НЕ ОТСТАТЬ ОТ ХРИСТА

НЕ ОТСТАТЬ ОТ ХРИСТА Маститые протоиереи за семинарскими партами — зрелище, конечно, экзотическое, и все же не выходящее за рамки внутренней логики церковной жизни. Но вот когда за этими же партами регулярно собирается… руководство Хабаровского края и бизнес-элита города, тут уже, согласитесь, — есть чему удивиться по-настоящему.

Купола без крестов

Дальневосточная специфика ощущается в Хабаровске очень сильно и первые ее приметы бросаются в глаза еще по пути из аэропорта в центр города. Как и любая другая столица, Хабаровск сильно перегружен автотранспортом, но здесь этот транспорт имеет ярко выраженную национальную принадлежность. На дорогах — сплошные «Тойоты», «Мицубиси», «Мазды»… Высококачественные японские машины с «правым рулем» стоят на Дальнем Востоке совсем недорого, поэтому автомобили европейского и американского производства тут — большая редкость. Ну а увидеть на улицах Хабаровска наш привычный, родной «жигуленок» за три дня командировки мне вообще не удалось ни разу.

Как и полагается жителям столицы, хабаровчане ездят летом отдыхать к морю. Но когда узнаешь, что к морю они ездят… во Владивосток, потому что ближайшее море — Японское… Честное слово — первое время кажется, будто тебя разыгрывают.

Великая Отечественная война не коснулась Хабаровска, поэтому здесь сегодня можно увидеть практически все архитектурные стили, сменявшие друг друга на протяжении 150-ти лет истории города. На одной и той же улице изысканное кружево кирпичной кладки начала ХХ столетия мирно соседствует с суперсовременными многоэтажными башнями, а рядом со строгим ампиром советского периода тихо доживают свой долгий век деревянные, рубленые «в лапу» двухэтажные купеческие особняки.

Но есть в архитектурной истории Хабаровска печальная страница — в годы советской власти здесь были уничтожены практически все каменные храмы, украшавшие город до революции. Военное лихолетье пощадило эту землю, но атеистический каток прошелся по Хабаровскому краю с особой безжалостностью. На огромном пространстве, размером с объединенную Европу, к концу советских гонений на Церковь оставалось всего три храма. А на улицах Хабаровска о православной вере его основателей напоминали тогда разве что купола над кровлями все тех же купеческих особняков, в которых были когда-то домовые церкви. Удивительно, но купола эти каким-то чудом уцелели в чреде бесконечных ремонтов и реконструкций. Вот только крестов на них уже не было…

Несколько поколений хабаровчан росло, практически ничего не зная о Боге, о христианстве и совсем не представляя себе — что такое Церковь. Поэтому после перестройки, когда атеистические гонения прекратились, в крае остро встала проблема — хронически не хватало священников на вновь открывающихся приходах. Но когда архиепископ Марк в 1995 году принял Хабаровскую епархию, он начал решать кадровый вопрос очень своеобразно. Внимательно ознакомившись с положением дел в епархии, владыка… запретил в служении четверть приходских священников, а некоторых — вообще лишил сана за несоответствие высокому званию священника. Это был очень рискованный шаг, но владыка Марк пошел на него. И начал строить по всему краю храмы, обустраивать молельные дома, чтобы новые батюшки не приезжали «в чисто поле». Но где же было их взять, новых? Найти священников, желающих переехать в Хабаровск из центральной России представлялось маловероятным. А местных ребят отправлять учиться в Москву тоже было мало резону — владыка считал, что после учебы обратно на родину многие из них могут не вернутся. Выход был только один: готовить хорошо образованных и адекватно воспитанных священников прямо здесь, в Хабаровске. И вот, наконец, в 2005 году в городе была открыта долгожданная семинария, а спустя всего два года она справила новоселье и теперь располагается в специально выстроенном для нее красивом здании на одной из главных площадей Хабаровска.

Шестьдесят пар обуви в пустом коридоре

Первое впечатление от Хабаровской семинарии: непроизвольно возникает ощущение, что ты не в двух шагах от китайской границы, не за семь тысяч верст от Москвы, а — в Троице-Сергиевой Лавре, в одном из учебных корпусов академии. И дело тут даже не в безупречном качестве отделки помещений и не в многочисленных картинах с изображением Лавры и ее храмов, которыми с любовью украшает семинарию ее проректор, игумен Петр (Еремеев), (из каждой своей поездки в Москву неизменно привозящий в Хабаровск пару-тройку живописных полотен).

Просто сам дух здесь очень напоминает атмосферу МДА, и тому есть веские причины: почти весь преподавательский состав Хабаровской семинарии — выпускники Московской духовной академии.

— В первое время, — рассказывает игумен Петр, — молодые преподаватели считали свое распределение к нам ссылкой «во глубину сибирских руд». Но я как умел старался объяснить им простые вещи. Я говорил: «Братья, поймите, в семинариях с уже сложившимся преподавательским составом вы едва ли сможете максимально раскрыться, а здесь вам поручат самые ответственные направления, вся работа — только на вас, такого опыта, как здесь, вы нигде не сможете приобрести». Сегодня у нас работают десять преподавателей с академическими дипломами, да и профессура академии не оставляет нас без поддержки — из Москвы к нам регулярно прилетают читать лекции гости. Недавно нас посетили профессор МДАиС протоиерей Максим Козлов и проректор академии священник Владимир Шмалий.

К слову сказать, и сам проректор игумен Петр, имеет ученую степень доктора богословия.

Рост качества образования в Хабаровской семинарии хорошо заметен на примере расширения ее библиотеки: за два года количество книг увеличилось более, чем — в тридцать (!) раз, и вместо четырехсот томов, с которых начиналась библиотека, в ней теперь — почти пятнадцать тысяч экземпляров.

Отец Петр водил нас по огромному семинарскому корпусу, подробно обо всем рассказывал и все объяснял, но когда я заглянул в первую же учебную аудиторию, то увидел там совершенно неожиданную и в чем-то даже шокирующую картину: вместо молодых школяров-семинаристов за партами сидели… представительные священники в рясах, с наперсными крестами. Обложившись стопками книг и пухлыми конспектами, батюшки с напряженным вниманием что-то писали, морщили лбы, задумчиво покусывали авторучки и время от времени устремляли взор к потолку… В общем, вели себя как самые обыкновенные студенты, с тем лишь отличием, что у студентов, как правило, не бывает таких роскошных шевелюр и пышных бород с проседью.

— Это что, и есть ваши семинаристы? — тихонько спрашиваю у отца Петра.

— А-а… — улыбается проректор, — я просто не успел рассказать: это наше заочное отделение для приходских священников. В девяностые годы у духовенства не было возможности получить систематическое богословское образование, вот владыка и распорядился — всем священникам Хабаровской епархии в обязательном порядке наверстать упущенное.

— А семинаристы наши — вот они! — игумен Петр указал в сторону стайки молодых людей, которые, весело переговариваясь, спешили в трапезную обедать. — В настоящее время у нас в общей сложности обучается без малого сто студентов из самых разных мест дальневосточного региона — с Сахалина, с Чукотки, из Читы, из Биробиджана… Хабаровская семинария сегодня — единственная на десять епархий, поэтому, думаю, география наших абитуриентов и студентов будет расширяться с каждым годом.

Могу еще наш жилой корпус показать, только он совсем недавно заселен. Ребята не успели обжиться как следует, так что там пока только кровати и голые стены. Я сам на днях зашел к ним вечером и обомлел — по всему коридору стоят… ботинки, туфли, кроссовки, сандалии, причем аккуратно так стоят, носами прямо на меня. Не менее шестидесяти пар обуви в пустом коридоре, представляете? Сюрреализм какой-то. Постучался в ближайшую комнату, спрашиваю так осторожно: «Ребята, что случилось?» А они: «Да ничего, отец Петр, это мы уборку затеяли». — «А обувь-то выставили зачем?» Они переглянулись растерянно, улыбаются и говорят: «Так у нас ведь больше пока и выносить нечего, одни ботинки на полу и все. Вот и убрали их пока в коридор, чтоб не мешали».

Чем священник отличается от электрика?

Маститые протоиереи за семинарскими партами — зрелище, конечно, экзотическое, и все же не выходящее за рамки внутренней логики церковной жизни. Но вот когда за этими же партами регулярно собирается… руководство Хабаровского края и бизнес-элита города, тут уже, согласитесь, — есть чему удивиться по-настоящему. А началась эта необычная практика еще на первом году существования семинарии, когда при ней были организованы богословские курсы для мирян, интересующихся Православием, и вместе с тем, уже имеющих достаточный образовательный уровень для того, чтобы усвоить без «ликбеза» основные понятия о Церкви, о ее истории, традиции и богословии. Тогда и получилось так, что первый набор этих курсов целиком состоял из людей, близких к владыке Марку, к епархии и семинарии. Это были сотрудники правительства края, администрации города, а также руководители различных государственных структур и предприятий, расположенных в Хабаровске. По сути, при семинарии тогда была создана крепкая образовательная площадка, где собрались люди, стремящиеся углубить и расширить свои знания о Православии. Со временем городская элита на курсах была сильно разбавлена гуманитарной интеллигенцией — преподавателями ВУЗов, директорами школ, учителями… И оказалось, что богословские курсы, кроме своих прямых задач, выполняют еще и ряд важных социальных функций. С одной стороны, рядовые жители города смогли увидеть в руководителях не грозных и неприступных столоначальников, а своих братьев и сестер во Христе. А с другой стороны, у руководства появилась дополнительная возможность общения с народом, что называется «без галстуков».

— Впрочем, Хабаровск в этом смысле вообще удивительный город, — говорит игумен Петр (Еремеев). — Нет здесь какого-то жесткого разделения на истеблишмент и простых граждан. Летом, в конце рабочего дня, мне не раз доводилось встречать на улице главу Законодательного собрания Хабаровского края, который, отпустив машину, иногда ходит домой пешком, просто прогуливается. И наши слушатели из, так сказать, VIP-персон тоже любят после окончания занятий пройтись по центру города. Хабаровск ведь очень красивый, особенно в теплое время года, и гулять по нему приятно. Особых проблем во взаимоотношениях наших горожан и чиновников я не вижу. По-моему, если руководитель высокого ранга, сверхзанятой человек, все же находит время для регулярного посещения богословских курсов, то делает он это не ради имиджа, телекамер у нас здесь нет. Просто он искренне стремится больше узнать о своей вере, о Церкви, так же как и любой другой из наших слушателей, которых на курсах сегодня уже более ста пятидесяти.

Вообще, у нас в Хабаровске сложилась очень интересная ситуация, когда люди независимо от рангов и социального положения, весьма доброжелательно настроены по отношению к Церкви, но при этом, из-за отсутствия пока еще у населения устойчивых религиозных традиций, порой ничего о Церкви не знают. В моей практике был курьезный случай. Однажды меня попросили освятить крупную бензозаправочную станцию в центре города. Я, естественно, согласился, потому что там работает много людей, с которыми можно познакомиться, пообщаться, подарить им иконы, наши издания… Звоню туда и говорю:

— Добрый день, это игумен Петр.

Мое представление, очевидно, проходит мимо сознания собеседницы.

— Я по поводу освящения, — говорю. — Мне звонили, чтобы я освятил вам бензозаправку.

Собеседница мило так отвечает:

— Одну минуточку! — кладет трубку и кричит: — Миша!.. Миша!.. Там у нас где-то лампочки перегорели, ты заказывал освещение?

Тут уже я кричу в трубку:

— Позвольте, вы все не так поняли, я ведь священник!

А она мне:

— Да, да, конечно, секундочку, — и продолжает звать: — Валя, где у нас лампы надо заменить?

Потом спрашивает:

— Простите, а кто вас вызвал-то. У нас с освещением все вроде в порядке.

— Да батюшка я, — говорю, — батюшка, а не электрик!

— Ах, батюшка!..

В общем, еле разобрались. И не только на бензоколонке так. Например, каждый раз, когда я прихожу в хабаровские ВУЗы, неизменно слышу от кого-нибудь одну и ту же фразу: «Я впервые вживую вижу священника».

Хотя со всеми учебными заведениями города у нас очень хорошее взаимодействие. В различных образовательных учреждениях города преподаватели семинарии и ВУЗов регулярно проводят совместные «круглые столы», встречи, лекции. Часто получается так, что кроме своих, запланированных мероприятий, мы получаем еще и приглашение от ректора того или иного ВУЗа не только выступить с лекцией, но и подготовить доклад по вопросам гуманитарной тематики в рамках институтских конференций. Отношения у нас самые теплые и доброжелательные. Можно с уверенностью сказать, что семинария стала полноправным членом ВУЗовской семьи Хабаровска. И никаких проблем, вроде «письма десяти академиков», у нас никогда не было. Наука и Церковь в Хабаровске не противостоят, а помогают друг другу.

«Пасха-Победа»

Еще с советских времен в нашем общественном сознании как-то незаметно прижился идеологический штамп типа: «надо работать с молодежью». То есть предполагается, что надо ее, молодежь эту самую, всячески развлекать, находить ей интересные занятия, организовывать рок-клубы, кружки, спортивные секции…

Молодежный отдел Хабаровской епархии (или, как его здесь любовно называют, «молодежка») пошел по другому пути. Ребята решили, что кипучую энергию своей молодости они должны использовать для помощи тем, кто нуждается в ней больше всего.

— Мы распределили работу по трем направлениям, — рассказывает руководитель молодежного отдела отец Димитрий Винокуров. — Первое — наш подшефный детский дом. Для ребят, оставшихся без родителей, мы нашли жертвователей и купили детям дачу, где они теперь отдыхают летом, возим их на концерты, в музеи, ходим с ними в походы, выбираемся на природу… Ну вот сейчас, например, три раза в неделю мы водим их в открытый бассейн. От купания дети просто в восторге. В детдоме мы оборудовали молитвенную комнату, часто их навещаем, устраиваем чаепития, просто общаемся. В общем, стараемся сделать так, чтобы эти дети хоть немного оттаяли душой, потому что горя в их маленькой жизни было уже очень много.

Второе направление определилось как-то само собой. Дело в том, что у нас в отделе есть довольно большая группа студентов медицинского института. И эти ребята сами решили взять на себя шефство над детским онкологическим отделением краевой больницы, помогать детям, которые очень сильно страдают, а многие из них и умирают прямо там, в отделении. И вот, наши ребята два раза в неделю их навещают, привозят гостинцы, подарки, организовывают небольшие концерты, читают им жития святых, беседуют…

Ну и третье направление, тоже тяжелое. Есть у нас под Хабаровском женская исправительная колония. А при ней — так называемый «Дом малютки», где живут малыши, родившиеся уже в колонии. Сейчас там находятся семьдесят детей. Мы приезжаем туда, хотя и не так часто, как хотелось бы — колония находится достаточно далеко. Привозим им памперсы, простынки, игрушки… Стараемся помогать, чем можем.

В дальнейшем наш молодежный отдел планирует расширить свою социальную деятельность, задумок очень много, но говорить о них пока рано. Хотя я уверен, что с Божией помощью мы и их осуществим. Ребята у нас просто замечательные. Сегодня молодежный отдел епархии — это более трехсот юношей и девушек. Подавляющее большинство из них — студенты или выпускники хабаровских ВУЗов, поэтому контакт с высшей школой у нас очень хороший. Например, в промежутке между Днем Победы и Пасхой мы каждый год устраиваем грандиозный концерт «Пасха-Победа» с участием практически всех творческих коллективов города. И целая кафедра в Институте культуры помогает нам в организации этого праздника. Но есть и встречный процесс: шесть наших студентов из «молодежки» уже стали священниками, да и среди семинаристов сейчас едва ли не половина ребят, которые начинали свой путь в Церкви у нас в отделе. Такой вот обмен кадрами получается между ВУЗами и Церковью.



…Не отстать от Христа

Многое можно было бы написать о тех удивительных изменениях, которые произошли в жизни Хабаровска только за последние пять лет. И о пяти новых красавцах-храмах, взметнувшихся над городом в этот короткий срок. И о величественном Спасо-Преображенском кафедральном соборе, построенном практически одновременно со зданием семинарии. Хотелось бы рассказать больше и про владыку Марка и про губернатора Хабаровского края Виктора Ивановича Ишаева, личным попечением и стараниями которого во многом объясняется нынешний удивительный размах церковного строительства в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре и других городах края, о том огромном кредите доверия, которым сегодня пользуется Церковь у жителей дальневосточного региона. К сожалению, написать об этом подробно в объеме журнальной публикации просто невозможно.

— Когда я вижу то, что происходит сегодня у нас, в Хабаровском крае, — говорит игумен Петр, — я понимаю, что объяснение происходящему может быть только одно: Сам Христос пришел сегодня на Хабаровскую землю. И эта расположенность к нам руководителей всех уровней, строительство храмов, помощь и понимание людей — все это не наша заслуга, не духовенства. Сам Христос совершает сейчас здесь чудо духовного возрождения. И наша главная задача — успеть за Ним, не отстать от Христа. Потому что успешно благоустраивая внешнюю сторону церковной жизни велико искушение увлечься материальным и превратиться в потребителя, духовно расслабиться. А Христос-то дальше пошел! И горе нам, если на пути своего священнического служения мы, обмирщаясь, отстаем от Него.

Практически все храмы Хабаровска были уничтожены после революции. О православной истории города напоминают теперь лишь куполочки и башенки бывших церквей на зданиях, когда-то принадлежавших богатым хабаровчанам.
Позиция архиепископа Хабаровского и Приамурского Марка однозначна: духовное образование должны получить все священники епархии, вне зависимости от возраста и заслуг.
Вид со звонницы кафедрального Спасо-Преображенского собора на реку Амур… Зимой река сильно мелеет, и если снег не укроет землю вовремя, шквальный ветер поднимает в воздух тонны песка с обнажившихся отмелей.
Проректор Хабаровской семинарии, игумен Петр (Еремеев) беседует с обозревателем журнала "Фома" Александром Ткаченко.
Храм преподобного Серафима Саровского. Его постройка связана с одним из современных православных чудес: жители Хабаровска несколько раз видели на месте, где ныне стоит церковь, явление преподобного Серафима Саровского.

Фото Владимира Ештокина

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.