По плодам узнаете их

Дети и внуки российских купцов, заложивших основу семейных капиталов, начав с мелкой торговли и кустарных мастерских, получали высшее образование и, преумножая родительское наследство, находили самое разнообразное применение своим деньгам. В 1900 году только в одной Москве было 629 благотворительных учреждений, из которых город содержал лишь 27.

 

Гавриил Солодовников

– личность легендарная в русской истории. Купец 1-ой гильдии, мануфактур-советник, почетный гражданин – он был талантливым предпринимателем, владельцем “Пассажа Солодовникова” на Кузнецком мосту, домовладельцем и землевладельцем, крупным акционером Московско-Казанской железной дороги и трех крупных банков. На его средства построены Московский театр оперетты, клиника при медицинском факультете МГУ, ряд домов в Москве, сиротский приют, несколько училищ в четырех губерниях России. Все свое состояние, составлявшее к концу жизни более 20 миллионов рублей, он завещал направить на развитие России. Сегодня в честь знаменитого российского мецената учреждена национальная премия имени Гавриила Солодовникова, ставшая ежегодной высшей общественной наградой России – своего рода “Оскаром” в торговле. Она присуждается лучшим менеджерам за значительные достижения и личный вклад в развитие отечественной торговли.

 

Братья Бахрушины

– наследники московского купца Алексея Бахрушина, совместно владевшие сафьяно-кожевенным заводом . Кроме того, каждый из братьев управлял еще и собственным делом: Петр – суконной фабрикой, Александр – кожевенным заводом, Василий – торговлей.

Бахрушины занимались обширной благотворительной деятельностью как в Зарайске, на родине родителей, так и в Москве. Ими была построена бесплатная больница на двести коек для страдающих неизлечимыми болезнями с амбулаторией, родильным приютом и богадельней. Большие средства пошли на строительство городского сиротского приюта и приюта для деревенских детей, “живущих в обстановке, которая угрожает их умственному и нравственному развитию” , на дома с бесплатными квартирами для нуждающихся вдов с детьми. При них были открыты два детских сада, начальное реальное и ремесленное училища, бесплатная столовая и общежитие для курсисток. По завещанию Василия Алексеевича были выделены деньги на стипендии пяти учебным заведениям: Московскому университету, Московской духовной академии и семинарии, Академии коммерческих наук и мужской гимназии. Участвовали Бахрушины и в строительстве в Москве четырех театров, в том числе театра Корша. С Бахрушиными связано и создание Московского коммерческого училища.

В 1901 году за свою благотворительную деятельность Александр и Василий получили звание Почетного гражданина Москвы. Такой чести Москва удостоила всего двенадцать купцов, включая Павла Третьякова, подарившего городу свою галерею.

Александр Бахрушин поддерживал работы по созданию Российского воздушного флота, а также большое число медицинских экспериментов. За заслуги в этой области он даже был удостоен звания статского советника.

В годы Первой мировой войны Бахрушины выделяли значительные средства рабочим своих предприятий, что помогло сотням семей пережить военное время и спасти от голода стариков и детей.

Дети братьев Бахрушиных продолжали благотворительную деятельность вплоть до 1917 года, когда все их имущество было экспроприировано.

Павел Третьяков

– фабрикант, сын купца 2-й гильдии. Расширяя дело отца, Павел с братом Сергеем построили бумагопрядильные фабрики, на которых работало около пяти тысяч человек. Увлеченный изобразительным искусством, Павел Третьяков начал собирать коллекцию национальной русской живописи. Для своего собрания он построил великолепное здание и в 1888 году открыл его для бесплатного посещения. А потом и вовсе передал и коллекцию, и здание в дар Москве. До конца жизни за свой счет он продолжал пополнять галерею и завещал Московской городской думе весь свой капитал на будущее ее пополнение, положив начало музею мирового значения. Он же открыл богадельню для вдов и сирот художников, а также построил училище для глухонемых детей. В письме к дочери Третьяков писал: “Моя идея была, с самых юных лет, наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь”.

Савва Морозов

– крупный российский фабрикант из старообрядцев. Савва Тимофеевич вложил около полумиллиона рублей в создание Московского Художественного театра. Он возглавил его строительство, став председателем правления “Товарищества для учреждения в Москве Общедоступного театра”. Один из крупнейших в стране капиталистов, мануфактур-советник Савва Морозов не гнушался в театре никакой черной работы – будь то труд бутафора, электрика, костюмера и даже плотника.

Помогал он и отдельным людям, и различным учреждениям, и общественным организациям. Несколько десятков тысяч рублей он передал на строительство родильного приюта при Староекатерининской больнице. Сегодня в этом здании располагается Московский областной научно-исследовательский клинический институт имени М. Владимирского. Кроме того, Морозов финансировал строительство больниц и бесплатных семейных общежитий для рабочих: с отоплением, водопроводом и канализацией.

Христофор Леденцов

– купец 1-й гильдии и почетный гражданин Вологды. Он принципиально отличался от многих меценатов тем, что никогда не жертвовал баснословные суммы вслепую, всегда руководствовался точным расчетом и выделял ровно столько средств, сколько требовалось. Например, Вологодский ломбард для бедных обошелся в весьма скромную по тем временам сумму, но, как показало время, ровно такая сумма и требовалась на его учреждение, и ни одна копейка не “прилипла” ни к
чьим рукам.

В Москве Леденцов появился в конце позапрошлого века, когда ему было за пятьдесят. Располагая крупным капиталом, имея недвижимость в Первопрестольной и в Вологде, доходные дома в Петербурге, земельные владения и имения в разных местах, и к тому же распоряжаясь крупными пакетами акций железных дорог, он решил заняться меценатством. И сразу же четко наметил программу деятельности: “Я не хочу дела благотворения, исцеляющего язвы людей, случайно опрокинутых жизнью, я ищу дела, которое должно коснуться самого корня человеческого благополучия”.

Христофор Леденцов создал “Музей содействия труду”, где экспонировались разнообразные изобретения, улучшающие условия и производительность труда заводских рабочих, и стал председателем его правления, выделив на этот проект 50 тысяч рублей.

Одним из примечательных результатов его меценатства стала организация “Общества содействия успехам опытных наук”, задачей которого было субсидировать перспективные научные программы. Оно помогло созданию и работе лаборатории академика Павлова в Колтушах, аэродинамических лабораторий Жуковского в Высшем техническом училище, физической лаборатории профессора Лебедева (будущий ФИАН). Фонд Леденцова поддержал работу Вернадского по обнаружению первых урановых месторождений в России. На формирование и первые организационные расходы Общества Леденцов выделил 100 тысяч рублей в ценных бумагах, которые были положены в банк в качестве неприкосновенного капитала. Кроме того, он завещал после смерти распродать часть своего недвижимого имущества и вырученные средства разместить в американской страховой компании и швейцарском банке для дальнейшего финансирования Московского университета и Технического училища.

Юрий Нечаев-Мальцов

– выходец из дворянского сословия, получил вторую свою фамилию – Мальцов от дяди, Ивана Сергеевича Мальцова вместе с завещанием о передаче огромного наследства. Получив состояние, Нечаев-Мальцов занялся благотворительной и меценатской деятельностью.

Он основал во Владимире Техническое училище имени Ивана Мальцова. Затем в центре города Гусь, который вскоре стал именоваться Гусь-Хрустальным, воздвиг по проекту Бенуа храм во имя Святого Георгия Победоносца, а в селе Березовка – церковь в память убиенных в Куликовской битве, о которой мечтал его отец. Церкви расписывал Васнецов, а знаменитый мастер Фролов делал мозаики.

Вслед за храмами-памятниками в Гусь-Хрустальном была построена богадельня имени Ивана Мальцова, а в Москве, на Шаболовке, началось строительство комплекса дворянской богадельни имени Нечаева, отца благотворителя. С именем Юрия Нечаева-Мальцова связано и строительство Музея изящных искусств имени Александра III на Волхонке (Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) — он оказался единственным, кто не пожалел для храма искусств двух с половиной миллионов рублей.

Иннокентий Сибиряков

– сын купца-золотопромышленника, начал помогать другим, будучи еще студентом Санкт-Петербургского университета. В дальнейшем на его средства получили образование в России и в Европе десятки, а то и сотни молодых людей, которым миллионер не только помогал закончить вузы, но и давал возможность стать на ноги. Многие города Сибири открывали свои первые музеи, школы, библиотеки не только на средства Иннокентия Сибирякова, но часто и по его предложению. Ряд из них превратились сегодня в крупные центры науки и просвещения. Он финансировал Высшие женские Бестужевские курсы, создание первого в России женского медицинского института (ныне Санкт-Петербургский государственный университет им. И.П. Павлова) и Санкт-Петербургской Биологической лаборатории (теперь Государственная академия физической культуры им. П.Ф. Лесгафта). Он был пожизненным почетным членом Общества попечения о бедных и больных детях, подарил свою дачу в Райволо Обществу бедных женщин на устройство в ней детского приюта для девочек, жертвовал на строительство церквей при гимназиях и реальных училищах, на библиотеки для церковно-приходских школ и бедных провинциальных училищ, на строительство храмов и нужды монастырей.

В 1894 году, в возрасте 35 лет золотопромышленник Иннокентий Михайлович Сибиряков перешел жить на подворье Старо-Афонского Свято-Андреевского скита в Санкт-Петербурге. Свой капитал он передал родственникам, а все наличные средства вручил своему духовному отцу для раздачи бедным монастырям России
и на богоугодные дела. Через два года он уехал на Афон, принял постриг с именем Иоанн в честь Иоанна Предтечи, а менее чем через год – схиму с именем Иннокентий в честь Иннокентия Иркутского. Умер схимонах Иннокентий 6 ноября 1901 года.

Его глава, которая хранится в костнице Свято-Андреевского скита на Афоне, имеет характерный янтарно-медовый цвет, что, по афонскому преданию, считается несомненным признаком святости.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.