивает Алису и Настю, делится с ними своим опытом. Здесь нет мелочей — какой инструмент выбрать для начала занятий, колокольчик слишком резкий для всех, треугольник может ранить детей с чувствительностью к звукам… Но обязательно важна структура занятия — каждый раз в начале и в конце должны быть одни и те же элементы.

Обсуждается  предстоящая сессия — в группе подростки от 14 до 17 лет. «Но психологический возраст у них другой, — замечает Алиса. — В этом сложность.  С одной стороны, им подошло бы «Я на солнышке лежу», но с другой стороны, из уважения к физиологическому возрасту — нельзя. А если что-то сложное, взрослое, то им не интересно».

Антон возражает: «По-моему, можно ”Я на солнышке лежу“. Я работал с подростками, и песня ”От улыбки станет всем светлей“ прекрасно работает. Я просто им объясняю, что в детской песне заложен глубокий смысл».

IMG_0630

В зале, где обычно проходят занятия с музыкальным педагогом Галей, Алиса и Антон квадратом раскладывают белые маты. Собираются дети. 

Сессия начинается с флейты североамериканских индейцев. Пока флейта была в пушистом чехле, каждому ребенку предлагалось до нее дотронуться. Общительная Феруза, до этого выспросившая у Насти, свой ли рюкзак Настя держит в руках, куда Настя пойдет со своим рюкзаком, откуда приехал Антон, вдруг отказалась прикасаться к чехлу, сказала, что боится. Страх удалось преодолеть. Его причина — санитарные порядки государственного детского дома, где жили дети раньше. Там из-за  требований гигиены у детей были только те игрушки, которые можно было хорошо помыть, — резиновые или пластмассовые. Поэтому в контактном зоопарке дети гладили змей, но боялись пушистого зайца.

IMG_0493

Алиса играет на флейте: в одно мгновение приятный низкий тембр инструмента привлекает внимание всех детей, теперь можно начинать знакомство. В музыкальной терапии все делается при помощи музыкальных инструментов или песни. Алиса достает маленькую гитару укулеле и поет: «Привет, какой чудесный день для музыки и всех друзей… Привет, Сережа, привет…» Подходит к каждому ребенку, спрашивая, как его зовут, а потом пропевая его имя, дает ему провести рукой по струнам.

IMG_0599

Мальчик Миша с самого начала попытался завладеть укулеле. «Для меня это был сигнал, что он вовлечен в то, что происходит, что ему интересно, это, собственно, задача диагностической сессии, когда я в первый раз вижу людей и просто пытаюсь понять, какие цели могут быть у ребенка. Для кого-то важны сенсорные вещи, например, прикосновения. Для кого-то звук флейты, для кого-то более активная музыка на гитаре, ритм».

Алиса спрашивает сколько дней в неделе, предположения звучат самые разные, вплоть до 12. Тогда поется динамичная песня про дни недели. Из большого ящика с инструментами каждому ребенку  предлагают на выбор — шейкер или бубенчики, барабан или шейкер. Потом по просьбе Алисы нужно звенеть, или шуршать, или только бить в барабан. Когда дети только оказались в новом детском доме, во время обеда им предлагали выбрать одно из двух блюд: кто-то брал оба, кто-то не мог выбрать вообще, для них было удивительно, что им предлагают что-то выбирать. Задание с инструментами и предполагает проверку умения предпочесть одно другому.

В начале занятий Даня, который не ходит, но активно передвигается на руках, танцевал, кружась. Но когда музыка становится интенсивнее, Даня начинает плакать: у него гиперчувствительность к звукам. И Алиса принимает решение «снизить градус»: «Если кому-то плохо, группа должна приноравливаться к нему, в следующий раз я, может быть, скажу: давайте сделаем одну группу погромче, другую тихую, и Даня будет в тихой. Но пока у нас идет занятие с этой группой, я не могу сказать ”уходи“ или ”потерпи“. Если есть один человек, которому некомфортно, то я буду работать, учитывая это, насколько возможно. Но хотя Дане было некомфортно, он не уходил, значит, ему было интересно».

«Дует, дует ветерок, лодку подгоняет», — распевно звучит голос Алисы. Приглушают свет. «Куда же мы приплыли? — спрашивает Алиса. — На солнечную поляну».

Алиса начинает петь песню «Я на солнышке лежу». Настя показывает то, что дети могут попробовать повторить: изображает солнышко, раскрывая ладони и расставляя пальцы рук, гриву львенка, подставляя руки к лицу, когда звучит фраза «…и на львенка не гляжу», закрывает ладонью глаза. «Очень мало кто мог повторить движение, — замечает Настя после сессии, — это проблемы и с координацией, и с ”отзеркаливанием“, эти функции должны включаться на первом году жизни, а потом запускаются с трудом. А этим детям некого было ”зеркалить“, они лежали в кроватке и смотрели в потолок… И мне кажется, что с этим можно работать», — по-деловому заключает Настя.

IMG_0960

Прилетают птицы, дети машут цветными перышками, кусочками цветной ткани.

А потом начинается большой ветер. Цветная прозрачная ткань накрывает ребенка целиком. Это занятие нравится всем детям.

«Дует ветер», — поет Алиса…

«Я ничего особенного не сделала. Пока мы были вместе, я поняла примерно, какой может быть план дальнейших действий, — заключает Алиса. — Хотя для того, чтобы решить окончательно, я должна поговорить с командой, с людьми, которые работают с ребенком и уже из этого исходя строить какую-то стратегию.

Цель нашего музицирования — выстроить отношения, настроить человеческий контакт, с помощью которого мы уже работаем над задачами нашего ребенка. Именно этим отличается терапия. Поэтому, если контакта нет совсем, ничего не происходит.

IMG_0653

Контакт может выражаться в разных формах, например, взгляд. Если ребенок на меня не смотрел, потом посмотрел, это хорошо.

Главное, что у нас получилось, кроме диагностики, это нахождение в совместном пространстве, в котором от ребенка требуется просто быть собой, минимально, насколько ему комфортно, взаимодействовать с другими, получать от этого какой-то приятный опыт. Мне кажется, это получилось».

Воспитатели Юля и Лена, одевая детей для прогулки, говорят, какое впечатление на них произвел индивидуальный подход Алисы к каждому ребенку, как они увидели новые возможности для своих детей.

IMG_1446

Галя остается еще немного попеть с желающими. Алиса и ее друзья собирают инструменты и, не переставая обсуждать произошедшее, идут к метро. Настя рассказывает мне про свою тезку, девочку Настю, которая сначала хлопала ее руками, потом стала хлопать сама, а потом начала взаимодействовать в музыке. «Надо в ней это развивать», — произносит Настя. Алиса после конференции уедет, а Настя предварительно договорилась приходить в Свято-Софийский дом, чтобы заниматься с детьми и обучать воспитателей.

Антон едет на самокате, несмотря на дождь. Укатит вперед, потом возвращается и приветствует нас. «Вот, — говорю, — вы меня совсем очаровали». «Надо чаще встречаться!» — смеются музыкальные терапевты, глядя на меня с крыльца метро «Университет». Потом, просматривая фотографии, удивляюсь, насколько совпадает ощущение от этого православного детского дома с изображением мозаики на его здании — святая София, Премудрость, в одной руке держит крест, а другую руку, поддерживая и укрепляя, положила на плечо одной из своих дочек. Любовью, терпением, знанием просто нужно поддержать стремление каждого ребенка развиваться. И в Свято-Софийском детском доме, созданном православной службой «Милосердие», делать это умеют и готовы учиться дальше. И дети тоже готовы учиться.

О буднях Свято-Софийского детского дома для детей-инвалидов при православной службе «Милосердие» смотрите специальный фоторепортаж Владимира Ештокина: 

 

КАК ПОМОЧЬ СВЯТО-СОФИЙСКОМУ ДЕТСКОМУ ДОМУ

Мы хотим найти для каждого ребенка финансового попечителя. Помогите детям жить в доме, где их любят! Узнать подробнее, как стать попечителем, можно по телефонам +7926 409 65 08 (Светлана) и +7 985 434 87 25 (Константин). Свято-Софийскому детскому дому нужна финансовая поддержка. Пожертвовать деньги Вы можете ЗДЕСЬОтправьте SMS со словом «первый» и суммой пожертвования на короткий номер 7715 (например, «первый 100»): средства нужны на жизнеобеспечение детского дома, на хозяйственные нужды, на зарплату воспитателей и других сотрудников, а также на организацию занятий и поездок, которые так важны для развития и социализации детей. Помочь детскому дому Вы также можете, став Другом милосердия. Друзья милосердия каждый месяц жертвуют на нужды службы 1/100 часть своего дохода. Вступить в число добровольцев службы «Милосердие» Вы можете здесь.

eshtokin ЕШТОКИН Владимир
рубрика: Авторы » Е »
фотограф
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Татьяна
    Июнь 10, 2015 11:28

    Очень нужное и очень важное дело!
    Но один вопрос: подобная работа проводится (должна проводиться) во всех домах-интернатах такого типа.
    Думаю, неправильно выделять себя в касту «редких специалистов». Просто как всегда: есть спецы — любяшие свое дело, и есть просто работники…
    А от спец. сертификата зависит только формальность….

  • Татьяна
    Июнь 10, 2015 11:42

    Важное и очень нужное дело.
    Но есть один вопрос:
    Такие занятия проводятся (должны проводиться) в каждом доме/ интернате такого типа.
    Думаю, неправильно относить себя к касте «редких специалистов». Набор обучающих инструментов может быть разным — цель одна.
    Просто как всегда: есть специалисты , любящие свое дело, и есть просто работники.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.