Православный журнал ''Фома''

статьи » История/ » История России »

Кнуты и пряники «Домостроя»

Своеволия недопустимы, свобода личности — куда уж там...
Кнуты и пряники «Домостроя»
Ноябрь, 23 2013 06:00

Традиционные представления о Домострое у современного человека примерно таковы. Это исторический документ, закрепляющий женское бесправие и поощряющий телесные наказания. В Домострое прописан каждый шаг, который надлежит сделать в течение дня, своеволия недопустимы, свобода личности — куда уж там… Иными словами, Домострой — это плеточная азбука, выдуманная в средние века на пользу непонятно кому.Но известно, что крепких семей во времена Домостроя было гораздо больше, чем теперь. И родителей уважали сильнее, несмотря на плеточный «беспредел».
Слаще были пряники в то время, или все же кнут не так суров, как кажется на первый взгляд?
На эти и другие вопросы отвечает в своей статье доцент кафедры Всемирной и отечественной истории МГИМО, кандидат исторических наук Татьяна Васильевна ЧЕРНИКОВА.

 

Chernikova_sСегодня Домострою часто ставят в вину чрезмерную консервативность. То же самое, кстати, было и в XIX веке. А началось это со спора славянофилов и западников — тогда про документ впервые после многих лет вспомнили и стали серьезно изучать. По мнению западников, Домострой цементировал всеобщее рабство: и женщин, и детей, и самого главы семьи. Славянофилы считали, что на самом-то деле на Руси все было гораздо мягче и красивее, чем описано в Домострое. Ошибка же в том, что этот документ нельзя воспринимать вне исторического контекста, ведь менталитет средневекового человека был совсем иным, чем в XIX веке, и тем более  — чем сейчас. И надо разобраться, в чём виделись тогда содержание и смысл человеческой жизни.

 

Тогда — не теперь…

Каковы же особенности мышления людей в России XVI века? Одна из них — косность, то есть постоянство во взглядах и вкусах, традиционность. Что, кстати, совсем не имело дурного смысла. Это для нового времени важны прогресс и всяческие перемены. (Вспомним пушкинское: «Им овладело беспокойство, охота к перемене мест».) Для людей XVI столетия каждый новый год похож на предыдущий. Ведь календарные дни завязаны на земледельческом цикле посева, выращивания, сбора урожая. Это важнейшая сторона жизни, которая определяет всё остальное: от урожая зависит, выживет ли семья. Поэтому, если сегодня хорошим показателем в развитии общества считается динамика, то в средние века консервативность оценивалась безусловно положительно.

Современный человек мыслит категориями относительными (например, сессия — прекрасная пора для преподавателей, но для студентов это «конец света», неизбежно наступающий два раза в год). Истин, абсолютных для всех, сегодня не так уж много — разве что таблица умножения. В средневековье, напротив, относительных истин практически нет, есть только аксиомы, которые нужно принимать без всяких доказательств: иерархия в обществе естественна, подчиняться тем, кто выше по сословию, необходимо, и т.д. Такое мышление иррационально, оно построено на вере, а в этом случае человеку не нужно доказательств. Всякая попытка потребовать их воспринимается почти как измена, как вероотступничество. (Это объясняет, например, почему пионеры на диспутах 20-х годов не могли ничего добиться от верующих в Бога бабушек: дети требовали доказательств бытия Божия, а бабушки просто не понимали, о чем идет речь.)

Еще надо понимать, что в то время восприятие отношений в государстве и в семье практически одинаково. В тексте Домостроя из-за этого даже возникает двусмыслица: государем названы и царь-батюшка, и хозяин дома. Выходит, не случайно в лидере государства мы привыкли видеть отца-кормильца, защитника. А ведь это признак архаичности мышления: при родоплеменном укладе главой общины становился старейший и мудрейший родич. Этот первобытнообщинный признак не исчезает ни в средние века, ни в XIX веке, ни даже в конце XX.

Кстати, уже из сказанного выше можно сделать вывод, что Домострой не является произведением суровым  — ведь семья не может строиться на палочных отношениях. И родители, как бы ни были строги, все равно заботятся о детях и домочадцах, опекают их, желают им добра.

Отношение к собственной судьбе у наших предков тоже было иным — это еще одна особенность. В современном мире чаще добивается успеха человек предприимчивый, инициативный, а не пассивный (эдакий Штольц или Остап Бендер). Средневековому же русскому «делателю» свойственно, скорее, плыть по течению, подчиняться существующему ходу вещей, чем выступать в роли творца своей судьбы. (Вспомним народных героев Емелю, Иванушку-Дурачка, которые, кстати, всегда добиваются успеха!) Не человек формирует мироустройство, но наоборот — мироустройство диктует человеку образ жизни. Кроме того, есть убеждение, что добросовестная служба всегда приводит к поощрению и повышению. Такое «покорное» отношение к судьбе меняется после петровских реформ, когда России насильственно прививают европейские ценности. Однако новшества приняла лишь элита российского общества. Средний класс и низы продолжают жить в прежней ценностной системе, по укладу Домостроя.

Попробуем, читая Домострой, учесть эти особенности. Тогда станет очевидно, что для своего времени этот сборник был очень гуманным произведением, очень толково написанным, и что важно — очень рациональным.

Начнем с конца

Дошедшие до нас 40 списков Домостроя условно делятся на три редакции: краткую, сильвестровскую и смешанную. Первая, краткая, предположительно и есть тот новгородский прототип, с которым работал протопоп Сильвестр. Смешанная редакция — не что иное, как результат труда нерадивых переписчиков (и в то время такие работники были, даже среди монахов!), которые взяли половину текста первого варианта, половину из второго, и в результате получился довольно путаный текст с множеством повторов.

Самая распространенная — это сильвестровская редакция. Она обработана, и, кроме того, в ней есть 64-я глава, написанная самим Сильвестром в виде поучения его единственному сыну Анфиму. Эту главу еще называют «малым Домостроем», потому что в ней изложено основное содержание предыдущих 63 глав, но только вкратце и без повторов. Написана она очень нежным, мягким языком, по-отцовски. Именно с нее лучше начать знакомство с Домостроем. Тогда рассеются все подозрения, что этот сборник — сама суровость. Такие ноты заботливости могут идти только от отца, желающего, чтобы сын рос достойным человеком.

Чего стоят одни обращения к Анфиму: «Милое мое чадо дорогое!», а мать, хозяйку дома, Сильвестр называет «матушка», «хозяюшка». Воссоздается атмосфера хороших, добрых отношений.

Кто в доме хозяин

В современном обществе давно замечена одна тенденция: к женщине все чаще применяют эпитет мужественная, и все больше мужчин, про которых принято говорить: с мягким характером. А что сказано в Домострое по поводу взаимоотношений мужчины и женщины в семье?

Прежде всего Домострой говорит о долге: долге супругов друг перед другом, родителей перед детьми, детей перед родителями, слуг перед господами, господ перед слугами… О долге каждого человека в семье и в государстве. Про «мужскую тиранию» и «женское бесправие» тоже сказано вполне конкретно. Домострой перечисляет обязанности мужчины и женщины в семье, причем сферы их влияния практически не пересекаются. Хозяин и хозяйка действуют автономно друг от друга, во многом они «равновелики». Хозяйка, точно так же, как и глава семейства, — государыня над детьми и над слугами в доме. Она научает, распоряжается, поощряет их и если надо — бранит. Но самое важное, что касается роли женщины в семье, выражено так: «Если подарит кому-то Бог жену хорошую — дороже это камня многоценного. Такой жены и при пущей выгоде грех лишиться: наладит мужу своему благополучную жизнь… Доброй женою блажен и муж, и число дней его жизни удвоится — добрая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его; хорошая жена  — награда тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив Божию заповедь, благословлена Богом, а во-вторых, хвалят ее и люди… Добрая жена и по смерти спасает мужа своего, как благочестивая царица Феодора [1] » (Домострой, Глава 23).

Бояться — значит уважать

В Домострое встречаются режущие слух слова — бояться мужа, со страхом внимать. Однако сцены излияния неправедного мужского гнева здесь ни при чем — в древнерусском языке смысл этих слов был совсем другим. В то время бояться, то есть страх Божий иметь, значило и уважение, и признание, и понимание. Недаром и сегодня говорят, правда, совсем с другим акцентом: «Бояться — значит уважать». Бояться мужа — это, прежде всего, быть вместе с ним и в горе, и в радости, выполнять свой долг в отношении дома, воспитывать детей, быть супругу поддержкой и помощью. Конечно, сюда входит и признание старшинства мужа. Но ведь это не тот супруг, что перед телевизором или с газетой в руках забывает о земной суете, а при случае бьет кулаком по столу! Его долг — быть главой семьи, опекать домочадцев, учить их правильной жизни, потому что он в ответе за это перед Богом и перед государем, и даже перед общественным мнением, «суседями». Старшинство мужа в доме — это не своеволие и не проявление мужской тирании, это явление вполне естественное для того времени. Это один из принципов мироустройства, залог порядка.

Терпи, казак…

Каковы же полномочия хозяина? Прежде всего — опекать, учить членов семьи и домочадцев, заботиться об их благоденствии. Домочадцы — это и домашняя прислуга. О ней Домострой также неоднократно упоминает. Если слуги честно выполняют свои обязанности, следует сажать их за хозяйский стол, одаривать одеждой со своего плеча, всячески защищать. Хорошему слуге хозяин помогает устроиться в жизни: завести свое торговое дело, обустроить двор… Если же слуга нерадив, обкрадывает хозяев, сплетничает о них, увиливает от работы, необходимо его поучать, в том числе и самым популярным тогда средством — поркой. Но после этого обязательно нужно предоставить человеку новый шанс. И только если он снова и снова будет воровать, бездельничать, то следует накормить такого слугу и прогнать со двора.

В 64-й главе Сильвестр постоянно обращается к собственному опыту, призывает сына вспомнить, как было в их доме: сколько сирот брали они к себе в услужение, и всем им потом помогли устроиться. Одни стали купцами, у других теперь свое хозяйство, а скольких матушка удачно выдала замуж, и всем собрала приданое… Их слуги, послужив добросовестно на хозяйском дворе, вышли в люди.

Совсем не по доктору Споку

На тех же принципах любви и прощения строится и воспитание детей. Нужно «и учить их страху Божию, и вежливости, и всякому благочинию… И хранить их и блюсти чистоту телесную и от всякого греха, как зеницу ока и как свою душу». (Домострой, Глава 19).

Хотя Домострой и составлен на основании многих сборников, в целом он простроен в рамках православной системы воспитания, для которой во главе угла стоит положительный пример. Сначала дается картинка идеального, а потом объясняется, что и ты, простой смертный, можешь этого достичь, живя по-христиански. У праведных родителей, «рассудительных и разумных», и дети «научены всякому знанию и порядку, и ремеслу, и рукоделию».

Конечно, строгость в воспитании детей важна. В некоторых случаях и порка неизбежна: Домострой советует «а не то, разобравшись, и поколотить». Однако при внимательном прочтении видно, что в тексте похвале уделяется гораздо больше внимания, чем брани. Кроме того, если сегодня мы воспринимаем телесные наказания как личностное оскорбление, то для средневекового человека это было самым распространенным средством вразумления. Пороли всех, в том числе и бояр, и душевной раны такая наука средневековому человеку не наносила. Домострой же вообще предлагает порку как самое последнее средство, если другие способы научить уже не помогают: «Если же этого не понимает, сурово ее накажи, страхом спасая, но не сердитесь, ты — на жену, а жена — на тебя». При этом Домострой вполне учитывает психологические особенности человека. «Учить» жену и детей следует так, чтобы никто из посторонних этого не видел и чтобы человек не чувствовал себя униженным. Цель наказания — вразумить, но не плюнуть в душу. И если наказуемый уразумел, то сразу после порки нужно обязательно приласкать его и пожалеть: «Наедине поучай, а поучив — успокой, пожалей, приласкай ее; также и детей, и домочадцев своих учи страху Божию и всяким добрым делам, ибо тебе ведь ответ за них дать в день Страшного суда». Получается, для своего времени Домострой предлагает очень осторожные, даже деликатные средства.

Виртуальная идиллия и практичная реальность

Насколько Домострой отражает реальность — это, пожалуй, самый сложный вопрос. Он рисует картину идеальных отношений с семьей, с государством, в церкви, дома. По сути, это мечта, пример того, что могло бы быть. Домострой для своего времени — то же, что и советские фильмы о счастливой жизни в 30-е годы. В реальности все было совершенно иначе, но такое кино смотрели с восторгом, потому что в нем рассказывали о том, что каждый хотел бы видеть и в своей жизни. Кино утешало и тешило надеждами. Домострой — такая же виртуальная идиллия, к которой нужно стремиться каждой семье. У кого-то получается лучше, ближе к идеалу, у кого-то хуже. Бесспорно одно — что Домострой читали, к нему прислушивались, он был своего рода бытовой совестью.

Кроме того, не стоит забывать о практической стороне текста. Множество полезных советов по домохозяйству, необходимых в повседневной жизни, пользовались большим успехом у самой широкой аудитории. Вообще Домострой рассчитан на «средний класс». Это среднее и мелкое дворянство — в документе есть упоминание о людях, владеющих деревнями. Это купечество — когда речь идет о собственном деле, о лавке. Это и состоятельные крестьяне, и городское сословие — когда упоминается о дворах, об уплате подворных податей. Каждому Домострой предлагает рациональный подход в нужной сфере.

Интересно, что ко всем — дворянину, купцу, горожанину, крестьянину — Домострой обращается на равных. Значит, в те времена не существовало сильной разницы между элитой общества и низами. Все говорили на одном и том же языке, имели одни и те же идеалы, ходили в одежде одного покроя, сшитой по одной моде — может быть, у кого-то ткань побогаче, у кого-то попроще. Менталитет же был единым, и Домострой, конечно, влиял на умы.

Иными словами, этот сборник не просто собрание правил и условностей. Это вполне рациональная основа жизни, причем в обществе с иррациональной системой взглядов. В каком-то смысле Домострой даже опередил свое время. И, может быть, зря мы с колокольни своего XXI века так скептически смотрим на сей памятник «темного средневековья»?

Фото Вячеслава Лагуткина

О Сильвестре

Сильвестр — протопоп Благовещенского московского собора, на протяжении нескольких лет он был одним из духовных наставников молодого царя Ивана IV (Грозного). Выходец из Новгорода, откуда, по-видимому, и пришла в столицу традиция таких сводов, как Домострой.
О семье самого Сильвестра известно немногое, но и это очень важно. Атмосфера в доме была доброжелательная. Жену свою протопоп очень любил, называл «матушкой». Супруги глубоко уважали друг друга. Единственный сын Сильвестра Анфим воспитывался в любви и заботе, родителей своих глубоко чтил.
Верные слуги в доме были как члены семьи, получали от хозяев многие милости.

О жене по-древнерусски: «Аще дарует Бог кому жену добру — дражаиши есть камени многоценнаго. Таковыя от добрыя користи не лишитца: делает мужу своему все благо житие… Жены ради добры блажен есть муж, и число дней его сугубо — жена добра веселит мужа своего, лета его исполнит миром; жена добра — часть блага, в части боящихся Господа да будет, жена бо мужа своего честнее творяще: первие, Божию заповедь сохранив, благословена будет, а, второе, от человека хвалима есть… О добре жене хвала мужу и честь».

Примечания:

[1] Царица Феодора — жена византийского императора Феофила (829 — 842) и мать Михаила IV (842 — 867). Была защитницей почитателей икон, благодаря ей в 813г. было покончено с иконоборчеством в Византии. В угоду ей отцы Вселенского собора не прокляли ее умершего мужа, гонителя икон.

 Рисунки Веры Маханьковой.

Alla МИТРОФАНОВА Алла
рубрика: авторы » топ авторы »
Обозреватель
54 № 2 (19) 2004
рубрика: архив » 2004 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/54.jpg

0 комментариев

Еще нет ни одного комментария!

На данный момент здесь нет комментариев, почему бы вам не добавить первый?

Написать комментарий

Написать комментарий

Ваш е-mail не будет опубликован.
Отмеченные поля обязательны для заполнения *

*

Все комментарии модерируются, модератор оставляет за собой право удалить комментарий. Комментарий появится только после утверждения.
Читайте также

Лавра после преподобного Сергия Радонежского

Фото Леонида Севастьянова

Лучшие ученики преподобного во всем походили на учителя. Они стремились к молитвенной созерцательности и вовсе не желали власти.


5 вопросов об ОПК митрополиту Ростовскому и Новочеркасскому Меркурию

Церемония закрытия III Общероссийской олимпиады школьников по Основам православной культуры

Курс "Основы православной культуры" хорошо принят подавляющим большинством детей, родителей и учителей.


Подростковый возраст: 5 типичных ошибок родителей

psiholog136_g

Часто ребенку очень нужна психологическая помощь от самых близких людей


Радио "Вера"

Сейчас в эфире:

РЕКЛАМА

Menu Title