Пасха в космосе

О том, как православные праздники отмечаются в космосе и как отрыв от Земли помогает укрепиться в вере, в праздник Светлой Пасхи и День космонавтики«Фоме»рассказал космонавт Валерий Григорьевич Корзун. 

— Вы встречали Рождество Христово на борту космического корабля в 1997 году. Вам запомнился этот день? 

Korzun_5Конечно! Мы тогда впервые вышли на телефонную связь с Патриархом Алексием II. Он поздравлял нас, и это было настолько необычно, что в тот момент ощущалась не столько радость Праздника, сколько страх общения с таким человеком. Все-таки — Патриарх! Помню, какой всех объял трепет. Но Святейший оказался на удивление простым и доступным, говорил нам много слов поддержки. А когда у него был день рождения, он снова связался с нами, и мы поздравляли его и беседовали с ним. Когда же мы вернулись на Землю, у нас появилась возможность пообщаться с Патриархом вживую. Я подарил Патриарху Алексию«Лествицу» Иоанна Лествичника, которая побывала на станции, и он с большой радостью принял эту книгу.

А традиция постепенно укоренилась, и уже около десяти лет Патриарх поздравляет космические экипажи с Великими Праздниками, Рождеством и Пасхой.

— А как празднуется Пасха в космосе?

На Пасху уже несколько лет для космонавтов устраивают настоящий Праздник! Примерно с 2007 года у отряда космонавтов появился духовный наставник, иеромонах Иов (Талац) из Троице-Сергиевой Лавры. Каждый год в день Светлой Пасхи в Центр управления полетами приезжают семьи космонавтов, батюшка и хор семинаристов Троице-Сергиевой Лавры — и проводится сеанс видеосвязи с космонавтами. Хористы поют для экипажа православные песнопения, известные русские песни и даже исполняют что-нибудь по просьбам космонавтов—получается настоящий концерт.

Появление у космонавтов духовного наставника и вообще их связь с Троице-Сергиевой Лаврой очень важна для укрепления духа — и не только российских космонавтов. В последний праздник Рождества Христова на сеанс связи с батюшкой собрался весь экипаж, в том числе американские астронавты и итальянская астронавтка. И хотя это был праздник с православными песнопениями, рассчитанный на православных, иностранные члены экипажа с удовольствием просидели перед экраном весь сеанс связи. Когда хористы спели рождественские колядки, итальянская астронавтка Саманта Кристофоретти сказала, что пела подобные колядки в детстве, и то, что она услышала их снова во время полета, стало для нее мощной психологической поддержкой.

— Многие космонавты говорят, что во время полета сильнее, чем на Земле, чувствуют присутствие Бога. Это действительно так?

Есть очень хорошая фраза, которая принадлежит американскому астронавту Фрэнку Борману:«Бога я не видел, но я видел повсюду следы Его присутствия». Конечно, так и есть на самом деле. Но не потому, что Бог становится ближе к нам, а потому, что мы становимся ближе к Богу. В непростых ситуациях человек всегда воспринимает Бога острее. У Никиты Сергеевича Михалкова есть интересное наблюдение: нам комфортно, когда мы находимся в привычной обстановке — в своей квартире, в своем кабинете, городе, но если мы выйдем в лес, да еще и заночуем там —наши чувства будут абсолютно иными. В страшном ночном лесу мы уже не такие сильные и могущественные, здесь мы лишь маленькая частичка природы. А представьте, каково в космосе — в крайне агрессивной среде, где запредельные температуры и где нет воздуха! Там ведь все время страшно! И поэтому каждый раз взлет —«Господи, помилуй», посадка или выход в открытый космос — то же самое.

Я поймал себя на мысли, что осознать бесконечность Вселенной и свое присутствие в ней, находясь на Земле, невозможно, потому что все это представляется абсолютно ирреальным. Но когда видишь все собственными глазами, становится страшно от осознания, насколько ты мал относительно Вселенной. Тем не менее, являясь творениями Божиими, мы что-то из себя представляем, и для чего-то были созданы…

— Во время Вашего первого полета на орбитальной станции вспыхнул пожар, и чуть не произошла катастрофа. Вы потом говорили, что это как раз та ситуация, когда уповать можно только на Бога…

Конечно. Без молитвы здесь нельзя. Несмотря на то, что станцией управляет Центр управления полетом на Земле, ЦУП ничем не мог нам помочь. «Господи, помилуй» — единственное, что билось тогда в голове, и еще была убежденность, что бороться нужно до конца,— больше в тот момент мыслей никаких не было. Все делалось на автомате: отработка действий, спасение жизни.

Благословление космонавта Романа Романенко на полет. Икону свт. Нектария Эгинского – подарок настоятельницы монастыря свт. Нектария – Роман взял на орбиту. Стоят: пономарь Александр, Р. Романенко, о. Иов, в стихаре космонавт Валерий Корзун.  www.pravoslavie.ru

Благословление космонавта Романа Романенко на полет. Икону свт. Нектария Эгинского – подарок настоятельницы монастыря свт. Нектария – Роман взял на орбиту. Стоят: пономарь Александр, Р. Романенко, о. Иов, в стихаре космонавт Валерий Корзун.
www.pravoslavie.ru

— Отец Иов (Талац) в одном интервью сказал, что многие космонавты отправляются в космос неверующими, а возвращаются верующими. А у Вас как было? 

Я был в Церкви с детства: в храм меня водила бабушка. Но если оглянуться назад – можно нарисовать длинную синусоиду из взлетов и падений, из уходов и приходов. Был коммунистом, разуверялся. А когда нависла угроза отчисления из отряда космонавтов (я был слишком высокий и не помещался в кресле корабля), поехал молиться в Оптину пустынь. И спустя некоторое время руководство приняло решение все-таки отправить меня в космос — на специальном ложементе!

Как часто бывает, мы думаем о Боге, только когда что-то не получается, а потом сразу о Нем забываем, до следующего раза. Естественно, полет в космос, ситуация с пожаром существенно повлияли на мое отношение к Богу и к вере. Как в песне Игоря Талькова, «у последней черты вспоминаешь о Боге». Плохо, когда это происходит у последней черты, хорошо бы вспоминать об этом немножко раньше.

— Космонавты, наверное, как никто, осознают могущество человека, его силу и возможности. Как на это знание повлияла ваша вера?

Быстро прошла звездная болезнь. О нас писали в свое время —«покорители Вселенной» (это вообще было такое время, когда все что-то покоряли: горы, небо и так далее). Вот с верой возникает осознание того, что до покорения нам очень далеко. Ну какие мы покорители? Как можно покорить Вселенную, которую создал Бог? Да и о каком покорении речь, если мы сами себя покорить не можем в борьбе со своими страстями и грехами? С верой появляется смирение и успокоение, а звездная болезнь и самоуверенность начинают казаться нелепостью.

Полеты в космос для того и нужны, чтобы увидеть его и понять, что не могло все это возникнуть само собой, без руки Творца; чтобы еще больше познать самих себя, понять, кто мы такие, зачем мы созданы и как нам следует относиться к природе и Вселенной.

 

СПРАВКА: 

Валерий Григорьевич Корзун – летчик-космонавт, заместитель начальника Центра подготовки космонавтов — командир отряда космонавтов, Герой Российской Федерации, генерал-майорВВС РФ. 

Совершил два полета в космос: в 1996– 997 гг. на 197 дней и в 2002 г. — на 184 дня. 

В открытом космосе провел в общей сложности 22 часа 20 минут.

 

 

Даша БАРИНОВА Дарья
рубрика: Авторы » Б »
Дежурный редактор
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.