Лично для меня и «Август 1991 года» – тоже святыня

Как защитники пусек украли нашу победу над путчистами. Грустные заметки после памятной даты

19 августа – мой праздник, он был им всегда, вот уже 20 лет. Не могу сказать, что я его шумно отмечаю, нет. Для меня он уже давно стал больше церковным событием, но память о тех, уже далеких днях 1991 года, всегда со мной. Я постоянно мысленно возвращаюсь в то время, в самый счастливый период в моей жизни.

…После службы на Преображение Господня, еду по новому Арбату, и замечаю у стелы на пересечении с Садовым кольцом (именно в этом туннеле погибли ребята в августе 1991 года) толпу журналистов. Останавливаю машину, подхожу… Вижу Ирину Ясину и Алексея Навального, с цветами у памятника. С Глебом Павловским вспоминаем, что каждый из нас делал на этом месте 21 год назад…

Но тут в толпе репортеров появляется девушка в балаклаве, что стала фирменным знаком сторонников Pussy Riot. По репортерской привычке сделал пару снимков и отошел в сторону, охваченным неприятным ощущением: «Черт возьми, но для меня «август 1991 года» – тоже святыня. Какого лешего она тут делает?» Честно, стало противно и мерзко, от того, что даже в день памяти грандиозного события в истории нашей страны, на месте гибели людей, кто-то считает для себя возможным спекулировать злободневным трендом времени, примазываться. Какое отношение имеют ПР к событиям лета 1991 года? Они что – ветераны борьбы с коммунистическим режимом? Печально. Много эмоций коллегам-журналистам доставил факт задержания этой активистки, а как я потом выяснил, зовут ее Ирина Попова.

…В небольшой толпе «не журналистов» заметил мужчину с медалью «Защитник свободной России» на груди, и конечно, я похвастался: «И у меня тоже такая есть!» И тут меня посетила удивительная мысль: найти эту медаль и пойти с ней на митинг к Белому дому через час – странно, но таких идей в моей голове не возникало уже 20 лет. Задумано – сделано, молнией домой, нацепил ее на грудь, и вот я уже паркую машину на улице Заморенова.

Удивительно, но в этот раз никто не спорил, сколько людей собралось на митинг – 500 человек – соглашусь, не больше. Вокруг флаги, и привычные речи с трибуны… Но, если честно, я пришел сюда, не чтобы слушать речи, а чтобы отдать долг памяти тем, очень важным в моей жизни дням, тем товарищам, которые разделяли со мной тогда мои мысли и чаяния. Но слушать пришлось, и тут опять меня охватили неприятные ощущения.

«Свободу девчонкам из Pussy Riot!» – прокричал в микрофон Владимир Рыжков. Оп-па, приехали. Помню, я в 1991 году скандировал «Долой коммунизм», «Долой ГКЧП!», а тут это… Ребята, это митинг в честь чего? Эта акция получила название «День памяти и надежды», а не акция протеста против решения Хамовнического суда. Позовете – может, и приду, но зачем сегодня и здесь? Получилось, что именно итоги шумного судебного процесса, а не воспоминания о путче стали основной темой мероприятия. Опять же задним числом прочитал, что в Обращении инициаторов этой акции под первым номером шло: «Вчера трем девушкам за песню, которую они даже не пели вслух, дали два года колонии».

Понятно, шоу должно продолжаться…

Борис Немцов, Михаил Касьянов, Дмитрий Гудков – все в обязательном порядке поддержали «узников совести». Неплохо сказал только Андрей Нечаев (защитник Белого дома и министр в кабинете Егора Гайдара), что и понятно, эта дата ему лично близка. Да еще поддал жару Лев Шимаев, один из организаторов обороны БД. Он гневно обратился к собравшимся: «Вы же бараны, которые сюда собрались непонятно для чего. Вы хотите власти, а какой власти вы хотите? Вы ее возьмете? Слабаки! Сколько бы вы здесь ни хлопали — два притопа, три прихлопа — дальше этого никуда не двинетесь». Лихо, я так не стал бы говорить, но видно, у мужика наболело.

Вокруг кипели страсти по пуськам: их адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов раздавали интервью, Петр Верзилов тоже не был обделен вниманием прессы, многие размахивали плакатами за свободу осужденных, пришла информация, что на Горбатом мосту полиция задержала некого Максима Винярского… в балаклаве. А под конец митинга, когда его устроители предложили послушать «старый» гимн России – «Патриотическую песнь» Михаила Глинки, из толпы потребовали включить песню ПР. Это что, вы уже их песни хотите сделать гимном страны? Приехали!

Теперь они не только в наших храмах, но и на наших праздниках, но празднике нашей… моей революции! Как не крути, но получилось, что сторонники ПР отняли у «Живого кольца» и «Августа 91» «дату», превратив ее в свою политическую акцию, довольно далекую от изначальной темы. Ну что ж можно поздравить современных оппозиционных политиков с победой. Инженеры и рабочие, студенты и журналисты, которые не испугались встать на пути танков Таманской дивизии в 1991 году, в 2012 вчистую проиграли субтильным пиарщикам креативного класса.

…Среди несколько сот человек, я встретил тут только троих мужчин с той же медалью, что и у меня. Мы пожимали друг другу руки (один из них пригласил меня на «встречу товарищей по борьбе»), но у всех в глазах была грусть: по царящей вокруг атмосфере, чувствовалось, что мы тут стали незваными гостями, лишними на «своем» празднике.

В толпе ко мне обратилась женщина:

 – А что это у вас за орден?

 Я ответил.

– А за что вас наградили?

– За то, чему посвящен этот митинг.

Любопытно, а о чем она подумала?

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.