Муром

Город креста и меча

Судьба страны решается не только в Москве и больших региональных столицах. Игнорировать это — значит отгородиться от важной части нашей общей реальности. Недаром среди жителей мегаполисов уже не первый год растет мода на внутренний туризм с целью ближе узнать свою страну. У некоторых из малых городов России славное прошлое, но сегодня они переживают не лучшие времена. В некоторых — жизнь кипит с прежней силой. Но все они одинаково важны для понимания того, как возникла, сформировалась и живет сегодня наша страна. А значит, самое время узнать эти города в лицо. Читайте в проекте «Фомы» — «Малые города  — герои России».

На высоком берегу могучей русской Оки утопает в березовой зелени небольшой городок Муром. И хоть, по выражению Владимира Даля, «Город-городок весь-то с локоток», но — это один из четырнадцати древнейших русских городов. Город с тысячелетней историей, богатой и полноводной, как сама Ока.

Murom
Город, упоминаемый в летописи впервые в 862 году, получил свое название от финно-угорского племени мурома. Издавна через эти края лежал торговый путь из Скандинавии на восток: по Оке и далее — по Волге через Каспий плыли в другие страны торговые караваны, ехали путешественники и послы. В торговом Муроме жили славяне, половцы, мещерцы, меря, марийцы. Благодаря выгодному географическому положению торговля приносила хороший доход.

Высокий берег Оки давал отличный обзор: там, за широкой рекой, защищавшей город от внезапных набегов с юга, начинались земли кочевников. Оттуда нередко приходила беда. Со временем защищавшая Муром от набегов волжских булгар славянская дружина прочно обосновалась в городе, построила Кремль. Так эти земли на долгое время стали восточной окраиной Руси.

Племя мурома было известно отличными охотниками. Их боевые топоры славились даже в Скандинавии. Славяне же привнесли боевую стойкость и государственное мышление. В общем, люди здесь, как и подобает в пограничье, жили храбрые. Самое место появиться в этих местах былинному богатырю.

Илья Муромец: Неподвижный богатырь

У начала городской набережной высится огромный памятник Илье Муромцу. Зорко всматриваясь за Оку, в правой руке он держит меч, а в левой — прижатый к сердцу крест. В этих двух символах, объединить многие русские земли, благодаря чему эти степняки были вынуждены откочевать подальше от русских рубежей.

А богатырь Илья по-прежнему находился на службе у князя, не стремясь к чинам и выслугам. Командовал он небольшим разведотрядом где-то на пограничье. Так прошло двадцать лет верной службы. Однажды при подавлении мятежа в Киеве Илья переусердствовал и, впав в немилость у князя, на три года попал в тюрьму. Одна из былин повествует, как Илья Муромец «гулял» по городу Киеву. «На церквах-то он кресты вси да повыломал, маковки он залочены вси повыстрелял». Если этот богоборческий эпизод его биографии действительно имел место в истории, то очевидно, что и последующее покаяние Ильи было по-богатырски глубоким и сильным. Видимо, именно в неволе ему пришло решение переплавить свой боевой меч в меч духовный.

Так или иначе, но, отсидев срок, богатырь ушел в Киево-Печерский монастырь. Увы, и здесь он не смог обрести покой. Через два года инок Илия был убит под стенами Лавры, видимо, защищая ее от шайки разбойников. Копье прошло Илье через безоружную, согнутую в защите левую руку, и вошло в сердце.

На Руси было немало богатырей. Известно, что только в битве на реке Калке их погибло восемьдесят. Но далеко не все русские богатыри вписаны в народный эпос. В образе Ильи было что-то большее, чем просто физическая сила: сама по себе она добродетелью не является. Происхождение, которого не стыдился богатырь, удаль, отсутствие карьеризма и связанного с этим тщеславия — и, конечно, покаянное окончание жизни навеки сделали Илью Муромца народным героем.

Памятник Илье Муромцу. Фото Владимира Ештокина

Памятник Илье Муромцу. Фото Владимира Ештокина

А кто же такой Соловей-Разбойник? Предание гласит, что в образе этого злодея воплотились черты муромского волхва Богумила, который после принятия горожанами христианства поселился со своей шайкой в дремучих Мещерских лесах. Чтобы прожить, он грабил купцов и торговых людей, и был убит богатырем на пути его в Киев. Возможно, Соловей-Разбойник — вымысел, собирательный образ злодеев, но он приоткрывает нам еще одну из интересных, овеянных легендами страниц истории: принятие муромлянами веры Христовой.

Агония язычества

Нынче любой путешественник, оказавшийся в тихом и уютном Муроме, поразится бесконечному перезвону колоколов. Только одних монастырей в небольшом городке — четыре! А ведь когда-то эта земля была одним из последних оплотов язычества на Руси: отделенный от остальных, уже крестившихся, русских земель непроходимыми лесами, Муром еще долго противился принятию христианства.

Муром - Фото Владимира Ештокина 2

Попробуем взглянуть на это глазами людей того времени. Муром жил древним укладом. Многочисленные русалки и водяные помогали городу перевозить по опасной и быстрой Оке грузы. Населенные лешими муромские чащобы и кормили, и укрывали от набегов кочевых орд.

Княжили здесь наместники, которые не трогали многовековых традиций.

И тут с западных регионов Руси пришла новая вера. Она требовала отказаться от дедовских поверий. Лешие и водяные лишались ореола могущества. Кормилицу-Оку нельзя было задабривать жертвами. Во главе новой системы ценностей стояли епископы-греки, а их глава, Патриарх, жил за семью морями в далеком Царьграде. Все это внушало богатому консервативному городу священный ужас.

Но если нет князя — значит, нет епископа. Поэтому Глеба Владимировича, младшего сына крестителя Руси, муромляне пустить в город отказались. Ему пришлось поселиться неподалеку и довольствоваться миссионерством по округе. Здесь князь Глеб, один из первых русских святых, основал Спасо-Преображенский монастырь, который, после Киево-Печерской лавры, считается древнейшим монастырем Киевской Руси. Его крыши зеленеют на высоком берегу Оки, прямо над муромской пристанью.

Наше огуманизированное христианством общество зачастую не понимает, что такое настоящее язычество и почему с ним велась ожесточенная борьба. Многие наивно полагают, что язычество — это венки-хороводы у костра в ночь на Ивана Купала да любовь к природе. Но разве с этим борется христианство? Нет, язычество — это довольно жестокая система отношений с духами ради материальных благ, нередко с человеческими жертвоприношениями. Это суровые обычаи и специфическая культура, где отвага и самопожертвование зачастую перемешаны с жестокостью и порочностью. Известно, что муромские язычники приносили в жертву своим богам даже собственных детей.

Муром - Фото Владимира Ештокина 3

Фото Владимира Ештокина

Поэтому, когда князь Константин Святославович, правнук князя Владимира, в 1097 году приехал из Киева с семьей и духовенством в Муром, чтобы «присадить в дивьих дубравах лозу благоверия», то вновь столкнулся с воинственным отпором. Подойдя к Мурому, двадцатишестилетний князь послал своего сына (еще совсем ребенка) Михаила в город убедить муромлян принять его без сопротивления. Но муромляне убили Михаила. Позже, однако, не в силах сопротивляться осаде, жители города были вынуждены пустить князя, но от Крещения отказались наотрез.

Первым делом князь построил в центре города Благовещенский храм, где похоронил своего убитого сына, первого муромского мученика. А что же язычники? Согласно «Сказу о граде Муроме», перелом в их упорном сопротивлении христианской вере наступил после того, как жители города, решив-таки убить княжескую семью, окружили Благовещенский храм. После долгой молитвы князь услышал глас с небес: «Константине, дерзай, не бойся». Он вышел из храма с иконой, и исходящее сияние от лика Богородицы повергло язычников в трепет. Пораженный знамением город был крещен. А святые благоверные князья Константин, Михаил и Федор были прославлены как чудотворцы.

В 1552 году молодой царь Иоанн IV, идя в поход на Казань, проходил через Муром. Русь устала от татарских набегов. В одной Казани томилось до ста тысяч русских узников. Помолившись у гробов святых чудотворцев, Иоанн Васильевич пообещал в случае своей победы над «безбожным царем Казанским» построить здесь монастырь. Царь сдержал слово. При строительстве были обнаружены мощи святых князей, которые оказались нетленными. Так в городе появился еще один монастырь, Свято-Благовещенский.

После завоевания Казани Муром перестал быть пограничьем. Его Кремль, много веков защищавший жителей от набегов, был разобран, а сейчас на его месте находится Окский парк, один из самых старинных русских парков.

Петр и Феврония

Муром. Петр и Феврония. Фото Владимира Ештокина

Фото Владимира Ештокина

Имя Ивана Грозного связано и с другим эпизодом муромской истории.

Благодаря этому царю вся Русь узнала о двух местночтимых муромских святых — Петре и Февронии. Повесть о них была составлена и распространена по указу царя.

Предание гласит, что муромский князь Петр, живший в начале XIII века, заболел тяжелой болезнью. Во сне ему было открыто, что исцелить его может лишь дочь бортника, простолюдинка Феврония, которая жила по соседству, в Рязанской земле. Однако в обмен на спасение жизни она потребовала, чтобы князь взял ее замуж. Петр пообещал, втайне думая, что обманет свою целительницу, но позже заболел снова. Тогда ему пришлось вновь обратиться к Февронии, и уже после он был вынужден сочетаться с ней узами брака (подробнее размышляет об этом на страницах журнала и сайте «Фома» Дмитрий Володихин в статье Дорога скорби).

Когда умер его старший брат Павел и княжение перешло к Петру, муромские бояре страшно оскорбились. Особенно негодовали их жены. После многочисленных интриг бояре поставили князю условие: либо ты правишь городом без жены, либо уходишь. Петр жену не бросил, и они уплыли из города. На следующее утро, когда опечаленный князь сидел на берегу Оки, их догнали гонцы из Мурома. Не прошло и суток, как бояре передрались: в городе назревала смута. Во избежание большей крови знать хотела вернуть князя. Петр и Феврония вернулись в Муром, жили долго и счастливо, были щедры на милостыню и добрые дела. В конце своей жизни супруги приняли монашество, и умерли неподалеку друг от друга, в своих кельях, в один день и час. Мощи святых покоятся в одном гробу, в Свято-Троицком женском монастыре: он расположен через дорогу от Благовещенского.

Троицкий монастырь был основан в 1643 году купцом Богданом Цветным; украшал его купец Черкасов. Эта удивительная черта русского купечества платить благодарностью за успешную торговлю как за милость Божию ярко воплотилась в возведении муромских святынь. В XVII веке многие из местных купцов — Цветные, Клепиковы, Веневитины, Черкасовы, Дубенские — быстро богатели. Они возили в Астрахань хлеб, плавали по Северному речному пути в Сольвычегодск и Тотьму за солью, покупали иконы в Холмогорах, торговали краской и клеем. Во время Смуты древний Благовещенский монастырь был разрушен польско-литовским отрядом. Купец Богдан Цветной заново отстроил его, а после и сам стал смиренным иноком обители. А на месте разрушенной Лисовским Воскресенской церкви щедрыми муромскими купцами был основан и четвертый монастырь, Свято-Воскресенский.

Вездесущий русский призрак

Фото Юрия Курбатова

Вантовый мост через Оку. Фото Юрия Курбатова

Не терял город и своей военной славы. Достойным продолжателем подвигов богатыря Ильи Муромца стал 21-й Муромский пехотный полк. Его солдаты участвовали практически во всех войнах, которые вело государство Российское. В долгой Северной войне они воевали со шведами за выход к Балтике, брали персидский Дербент, завоевывали турецкий Крым. Вместе с Суворовым совершали знаменитый переход через Альпы, обороняли Севастополь. В начале XX века за особые заслуги полк получил Георгиевское знамя, оставив в русской истории свой героический и яркий след…

Да и не только в русской. В тихой латвийской глубинке есть старинная усадьба Унгурмуйжа, знаменитая тем, что это единственный архитектурный ансамбль в Европе в стиле деревянного барокко. На втором этаже усадьбы изображены два крепких гренадера, охранявшие покой владельца дома. Эти рослые вояки — солдаты муромского пехотного полка: триста лет назад ими командовал граф Компенхаузен, владелец этой усадьбы…

Фото Юрия Курбатова

Фото Юрия Курбатова

Служение города военному делу не исчезло и после революции. Во время Великой Отечественной войны муромскими желез- нодорожниками был изготовлен бронепоезд «Илья Муромец». На борту нарисовали богатыря с мечом. Это был первый бронепоезд, оснащенный «Катюшами», а его орудия были спрятаны в танковые башни. Он считался сверхмощным благодаря невероятной в то время 45-миллиметровой броне. За тихий ход, высокую скорость и огневую мощь немцы называли бронепоезд «Русским призраком». А однажды бойцы «Ильи Муромца» уничтожили немецкий бронепоезд «Адольф Гитлер». Чтобы сохранить драгоценные секунды, наши дали залп без пристрелки — и накрыли врага. «Адольф Гитлер» успел дать залп в ответ, но промахнулся, и «Илья Муромец» довершил разгром вражеского бронепоезда. Это было единственное за всю войну лобовое столкновение бронепоездов. Героический поезд не дошел всего пятьдесят километров до Берлина, упершись во взорванный мост через Одер. А памятник ему стоит в Муроме, на Владимирском шоссе.

В советское время город, будто сокровище под спудом, был закрыт от посторонних глаз: здесь делали взрыватели. Так древний русский изумруд Муром, окаймленный синеокой рекой, не вошел в Золотое кольцо Москвы.

 

***

Фото Владимира Ештокина

Фото Владимира Ештокина

В средневековое лихое время всякий порядочный купец, добиравшийся невредимым из Москвы до Мурома через дремучие леса, первым делом служил Петру и Февронии благодарственный молебен. Но в ХХ веке эта традиция была совершенно стерта из народной памяти. Сами муромляне признаются, что мало что слышали о благочестивой чете своих земляков до тех пор, пока в 2008 году Светлана Медведева, супруга тогдашнего российского президента, не возродила к ним интерес. Теперь 8 июля, в день памяти святых Петра и Февронии, в Муроме с размахом празднуют День семьи, любви и верности. Многие влюбленные пары специально едут в Муром, чтобы пожениться здесь именно в этот день. Удивительно, но эта традиция, казалось бы, спущенная сверху, была легко принята в народе, прижилась в нем.

Можно еще много чего рассказать о Муроме.

О преподобном Серафиме Саровском, собиравшем здесь деньги на строительство Саровской обители. О непобедимых прусских кирасирах генерала Зейдлица, вынужденных отступить в столкновении с муромскими пехотинцами. О знаменитых муромских калачах, изображенных на гербе города. Но лучше один раз увидеть этот древний городок, поговорить с его жителями, поглядеть с Оки на его маленькие старинные храмы.

Богата русская история славными городами. Но Русь без Мурома — как русские былины без богатыря Ильи.

 

Материал опубликован в спецвыпуске журнала «Фома» «Малые города — герои России». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Обществом «Знание» России.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.