Спасатели в рясах

Что делать священнику на месте катастрофы

За последние годы наша страна прошла через серию масштабных природных катаклизмов. И с каждым годом все больше слышно о слаженных действиях добровольцев, помогающих справиться с последствиями катастрофы.
И о священниках, оказывающихся в эпицентре событий. В 2012 году в Церкви официально появилась группа, объединившая тех и других. Что может в условиях чрезвычайной ситуации (ЧС) сделать священник, что — обычный человек, не имеющий медицинского или психологического образования? Когда желание помочь оборачивается во вред? Можно ли идти в волонтеры ради романтики и экстрима? И что главное в условиях ЧС — мужество или… смирение?
Об этом накануне годовщины трагедии в Крымске говорим с участником группы церковной помощи в ЧС, протоиереем Андреем Близнюком.

Кого спасают эсэмэски?

Священник Филипп Ильяшенко обучается с пасению на воде (ГКУ «Московская городская поисково-спасательная служба на водных объектах»), 2013 г.

Священник Филипп Ильяшенко обучается с
пасению на воде (ГКУ «Московская городская поисково-спасательная служба на водных объектах»), 2013 г.

— Отец Андрей, ради чего существует группа церковной помощи в ЧС? Одна из ее задач — именно духовная поддержка, стало быть, она имеет отношение лишь к воцерковленным людям? Или нет?
— Дело в том, что любой человек, который попал в чрезвычайную ситуацию, нуждается в духовной помощи. Беда людей угнетает, страдания порой становятся невыносимыми, и здесь спасатели, даже психологи, не всегда могут помочь — человек, особенно если он верующий, нуждается в благодатной силе Таинств.
Мы, священники в этой группе, прошли специальную подготовку, чтобы при необходимости оказать духовную помощь людям в зоне бедствия: исповедовать, причастить, а с теми, кто еще не готов к Таинствам, проводить беседы, как-то постараться обратить их мысли к вере, к Богу. Родственникам погибших пережить горе утраты очень трудно, тем более если не веришь в Бога — положение кажется безысходным и страшным. Очень многие, получив известие о гибели своих близких, не принимают этого, не верят, могут даже считать, что их обманывают, и изводят себя поисками, бесплодным ожиданием тех, кого уже нет в живых. И если человеку в такой ситуации «в лоб» говорить о его утрате, он от боли может даже ничего и не услышать. Поэтому порой наши беседы не касаются напрямую пережитого людьми горя, они, скорее, миссионерские, катехизаторские: мы стараемся перенаправить мысли людей на духовные темы, говорить о бессмертии души, о том, что человек — существо одухотворенное, состоящее из души и тела. И так вот постепенно подводим их к осознанию горя.

— Ясно, что должны делать в условиях ЧС священники. А ведь к этой работе призваны и миряне. Чем они могут помочь?
— Мы настраиваемся на работу в группе: священник, сестра милосердия, волонтеры. А поскольку в зону ЧС могут пустить только спасателей, все мы прошли подготовку в учебном центре МЧС.

— Какого рода эта подготовка?
— Это двухмесячные курсы спасателей, потом стажировка, потом аттестация, то есть первая ступень, которую проходят все спасатели. Курс обучения сам по себе очень интересный, и, я думаю, было бы полезно иметь как можно больше людей, обученных таким образом — не профессионалов, которые сутками дежурят, а прошедших начальную подготовку — некий резерв. Потому что правильная доврачебная помощь, как раньше ее называли, или первая помощь, часто людям спасает жизнь: верно определить, что с человеком произошло, сделать массаж сердца, искусственное дыхание, правильно его положить, правильно его перенести — очень важно.

Много случаев, когда в чрезвычайных ситуациях люди бросались помогать, неверно оказывали первую помощь, и пострадавшие из-за этого погибали.

— У Вас есть ощущение, что их действительно стало больше в последние годы?
— Да! Мы-то только начали этим заниматься, нас немного. Но есть и другие добровольческие организации, и у них много подготовленных добровольцев, тех, кто по первому зову готов бросить учебу, работу и мчаться в зону ЧС. Собственно, наша группа и возникла из желания организовать из православных таких же добровольцев.
На Западе этот опыт очень широко применяется. Я знаю, что в Стокгольме добровольцы, прошедшие подготовку, «замкнуты» на СМС-сообщениях. Допустим, в метро произошел несчастный случай: у человека остановилось сердце. Скорая помощь может оказаться дальше от места происшествия, чем какой-то доброволец, который, может быть, на той же станции находится. Он получает по рассылке СМС и оказывает первую помощь. К этому и нам надо стремиться: чтобы добровольцев было много, и мы были с ними на мобильной связи.

— То есть волонтер должен иметь какой-то запас отпускных дней на случай ЧС, иметь договоренность на учебе или работе, чтобы в нужный час собраться, быстро выехать на место ЧС?
— Да. И у нас в скором времени должен быть принят закон о добровольцах, который определит их статус и позволит легче решать организационные вопросы. Например, договоренность с работодателем. Такая система действует в США, где, например, большая часть пожарных команд состоит из квалифицированных, обученных добровольцев: эти люди трудятся в совершенно разных сферах, но как только возникает необходимость, они моментально присоединяются к муниципальным, государственным пожарным командам, и работодатель их обязан отпускать.
У священника в ЧС особая задача. Бывает, человека достали из-под завалов, из пожара вынесли, но он получил страшные ожоги или пролежал под завалами слишком долго и его уже не спасти.  И врачи таким человеком не занимаются, потому что другие требуют экстренной помощи.

А безнадежных просто складывают, они лежат в первом эшелоне и ждут своей смерти. Вот здесь и должен подключиться священник-спасатель! Крестить тех, кто не крещен, исповедовать и добрым словом напутствовать в жизнь вечную умирающих!

У меня были подобные случаи. Однажды я оказался на территории 1-й Градской больницы, где после страшной автомобильной аварии умирал молодой человек. Господь устроил нашу встречу незадолго до его смерти: в реанимации дежурила сестра, она оказалась верующей и смогла меня найти и вызвать, и Дары Святые были рядом, в больничном храме на престоле приготовлены. Этому молодому человеку оставалось жить буквально считанные часы. Я пришел в реанимацию, исповедал его. Причем он уже не мог говорить, так что я задавал вопросы, и если он соглашался, то в ответ просто моргал. Это была его первая и последняя исповедь. Потом я его причастил, и он вскоре умер. Так Господь открыл ему дорогу в Царствие Небесное, устроил так, что этот чистый, хороший человек смог приобщиться Таинств. А в той машине было много людей, все остальные погибли сразу, лобовое столкновение…
Часто врачи и медсестры могут даже не подумать о возможности пригласить к умирающему священника, просто потому что в Бога не верят или верят, но неглубоко. Но у каждого человека есть право — участвовать в Таинствах. И сейчас, слава Богу, есть соглашение между Патриархией и Министерством здравоохранения, согласно которому если родственники приглашают к больному священника, то отказать персонал не может. Теперь многие люди уходят к Богу, напутствованные Таинствами.
Имея удостоверение спасателей, взаимодействуя с МЧС и с Министерством здравоохранения, гораздо легче получить доступ и в реанимацию, и в походно-полевой госпиталь или передвижные медпункты, куда посторонних не пускают.

Адреналина не надо

Blisnjuk-posashko135 - 2

Протоиерей Андрей Близнюк на курсах по спасению на воде, 2013 г

— Отец Андрей, как Вы считаете, любой ли человек готов к работе в условиях ЧС? Наверняка отзывается молодежь, студенты, руководствующиеся чувством романтики, жаждой приключений, экстрима?
— Кто ищет экстрима, пускай лучше на сноуборде по горам катается. В условиях чрезвычайных ситуаций нельзя с таким настроением находиться. Дело в том, что вся система оказания помощи очень четко продумана и прописана, тут действует определенный алгоритм. А если человек руководствуется не этим порядком, а какими-то своими страстными порывами, он может только навредить. Бывали такие случаи. Например, когда горел институт в Москве, нашлись люди, которые растянули брезент под окнами и стали кричать студентам, чтоб те прыгали вниз — вместо того, чтобы расчистить дорогу пожарным, которые должны были лестницы-штурмовки поднять к тем, кто был отрезан огнем от путей эвакуации. То есть эти люди оказались неподготовлены к адекватным, согласованным действиям. В итоге многие от этого пострадали.

Вообще поиски экстрима с избытком адреналина — это последствия духовного опустошения. Те, кто постоянно лезет в опасные приключения, по-видимому, совсем потеряли ощущение жизни, они пытаются себя как бы «ущипнуть» и пробудить.

А человек верующий и осознающий свое стояние перед Богом не будет зря рисковать. Как Христос учит нас, когда в пустыне Его сатана искушал, поставил на кровле храма и предложил: «Прыгни вниз». А Христос ответил: «Не искушай Господа Бога твоего». Поэтому все такие искушения, поиски опасных ситуаций — во вред душе. И человек с подобным настроением не должен оказываться в экстремальной ситуации, потому что если он руководствуется адреналином в крови, чувством романтики, то просто неправильно будет вести себя в условиях ЧС: полезет, куда не надо, сделает не то, что нужно, и не только сам может пострадать, но и повредит слаженным действиям спасателей. Нужно иметь много смирения и послушания в этой ситуации.

— С излишней тягой к экстриму понятно. А насколько значимо для добровольца сопереживание тем, кому он помогает? Или хороших навыков достаточно и без «лишних» эмоций?
— Есть замечательная поговорка: Пока ты чувствуешь боль — ты жив. Пока ты чувствуешь чужую боль — ты человек.
Добровольцы должны любить людей, тех, кто страдает, стараться им помочь, молиться с ними. Ведь для самих добровольцев очень полезно безвозмездно оказывать помощь ближним: это то, что Господь нам велел делать — в притче о добром самарянине. Ещё вспомнились слова свт. Николая Сербского: «Знаете ценность свою? Она равна количеству людей, которые не могут жить без вашей заботы».

Группа церковной помощи

Группа церковной помощи в чрезвычайных ситуациях возникла в 2012 году. Помимо духовной помощи пострадавшим ее задача — организация штаба гуманитарной помощи, ее распределение; при необходимости — организация питания населения, временное размещение пострадавших и помощь в восстановлении жилья; консультативная помощь — юридическая, медицинская, социальная, психологическая.
Узнать, как подключиться к деятельности группы, можно, позвонив по телефону справочной службы в Москве:
8 (495) 542-00-00 с 8:00 до 22:00, или написав на адрес: emergency.church@gmail.com. Всегда нужна консультативная помощь: к сотрудничеству приглашаются медики, психологи, юристы. Священнослужители, желающие пройти обучение и стать необходимым звеном оперативного штаба помощи в районах бедствий, могут обратиться по телефону:
8 (916) 316-17-88 (протоиерей Андрей Близнюк).

Соревнования добровольных помощников спасателей в православном летнем лагере «Богослово». Тверская обл., 2013 г.

Соревнования добровольных помощников спасателей в православном летнем лагере «Богослово». Тверская обл., 2013 г.

Тушение пожара в подмосковном заказнике «Журавлиная родина», 2010 г. Фото с сайта  www.miloserdie.ru

Тушение пожара в подмосковном заказнике «Журавлиная родина», 2010 г. Фото с сайта
www.miloserdie.ru

Священник Свято-Михаило-Архангельского храма г. Крымска иерей Роман Осташевский обходит дома потерпевших при наводнении. Крымск, 2010 г

Священник Свято-Михаило-Архангельского храма г. Крымска иерей Роман Осташевский обходит дома потерпевших при наводнении. Крымск, 2010 г

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.