Приход и община – церковная повседневность глазами социологов

Недавно в издательстве «Весь мир» вышла книга «Приход и община в современном православии: корневая система российской религиозности». Ее авторы — старший научный сотрудник Научного центра международных исследований (Centre d’études et de recherches internationales, CERI) при Парижском Институте политических наук (Sciences Po) Кати Русселе (Kathy Rousselet) и профессор РГГУ, исследователь Центра изучения религий Александр Агаджанян. Эту книгу обязательно стоит прочесть.

обсуждение

 

Книга «Приход и община в современном мире» – сборник научных трудов, но ознакомиться с ним будет интересно и людям, не являющимся специалистами. Тексты сборника читаются легко и статьи не перегружены терминами. Верующим людям будет интересно увидеть свой мир со стороны глазами исследователя и узнать об особенностях приходской жизни в разных уголках России и других регионах, а неверующим будет интересно познакомиться с приходской жизнью изнутри. Может быть, этот интерес станет для кого-то перовым шагом на пути в храм.

Эта книга – результат совместного проекта, в котором приняли участие специалисты из России, Франции и Германии и Болгарии. В сборник вошли материалы, полученные в ходе исследований, проведенных в разных областях России. Авторы рассматривают особенности становления православных религиозных общин, взаимоотношений священников и мирян, взаимодействия прихожан друг с другом и окружением. Речь идет о корневой системе российской религиозности, именно такой подзаголовок выбран для книги. Корни – определяющая часть системы, но она скрыта от глаз, и ее изучение – дело кропотливое и долгое. Исследователей интересовала повседневная жизнь русского Православия и развитие этой традиции в ХХ веке после распада Советского Союза.

В России возрождение интереса к приходской жизни произошло в начале ХХ века, но традиция этих исследований, едва возникнув, вскоре прервалась. В связи с историческими катаклизмами вскоре изменился и ушел с общественной сцены и сам предмет изучения. В советское время религиозная жизнь находилась под спудом, но, тем не менее, и тогда шли очень интересные дискуссии о религиозной жизни, о которых мы начинаем узнавать только сейчас из архивных документов.

Кати Русселе

Кати Русселе 

Кстати сказать, на сегодняшний день российских исследований, посвященных религиозной жизни, не так много. Среди них можно выделить диссертацию Арины Тарабукиной «Фольклор и культура прицерковного круга», в которой автор подробнейшим образом описывает систему взглядов и ценностей и оценок, сложившуюся у наших современников на приходском уровне. Очень интересна работа Валентины Чесноковой «Тесным путем», посвященная процессу воцерковления населения России в конце ХХ века. Автор этого исследования анализирует становление приходов в период возрождения церковной жизни. Вот так в общих чертах выглядит научный ландшафт, на котором появилась книга, ставшая предметом разговора.

Чтобы увидеть жизнь общины изнутри, исследователю, человеку внешнему, нужно провести в этой среде достаточно долгое время. Немецкий антрополог Детелина Тошева больше года прожила в Ленинградской области, изучая жизнь трех небольших местных приходов и их непростые взаимоотношения.

Но не всегда исследователи изучают приходскую жизнь сугубо извне. Авторы работы «Портрет одного молодежного прихода при университетском храме» Ольга Свешникова и Ирина Пучкова сами являются прихожанами Татианинского храма в Омске, жизнь которого они исследовали. Кстати, такой метод имеет давние исторические традиции, авторы первых зарубежных исследований были католиками и изучали мир, который им был привычен и близок, а секуляризация социологии произошла значительно позже.

Александр Агаджанян

Александр Агаджанян

Объектом исследования Ирины Семеновой-Тянь-Шанской-Байдиной стал православный приход в Казани и особенности формирования православной субкультуры в мусульманском окружении. Француженка Кати Русселе, изучавшая в России аспекты отношений священников и мирян, а именно – послушание и благословение, взяла множество интервью у священников и прихожан из разных епархий России. Иногда (но, далеко не всегда) чтобы получить интервью, ей самой приходилось брать благословение у правящего архиерея.

Так в чем же разница между терминами «приход» и «община?» Авторы исследований, вошедших в сборник, не дают единого ответа на этот вопрос. На обложке сборника изображена Чаша. Евхаристия – это то, что объединяет православных христиан, но члены одной общины далеко не всегда бывают прихожанами одного храма.

В одной из статей книги приводится довольно парадоксальный случай, когда в храме, в котором два года не было священника, община продолжала существовать, сплотившись вокруг неформального лидера – церковного старосты. Жизнь этой общины описана в статье Романа Поплавского «Приход Св. Николая Чудотворца в ожидании настоятеля».

Другой возможный вариант осмысления терминов «приход» и «община» основан на сочетании коллективного и индивидуального. В этом понимании общиной можно считать некую сплоченную группу прихожан, где «все свои», а приходом – более открытую. Ольга Брестская в своей работе рассматривает два белорусских прихода, находящихся неподалеку друг от друга, один из них – общинного типа, с тесными и давними связями между людьми, а другой – более индивидуализирован, открыт для новичков и людей, которые не стремятся к общинной солидарности и «удовлетворив свои религиозные потребности» (звучит – ужасно, но по сути – верно), уходят сразу после службы.

Заметим, что социологический подход к исследованию религии не предполагает, что некоторые из вариантов общинной жизни являются более «правильными» по отношению к другим. Исследователи могут обозначить лишь некоторые крайние точки, например, после смерти или ухода лидера община часто распадается, но если большинство ее членов после этого перестают ходить в какой бы то ни было храм, возникает вопрос, была ли цель их пребывания в общине религиозной или сугубо социальной.

Социологический подход позволяет обсуждать непростые вопросы современного Православия, например вопросы субординации и роли священника в общине. С одной стороны, батюшка должен быть духовным лидером, а с другой – он может быть в одночасье переведен в другой храм и даже в другой район, с этим связана некоторая специфика его служения. Благо или зло в таком случае харизматический лидер и насколько далеко могут простираться границы его харизмы – вопрос дискуссионный. Как показал опыт Кати Русселе, дискуссионными могут становиться даже такие, казалось бы, бесспорные вещи, как послушание и благословение, потому что выяснилось, что под этими словами в разных приходах понимаются очень разные вещи. 

Фото Алисы Орловой

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.