Сретенка: Сретение без Сретения

Сретенка — очень московское название, кажется, даже невозможно представить себе улицу с таким названием в другом городе. Как появилась Сретенка, почему так называется и на что стоит обратить внимание, гуляя по этой старой московской улице, — в нашей фотопрогулке с журналистом Алексеем Пичугиным и фотографом Владимиром Ештокиным.

 

Причем тут Сретение?

В старину это была очень важная магистраль. Именно отсюда начинался путь в Троице-Сергиеву лавру и дальше — в Ростов и Ярославль. В наше время от улицы осталась ровно половина: сама улица сохранилась полностью, а вот древнейшая её часть, которая идёт от Лубянской площади, почти от несохранившейся ныне стены Китай-города до Бульварного кольца, теперь называется Большой Лубянкой. А раньше всё это была Сретенка.

Первоначально она называлась Устретенской, позднее Стретенской, а на картах начала XIX века мы видим более привычное нашему глазу название «улица Сретенская». Разделились две улицы очень давно. Названия Большая Лубянка и Сретенка можно увидеть на картах 1840-х годов.

Улица Сретенка, д. 7. Фото Владимира Ештокина

Человек, знакомый с церковной традицией, наверняка, скажет, что улица так названа по православному празднику Сретения Господня, который напоминает о том, как младенца Христа принесли в иерусалимский Храм. Там произошла встреча Спасителя со старцем Симеоном, встреча Ветхого и Нового Заветов. Само слово Сретение — славянское и в переводе на современный русский язык означает «встреча».

Сретенский монастырь. Фото Владимира Ештокина

Только вот название улицы к этому древнему евангельскому событию никакого отношения не имеет. Сретенский монастырь, который сейчас находится как раз на Большой Лубянке и который дал когда-то название всей улице, посвящен Владимирской иконе Божией Матери. При чем же здесь Сретение? Всё дело в том, что в самом конце XIV века, уже после Куликовской битвы, войска величайшего азиатского полководца Тамерлана, покорившего Золотую Орду, дошли примерно до современной Рязанской области. Под угрозой оказалась Москва, но Тамерлан внезапно повернул назад. Произошло это 26 августа 1395 года. Москвичи в этот день встречали Владимирскую икону, принесенную из одноимённого города для защиты Москвы. С тех пор этот образ считается покровителем города, а уже в 1397 году князь Василий I основал на месте встречи иконы монастырь. Тот самый, что так хорошо теперь известен не только в столице, но и далеко за ее пределами.

Сретенский монастырь

На протяжении долгого времени Сретенский монастырь оставался вполне рядовой московской обителью. Порой здесь случались царские богомолья, но до ХХ века этот монастырь был не так известен за пределами Москвы. После революции, уже в 20-е годы, храмы Сретенского были захвачены обновленцами, но усилиями настоятеля монастыря, впоследствии священномученика архиепископа Илариона (Троицкого), быстро возвратились в каноническую Церковь.

Сретенский монастырь внутри. Собор Сретения Владимирской иконы Божией Матери – слева, храм Новомучеников Российских – справа. Фото Владимира Ештокина

Здесь же, в Сретенском, принял постриг будущий московский патриарх Пимен (Извеков). Произошло это незадолго до окончательного закрытия монастыря в 1925 году.

Поклонный крест, посвященный новомученикам российским. Фото Владимира Ештокина

Сейчас, проходя по Большой Лубянке, мы видим совершенно другой Сретенский монастырь. От прежнего уцелел собор начала XVIII века. Большинство построек и храмов снесли к 1930 году.

Недавно построенный храм Новомучеников Российских на Лубянке (Сретенский монастырь). Фото Владимира Ештокина

На территории обители размещалось общежитие сотрудников НКВД, говорят, что где-то рядом расстреливали. Позже в храме находились реставрационные мастерские, а в 1990-е годы началось возрождение монастыря, о котором теперь знают, как я уже сказал, далеко за пределами Первопрестольной.

Храм Успения в Печатниках

Нынешняя Сретенка начинается от Бульварного кольца. До екатерининских времен тут проходила стена Белого города — третье полукольцо обороны Москвы. Потом стены за ненадобностью разобрали, а вскоре на месте бывших укреплений появилась новая для Москвы забава — бульвары, по которым горожане могли совершать прогулки — праздные и не очень.

Памятник Надежде Крупской на Сретенском бульваре и храм Успения в Печатниках. Фото Владимира Ештокина

Первое здание, на которое мы смотрим, проходя через невидимые Сретенские ворота невидимой стены Белого города — храм Успения в Печатниках. Церковь, построенная в самом конце XVII века, хоть и является классическим примером московского барокко, но выглядит не очень характерно из-за необычного завершения колокольни и очень широкой трапезной части, которая перестраивалась в XVIII веке.

Храм Успения в Печатниках. Фото Владимира Ештокина

Такое сочетание придает церкви Успения в Печатниках определенный западноевропейский вид. Кстати, название храма связано не с улицей, на которой он стоит, а с Печатной слободой, возникшей здесь в XVII веке.

Храм Успения в Печатниках. Фото Владимира Ештокина

В этих местах селились мастера Печатного двора, а Успенская церковь была приходской. О бывших обитателях этого района напоминает еще и Печатников переулок, который идет от Сретенки вниз к современной Трубной площади.

Первый дом на Сретенке

Самый первый дом на улице Сретенка. Он стоит на площади Сретенские Ворота. Сейчас это неприметное здание. Однако история его восходит к концу XVIII века когда разбирали стены Белого города.

Улица Сретенка, дом 1. Фото Владимира Ештокина

Известный архитектор того времени Василий Стасов по заказу московских властей построил несколько однотипных зданий на месте бывших проездов в центр города. Сейчас мы можем увидеть их в районе Петровских Ворот, Покровских Ворот и здесь, на Сретенке. Сам дом неоднократно перестраивался и свой нынешний вид приобрел к началу ХХ века.

Как часто бывает, дворы не менее интересны, чем парадные виды улиц. В подъезде дома в переулках Сретенки. Фото Владимира Ештокина

Большинство жителей нашей страны знают его по фильму «Берегись автомобиля». Именно здесь располагался комиссионный магазин, в котором работал Дима Семицветов — персонаж Андрея Миронова. Комиссионка в этом доме действительно была и московские старожилы должны ее хорошо помнить.

 

Усадьба Кирьяковых

Городская усадьба Кирьяковых – одно из самых заметных зданий на современной Сретенке. Это относительно небольшой для центра Москвы дом, но с очень богатой историей. Построил его купец 2 гильдии Афанасий Кирьяков. Он был выходцем из далёкого от Сретенки Замоскворечья и жил первоначально в Кадашевской слободе.

Усадьба Кирьяковых. Фото Владимира Ештокина

Дом в классическом стиле появился на Сретенке в конце XVIII века. В 1860-е годы в нём жил основатель московской консерватории композитор Николай Рубинштейн. Именно здесь он собирался со своими учениками и проводил занятие, которые в 1866 году и привели к созданию знаменитого учебного заведения.

Храм на крыше театра

Мы идём дальше и оказываемся на полпути к Садовому кольцу. На левой стороне улицы, дом 19 — современное здание театра «Школа драматического искусства». До конца 1970-х здесь был кинотеатр «Уран» — один из старейших в Москве. Первые фильмы были показаны в «Уране» в 1914 году.

Театр «Школа драматического искусства». Фото Владимира Ештокина

Дома, где он находился, увы, больше нет. В 1997 году его разломали до основания, несмотря на историческую и архитектурную ценность.

Фото Владимира Ештокина

Любопытно, что в здании театра, который сейчас обитает на этом месте, на крыше действует православный храм — единственный в России действующий храм внутри действующего театра.

Фото Владимира Ештокина

 

Церковь Троицы в Листах

Сейчас улицу Сретенка завершает монументальная церковь Троицы в Листах. Древний каменный храм построен в середине XVII века, а выглядит еще более древним благодаря своим пяти большим главам. Храм строили стрельцы, которые жили неподалеку. Стрельцы — первое русское регулярное войско. Они появились в середине XVI века и до начала XVIII были мощной силой не только в военных походах, но и в самой Москве.

Храм Троицы в Листах. Фото Владимира Ештокина

Все, наверное, помнят про стрелецкий бунт 1682 года и знаменитую картину Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни». Интересно, что храм Троицы имеет географическую привязку — в Листах, что никак не вяжется со стрельцами. Москвоведы склонны считать, что название связано всё с теми же печатниками. Скорее всего, именно здесь они продавали часть своей продукции — лубочные картинки, так называемые листы.

В советское время храм был закрыт и обезглавлен. На фотографиях 1960-х годов даже сложно распознать в здании, стоящем на углу Сретенки и Садового кольца, бывшую церковь. Интересно, что первоначальный облик храму вернули не в 1990-е годы, а раньше — перед Олимпиадой-80. Немалые усилия для этого приложил знаменитый архитектор и реставратор П. Д. Барановский, а также его ученик О. И. Журин.

 

Сухарева башня

Когда стоишь на Сретенке в районе Бульварного кольца, видишь улицу, уходящую вдаль. Где-то на горизонте виднеются дома на другой стороне Садового кольца — на Проспекте Мира. Уже немногие московские старожилы помнят Сухареву башню, хотя знают о том, что такая была когда-то, думаю, многие.

Место, где находилась Сухарева башня. Фото Владимира Ештокина

Сухарева башня, в которую раньше упиралась Сретенка, всегда фигурирует в списке строений, которые когда-нибудь неплохо было бы восстановить, наряду с Красными воротами и церковью Успения на Покровке (они, к слову, все стояли здесь неподалёку). Построил башню по инициативе Петра I архитектор Михаил Чоглоков. В то время Петра уже захватили европейские идеи, и в Москве начали появляться совершенно нетипичные для города здания. Так, Сухарева башня очень напоминала какую-нибудь ратушу в большом западноевропейском городе. Не случись в истории России Петербурга, наверняка уже к середине XVIII века мы имели бы совершено иную в плане архитектуры Москву.

Сухарева башня на открытке 1927 года. Сретенка – справа

Жители города очень любили башню, несмотря на то, что ее окрестности к началу советского периода представляли довольно жалкое зрелище. Пышным цветом расцвела торговля, и раскинулся знаменитый Сухаревский рынок — второе после Хитровки злачное место в центре Москвы, очень ярко описанное Владимиром Гиляровским. Рынок окончательно упразднили к 1930 году, а спустя несколько лет разломали и башню.

Сухарева башня. Слева – церковь Троицы в Листах

Против ее сноса выступили практически все известные архитекторы и другие деятели культуры, известна даже переписка некоторых из них на сей счет с самим Сталиным. Считается, что именно он принял окончательное решение о сносе, мотивировав его тем, что можно построить гораздо более величественные и запоминающиеся архитектурные творения.

Фото Владимира Ештокина

О башне напоминает лишь множество фотографий, да небывалое количество городских легенд, с ней связанных. Именно здесь и заканчивается наша Сретенка — такая значимая и совсем небольшая ныне улица в центре Москвы.

 

 

Читайте также:

Зачем на крыше театра построили храм

Сретение: столетие ожидания

 

На заставке фрагмент фрески: Сретение Господне. Псков. Спасо-Преображенский Мирожский монастырь; XII в.

ЕШТОКИН Владимир
рубрика: Авторы » Е »
фотограф
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (12 votes, average: 4,83 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.