КОРАБЛЬ СПАСЕНИЯ

На этой неделе в Церкви читали слова Апостола: «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять. (Еф.2:8-10)». Эти слова вызывают у меня перед глазами картинку из какого-то фильма — бурный океан, спасательный корабль и люди с другого судна, потерпевшего крушение, которых втаскивают на борт — мокрых насквозь, замерзших и полузахлебнувшихся. Бог втаскивает нас в Церковь, выхватив из «вод многих» — чтобы мы, отдышавшись, присоединились к команде корабля и помогали спасению других. Как Бог спасает нас? Апостол говорит — «через веру». О вере много говорится и в Евангелии: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. (Мар.16:16)». Эти слова часто вызывают недоумение — каким образом вера, то есть определённые взгляды на Бога, может быть причиной спасения, а отказ принять такие взгляды — причиной осуждения?

Когда мы читаем тексты, написанные в другие эпохи и в совершенно ином культурном окружении, у нас часто возникает одна проблема. Мы можем воспринимать некоторые слова в совершенно неверном значении.  Например, слово «вера» в современном языке употребляется в значении «мнение о том, что существует сверхъестественная реальность и, в частности, Бог». Многие из нас застали эпоху государственного атеизма, и мы привыкли противопоставлять верующих (которых отличает то, что они признают бытие Божие) и атеистов, которые не признают.

Но проповедь Апостолов была обращена вовсе не к материалистам, не к адептам Ленина или Докинза — они обращались к людям, которые уже обладали достаточно богатой религиозной жизнью. Иудеи имели Писание, они сохраняли и возвещали в своих собраниях слова Пророков; у них был Закон Моисеев, который учил использовать все стороны жизни — в том числе, самые незначительные — как материал для послушания единому истинному Богу. Язычники не имели библейского откровения, но религии в их жизни было предостаточно — от грубых простонародных суеверий до утонченных рассуждений философов. Это был мир, в котором было чрезвычайно трудно найти неверующего в нашем смысле.

Призыв «уверовать» не означал предложения признать сверхъестественную реальность как таковую. В ней никто не сомневался, люди давно уже имели какие-то свои сложившиеся способы общения с духовным миром — они приносили жертвы и молились, устраивали красочные праздники и слагали гимны.

Вера в понимании Апостолов обозначала нечто другое. Центром и содержанием этой веры был (и, конечно, остается сегодня) воскресший, живой и невидимо присутствующий среди верующих Господь Иисус Христос. Апостолы призывали покориться Ему, как Господу, и довериться Ему, как Спасителю. Войти с Ним в «завет» — определённые личные отношения, которые Писание сравнивает с браком, усыновлением, подданством и военной службой. Присоединиться к Апостольской Церкви и следовать учению Апостолов. Принять Крещение и приступать к Евхаристии. Исправить свою жизнь сообразно заповедям Божиим.

Уверовать не означало тогда — и не означает сейчас — принять некие смутные и ни к чему не обязывающие мнения о Боге; это означало присягнуть определенной стороне, присоединиться к определенному сообществу, занять свое место на борту определенного корабля. И для Апостолов, и для их последователей вера означала четкий, осознанный, недвусмысленный выбор между спасением и гибелью. «Есть путь жизни и есть путь смерти, и велика разница между ними», как говорится в «Учении Двенадцати Апостолов». Или Вы на борту, или Вы за бортом — и, если Вы снаружи, Вас настойчиво призывают, и просят, и увещевают, и умоляют взойти на борт. Это послание непопулярно; оно непопулярно даже среди Христиан.  

Почему? Дело в том, что оно заставляет людей задумываться о неприятном — о том, о чем люди не хотели бы думать. Если мы приходим к тяжело пьющему человеку и возвещаем ему радостную весть, что он может избавиться от алкоголизма, первое, что мы услышим — это обиженное «Вы что же, меня алкоголиком считаете?». Благая весть об избавлении от гибели, о примирении с Богом, может вызывать довольно обиженную реакцию — Вы что же, хотите сказать, что мне грозит гибель и мои отношения с Богом не в  порядке?

Вторая причина — мы все предпочитаем игнорировать проблемы, до тех пор, пока они не становятся давящими. Пока банк не подает на нас в суд, пока боль не становится невозможно заглушить никакими таблетками, пока ветхое оборудование не выходит из строя уже окончательно, пока судно, которое никто не хотел ремонтировать, не идет на дно. Проблема вечного спасения (или гибели) начинает давить только «в окопах и под огнем» — когда нам сообщают пугающий диагноз, или мы еще как-то сталкиваемся с реальностью своей смертности. А пока о «четырех последних реальностях» — смерти, суде, рае и аде — большинству из нас удается не задумываться. Некоторым удается не задумываться до самого конца.

Но Апостолы проповедовали именно это непопулярное послание — вот путь спасения, исповедуйте правую веру во Христа, присоединитесь к Церкви, исправьте свою жизнь. Но что, если мы откажемся? Нас попросят еще раз. И еще раз. И еще раз. Но что будет если откажемся опять, опять и опять?

Тогда мы погибнем. Бог это допустит? Да, а как бы Он мог этого не допустить? Если у Вас есть подлинная свободная воля, Вы можете сказать «нет» — и Бог примет это. Есть поистине нелепая отговорка — «я не верю в Бога, обрекающего людей на погибель». Разумеется, я тоже не верю. Гибель — это то, на что люди обрекают себя сами. Бог делает абсолютно все — до Голгофы включительно — чтобы спасти их от такой участи.

Недавно я видел фотографию человека — еще довольно молодого — рука которого сгнила настолько, что у него, живого, видна белая кость, от локтя до кисти. Это результат употребления известного  кустарного наркотика, «крокодила». По-видимому, этот человек останется изувечен на всю жизнь — если выживет. Несомненно, он испытывает тяжкие страдания. Кто причинил ему такое зло? Свою долю ответственности несут те, кто соблазнил его — но прежде всего, он сам. Люди причиняют себе ужасное зло, и они часто даже не понимают, насколько ужасное. Жутко проснуться от наркотического дурмана и обнаружить себя сгнившим полутрупом. Жутко вспоминать, как голос совести и благоразумия, возможно, встревоженные родные или друзья призывали остановиться — когда еще было возможно — но ты не захотел. Люди, увы, делают страшные вещи со своими телами и душами — и могут сделать необратимо страшные. Корабль спасения отправляется не в развлекательный круиз — он отправляется в зону страшного бедствия. Мы должны дать втащить себя на борт, потом присоединиться к команде и помогать спасению тех, кто за бортом.

А для этого нужно говорить о реальном положении дел — вот корабль спасения, Церковь Христова. Если Вы займете свое место на борту, все будет гораздо лучше, чем Вы смели надеяться — Вы обретете прощение всех грехов, вечную жизнь, и вечную радость, и вечную любовь. Вот — клокочущая бездна внешней тьмы. В конечном итоге, Вы оказываетесь на борту или за бортом — есть путь жизни, есть путь смерти, а третьего пути нет.

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.