Краткие реплики — до скончания века

(Мф 8:18-9:8)

После дня исцелений Иисус с учениками собирается переплыть озеро в лодке. Пока они готовят лодку, окружающие люди разговаривают с Учителем, и некий книжник обещает Ему повсюду за Ним следовать. Ответ Христа по меньшей мере неожиданен: «Лисицы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову».

На первый взгляд, это слова человека, уставшего от скитаний. И это не совсем ложный взгляд. Господь наш и Спаситель, будучи совершенным Человеком, вовсе не был каким-то суперменом-пионером. Он страдал от холода и жары, от голода и жажды, Он уставал и желал покоя до такой степени, что с нетерпением ждал Своего мученичества, хотя и с трепетом. Но в этих словах просматривается и еще один пласт смысла, более сокровенный, потому что этот смысл — пророческий и обещает нам евхаристическое единение со Христом.

В самом деле, когда в притче об изгнанном бесе (мы до нее дойдем в свое время) говорится о пустом и прибранном доме, куда тот возвращается, имеется в виду именно пространство нашей души, которая должна вмещать не пустоту, а Христа. Тело человеческое недаром называется храмом, и относиться к нему нужно соответственно, то есть благоговейно. Если человек предается порокам, то принято считать, что он из-за этого не спасется. Но спасение или не-спасение — в руках Божиих, а порочная жизнь прежде всего сквернит храм, то есть является богохульством. Только не нужно бросаться в другую крайность и хулить семейную жизнь: в ней греха нет. В конце концов, коль скоро Бог сотворил мужчину и женщину, то Он знал, что делал. Но и великим благом человеческой любви можно злоупотреблять, как, в сущности, и любым даром Божиим. Правда, такое злоупотребление несет в себе кару и при жизни, потому что от любви как таковой ничего не остается. А о жизни вечной что уж говорить…

Вот так, мимоходом, Христос дает нам задание, выполнять которое мы должны до конца времен. А заодно наставляет, как же к Нему относиться: как к совершенному Богу и к совершенному Человеку.

Собираясь сопровождать Христа, один из учеников просит дозволения отлучиться на время, чтобы похоронить отца. Действительно святое дело, погребение покойных считалось и считается долгом благочестия в авраамитических религиях, и существуют даже братства, ставящие своей целью помощь осиротевшим семьям в этом печальном труде. Но вот только здесь Иисус говорит: «иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов».

Означает ли это пренебрежение традиционным благочестием? Нет, это указание на совершенно исключительный период в истории спасения: пребывание воплотившегося Сына Божия среди людей. Эти тридцать с небольшим лет были особым эоном в человеческой истории; за это время Христу нужно было направить ее, находившуюся под угрозой гибели (на этот раз не от потопа, а от человеческих заблуждений), в правильное русло. Поэтому и говорил Он такие вот кажущиеся жестокими слова, и более того, в дальнейшем говорил и про то, что нищие всегда с нами, а Он — только кратковременно, и что не постятся свадебные гости, когда с ними Жених.

Такая собранность напоминает нам о том, что и «наш век на земле быстротечен», как писала Ахматова, и что у нас нет возможности оставлять дела «на потом», и прежде всего — откладывать на какое-то неопределенно-туманное будущее наше главное дело: стремление к богообщению.

А в лодке Христос попросту заснул, что и неудивительно, если вспомнить о Его делах в тот день и о том, что человеческие силы нуждаются в восстановлении. И начался шторм, и лодку стало захлестывать волнами. Испугавшиеся ученики разбудили Его, прося спасти от гибели. И вот интересен способ их действия, точнее — путь мысли. Разбудили в надежде на то, что спасет. Христос же, проснувшись, сказал: «Что вы так боязливы, маловерные?», а затем, встав, запретил ветрам и морю, и стал штиль. А почему же они удивились, что и ветер, и волны Ему повинуются, — да так удивились, что задумались: кто же Он в таком случае? Ведь шли же за Ним, слушали Его слова, дивились Его поступкам… и вдруг испугались, да так, что заслужили упрек в маловерии. А все правильно: потому что не смогли полностью увериться, что вот Этот — и есть долгожданный Мессия. И прошло еще немало времени, прежде чем Петр исповедал Иисуса Христом, Сыном Бога, Мессией.

Нет нам смысла упрекать Апостолов, потому что они были лучшими из Ветхого Израиля. Но на этом фоне вполне понятного трепета тем более ярко выступает подвиг веры Девы Марии, потому что Её «Се, раба Господня» разом повернуло мир лицом к спасению.

Далее следует эпизод исцеления бесноватых и вселения бесов в свиней. Евангелист Матфей не доносит до нас, что говорил при этом Иисус. А потом — возвращение Христа через озеро и исцеление расслабленного.

Этого парализованного больного принесли Христу на постели как на носилках. В этом случае исцеление произошло по вере тех, кто принес, — далеко не единственный случай, кстати сказать. Но Исцеляющий тем не менее обращается к больному: «Дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои».

Призыв к дерзанию в устах Спасителя, переданный нам Благой Вестью, встречается не один раз. Бывал он обращен и к женщине. Разумеется, речь здесь не о дерзости (а то довелось прочесть и мнение о том, что нахальство — важная и полезная черта деятелей православной культуры), а об отваге веры, которая необходима для того, чтобы услышать призыв Бога и, последовав ему, преодолеть унылый стереотип «в жизни так не бывает». Так и здесь: поверь, что Я имею власть отпускать грехи, поверь, что Я их тебе отпустил и ты, очистившись, сможешь ходить — дерзай! А вот присутствовавшие книжники были именно такими добропорядочно-унылыми сторонниками «традиционных ценностей», которые на практике всегда отливаются в Большое Низзя. Нужно отметить, что противники Христа далеко не всегда осмеливались протестовать вслух (людей боялись), но вот про себя они подумали: Он богохульствует. Такое вот восприятие. Но поскольку нет ничего тайного, что не стало бы явным в свете Божественной истины, Христос узнал их помышления и сказал: «Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?». Подумать только, как неудобно и неприятно было с Ним лицемерам и тайным недоброжелателям. Разве могли они такое простить? Вот и не простили.

Вообще видеть во всем в первую очередь зло, подвох, притворство и обман — очень характерная черта людей порочных, даже если они прикрываются самыми благими намерениями и декларируют свою «праведность», благодаря которой видят (а по большей части измышляют) зло и не подозревают даже, что это их собственная дурная суть затмевает им зрение.

Последующие слова Христа очень хочется охарактеризовать не только как исполненные высочайшей — на уровне откровения — мудрости, но и как речь, построенную очень искусно. К сожалению, мало кто понимает, насколько мощный интеллект дает о себе знать в речах Спасителя. Время от времени рождается глубоко ложная мысль, что интеллект — это от лукавого, а мы как-нибудь в простоте. И даже пришлось как-то с изумлением прочесть, что не туда смотрят родители: они хотят, чтоб дети были здоровые и умные, а «нам» этого не надо, «нам» надо, чтобы они «нас» слушались. При этом за аксиому берется, что умные «их» слушаться не будут. Ну так за чем же дело стало? — умнейте!

Так вот, Христос предлагает блестящий вопрос: «Что легче сказать: прощаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой». Смысл вопроса в том, что сначала действительно поразмыслите о том, что из этих двух фраз говорится легче, потом, после такой разминки, сообразите, что то и другое одинаково легко — для Него — и совершенно бессмысленно для любого другого. А уже потом сосредоточьте свои драгоценные умственные усилия на том, Кого же вы видите перед собою. Много раз многие люди говорили о том, что Христос совершает чудеса не ради эффекта, а ради Откровения. И таков Он всегда и во всем: Он провозвещает силу и славу Божию и Его отеческое отношение к людям, чтобы те в конце концов открыли для себя Его мессианство и Его посланничество.

Затем сказано в Евангелии: «И народ удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам». То есть главное сделано: Бог прославлен. До прославления Христа, однако, еще должно пройти какое-то время и прославлен Он может быть только в любви.

…А с вами никогда так не бывало: вот вы встречаете человека, он вам нравится, и чем больше вы с ним общаетесь, тем сильнее это ощущение. Но не очень скоро вы начинаете понимать всю степень «замечательности» этого человека.

То есть и в любви нужна школа, и не зря отец Глеб Каледа одну из глав своей книги «Домашняя церковь» назвал «Семья как школа любви». И это не обязательно в семье происходит; вот не зря опять-таки говорил апостол Павел, что любовь к ближнему — это школа любви к Богу.

 

Фото Jérôme

Читайте также другие материалы в рубрике ЧИТАЕМ ПИСАНИЕ

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.