Олимпийские цели: сбылась ли мечта Кубертена?

Андрей Рогозянский про соревнования — спортивные и политические

Более ста лет назад француз Пьер де Кубертен предложил вернуть к жизни древнюю традицию разрешения конфликтов в спортивных состязаниях, направить человеческие страсти в мирное русло. Но уже через несколько лет страсти вернулись, и даже сегодня вопрос о чистоте «олимпийского духа» стоит не менее остро.

Человек будущего

Барон Пьер
де Кубертен

История спорта в ХХ веке — пример, как идеи меняют мир вокруг нас. Олимпийское движение зарождалось в те времена, когда Европа изнемогала от войн, интриг дипломатии и взаимного недоверия. Идея француза Пьера де Кубертена о большом едином спортивном празднестве для всех наций оказалась весьма привлекательной. Прежде спортсмены состязались раздельно, по видам спорта и странам. По замыслу Кубертена, Олимпийские игры должны были стать общим международным сбором для разных дисциплин и направлений, открытым для непрофессионалов-любителей. С тех пор идея Олимпийских игр укрепилась и обрела всемирную поддержку. Список участников включает 204 страны, а соревнования проводятся по 39 летним спортивным дисциплинам и 15 зимним. Первые Игры 1896 г. в Афинах собрали всего 14 национальных команд, которые разыграли награды по 9 видам спорта.
Олимпийская хартия описывает олимпизм как философию жизни, возвышающую и объединяющую в сбалансированное целое достоинство тела, воли и разума. Представлялось ожидаемым, что человек не только расширит свои познания и интеллектуальные способности, усовершенствует машины, построит новое лучшее общество, но и в себе самом явит образец красоты, силы и ловкости, получит новые физические возможности. Надежды во многом оправдались. Достижения олимпийцев поистине замечательны. Девиз: «Citius, Altius, Fortius» («Быстрее, выше, сильнее») — в полной мере отображает прогресс олимпийского движения за период в 120 лет. Рекорды настоящего времени выглядят фантастическими по меркам столетней давности.

Впечатляющие результаты

На дистанции 100 метров бегуны вплотную приблизились к рубежу 9,5 сек. Век назад,
в 1912 г. выдающимся считался результат 10,6 сек. В прыжках в длину прорыв еще более решительный: 6 метров для 1857 г. и почти 9-метровый полет в настоящее время! Самый быстрый километровый забег в конькобежном спорте длится теперь немногим больше минуты. На рубеже XIX и ХХ веков ту же дистанцию пробегали в лучшем случае в полтора раза медленней — за 1,4 мин. В прыжках с шестом разрыв результатов между концом ХХ в. и началом ХХ в. определяется цифрами в 6,14 метров против 4 метров. И в водной стихии человек также ощущает себя куда более свободно, преодолевая 100 метров вольным стилем за 47 секунд. Сто лет назад самым скоростным спортсменам не удавалось «выплывать» из пределов минуты.
Женский спорт также проделал впечатляющий путь. 10,5 секунды являются действующим рекордом на стометровке у женщин против 13,6 секунд в 1922 году! 6 метров и 7,52  метра — таковы рекордные показатели для прыжков в длину 1928 и 1988 годов. А плавание отметилось почти двукратным увеличением скорости: на 100 метрах 1 минута 35 секунд в начале ХХ в. и 52 секунды — столетие спустя.
Огромная заслуга в этом принадлежит олимпийскому движению, популяризовавшему занятия спортом и открывшему перспективы любителям. Как масштабный, красочный праздник, Олимпиада фокусировала всеобщий интерес и лучшие чаяния. К середине ХХ в. крупные страны сформировали у себя системы массового спорта, подготовки и отбора. Состязания разного ранга стали привлекать сотни тысяч участников разных возрастов. Физическая культура выросла в важную составляющую общественной культуры с серьезной научной основой.

Игры и политика

Фото ИТАР-ТАСС

Уже вскоре после возвращения игр Кубертеном начала проявляться усталость. Олимпиады становились всё более затратными и сложными в организации. Мало-помалу они начали превращаться в элемент престижа и инструмент обеспечения политических интересов национальных правительств. Хотя первоначально, по замыслу Кубертена, идея олимпизма была совершенно иной. Это идея общественного движения, свободного от политики и давления правительств. Однако уже в 1936 г. Олимпийские игры в Берлине вызвали жаркие споры о совместимости спорта и идеологии.
Олимпиады 1952, 1956, 1968 и 1980 годов прошли под аккомпанемент войн в Корее, Индокитае, Вьетнаме и Афганистане, арабо-израильского противостояния, волнений в Европе, и вовлеченные в вооруженное противостояние страны отказались объявлять перемирие. Ни одна из олимпийских сессий не обошлась без акций бойкота и политических манифестаций. Олимпиада в Мюнхене 1972 г. ознаменовалась кроме того кровавыми событиями — захватом и гибелью заложников из сборной Израиля.

Как разбиваются мечты

 

Будучи крупным общественным событием, Олимпиады обратили на себя внимание тех, кто зарабатывает деньги и профессионально занимается пропагандой. Спорт и олимпийское движение неуклонно коммерциализировались, приобретали значение маркетинговых событий. Революция нравственности, захватившая Запад в 1960-е годы, культ развлечений и психология потребления изменили атмосферу Игр, в которой начали преобладать околоспортивные страсти, мотивы наживы и манипулирования. Разношерстная публика, стекающаяся на Олимпиады, далека от спортивного образа жизни и интересов. Алкоголь, наркотики, легкие знакомства и громкая музыка нередко скрашивают досуг многонациональной кочевой диаспоры, перемещающейся из страны в страну в поисках впечатлений. «Болельщиков» на трибунах сменили организованные группы «фанатов», готовых самым агрессивным образом отстаивать свои предпочтения. Эмоции вокруг некоторых видов спорта становятся всё более разнузданными и напоминают зрелища периода Древнего Рима.

Первоначальная кубертеновская мечта о спорте, основывающемся на нравственных принципах, являющем пример разрешения споров в этическом ключе, оказалась забыта. Кризис олимпийского движения развивается одно­временно с общим кризисом современности, ее просвещенческих оснований. Массовый спорт после кратковременного всплеска утрачивает позиции в обществе. Спортивная сфера замыкается в узком профессиональном кругу, в то время как существование большинства наших современников нисколько не приближается к идеалам здорового, гармонического развития.

Новые рекорды

Майкл Фелпс

Постепенно исчерпываются пределы естественных возможностей человека, замедляется динамика обновления рекордов. Планки абсолютных достижений остаются без изменений иногда по двадцать и более лет. Исход соревнований в беге, прыжках, плавании, коньках, лыжах, тяжелой атлетике, в командных видах спорта зависит в большой степени от совершенствования экипировки и технологий, систем спортивного питания и тренерских тактик. Химическая стимуляция — допинг — еще один бич спортивного мира. Ухищрения современной фармакологии с трудом умещаются в понятие fair play, «честной игры», и направлены на непропорциональную стимуляцию отдельных функций и способностей человеческого организма. Ангажированное, предвзятое судейство довершает картину состояния олимпийского спорта, далекую от оптимизма.
Атлеты продолжают совершенствовать результаты, однако большие успехи редки и объясняются в основном действием каких-нибудь экстраординарных факторов, таких, как физиологическая эксклюзивность — особенности организма и телосложения спортсменов. Один из самых известных спортсменов, пловец из США Майкл Фелпс 39 раз обновлял мировые достижения, и его 7 мировых рекордов на водной дорожке остаются непревзойденными. В это трудно поверить, но в детстве его считали «особенным ребенком», и врачи диагностировали у него пороки развития. У Майкла непропорционально короткие ноги и длинный торс, широкие и длинные стопы. Размах рук спортсмена составляет 201 сантиметр, что на 8 сантиметров превышает его рост. Это обеспечивает ему мощную динамику на воде.
И в легкой атлетике, в беге на длинные дистанции серия рекордов последних десятилетий связана с появлением атлетов из стран Восточной Африки, обладающих специфической анатомией и сниженной чувствительностью к боли, к температурным и прочим нагрузкам.

Спортивные основания

Сфера спорта переживает не лучшие свои времена. Яркое действо, краски Олимпиады не могут заслонить факта, что олимпийское движение отклонилось от изначально намеченных целей и принципов. Альтруистические побуждения, дух солидарности, взаимной поддержки, тяга к самосовершенствованию пасуют перед проявлениями индивидуализма, алчности и агрессии. Сам основатель олимпийского движения Пьер де Кубертен признавал, что, используя его начинание, можно вызвать как самые благородные, так и самые низменные страсти, а спорт в одинаковой мере может служить и укреплению мира, и подготовке к войне. Вместе с образованием, наукой, культурой, физическое воспитание и спорт нуждаются в основаниях, которые утеряла светская культура, оторвавшись от нравственного христианского корня.
Совсем скоро, 7 февраля с церемонии открытия на Олимпийском стадионе в Сочи стартуют XXII зимние Игры. Для членов национальных сборных и жителей России это будет время особых надежд и воодушевления. Спорт не может решить многочисленных проблем современности, искоренить вражду и агрессию, но несомненно, что мир без спорта, без олимпизма был бы беднее. Мы нуждаемся в позитивном импульсе — демонстрации командного духа, мужества, воли к борьбе, к совершенствованию, взаимной поддержке. Для христианина естественными являются пожелание Олимпиаде успеха и молитва о просвещении сердец и благородстве намерений ее участников. Пускай же арена, осененная полотнищем с пятью кольцами на ослепительно чистом белом фоне, станет местом спортивного подвига, а не ареной страстей.

Смотрите также

5 олимпийских сомнений

Rogozjanskij РОГОЗЯНСКИЙ Андрей
рубрика: Авторы » Р »
Колумнист
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.