Дубна

Город государства

Судьба страны решается не только в Москве и больших региональных столицах. Игнорировать это — значит отгородиться от важной части нашей общей реальности. Недаром среди жителей мегаполисов уже не первый год растет мода на внутренний туризм с целью ближе узнать свою страну. У некоторых из малых городов России славное прошлое, но сегодня они переживают не лучшие времена. В некоторых — жизнь кипит с прежней силой. Но все они одинаково важны для понимания того, как возникла, сформировалась и живет сегодня наша страна. А значит, самое время узнать эти города в лицо. Читайте в проекте «Фомы» — «Малые города  — герои России».

Город Дубна существует вопреки природе, в отличие от реки Дубны, давшей ему имя. Жизнь здесь — вызов здравому смыслу и экономическим расчетам. Об этом вряд ли догадывается большинство жителей города. Все выросшие в Советском Союзе помнят Дубну как город физиков и родину синхрофазотрона, прописанного в школьных учебниках и воспетого Аллой Пугачевой. Кое-кто знает Дубну как город авиаконструкторов. А еще отсюда по каналу Москва — Волга течет в столицу России питьевая вода. Здесь до Великой Отечественной войны снимали знаменитую комедию «Волга-Волга». Здесь в 1941 году в битве за Москву готовили контрнаступление на гитлеровскую армию. Здесь в 1961 году сняли лучший фильм о физиках «Девять дней одного года». Здесь после распада Советского Союза сняли культовый сериал девяностых «Бригада». Дубна всем своим существованием обязана интересам государства.  Она — суть этих интересов.

 

Как по велению государя Петра Первого в северных топких болотах был возведен царственный европейский город Санкт-Петербург, так в торфяных болотах дальнего Подмосковья волей Советского государства был тайно заложен славный европейский город науки.

Dubna

Название Дубна он получил, лишь когда построенные здесь самые мощные тогда ускорители рассекретили и объединили под сенью международного научного центра — Объединенного института ядерных исследований.

К тому времени в таинственный город физиков на правом берегу Волги, названный сначала Дубно, влились несколько прилегавших к нему деревень и левобережный рабочий поселок Ново-Иваньково. На карте появился новый город — Дубна.

Совершенно секретно. Особая папка

Огромный оборонный атомный проект правительство СССР запустило еще во время Великой Отечественной войны — в 1943 году. По всей стране строились химические, металлургические и машиностроительные заводы — звенья сложной цепочки технологии обогащения урана для ядерного оружия. Технология создавалась и отрабатывалась на ходу, в секретных научных лабораториях. Первопроходцами были все. О ядерных силах тогда знали только главное — их мощь способна уничтожить все живое на планете.

Чтобы разобраться в механизме и причинах действия ядерных сил, нужно было понять и описать законы, по которым они существуют — создать теорию ядерных сил. Чтобы не бояться силы атома, человечеству нужно было ее приручить.

SCC-DUBNA3_OK

Фото предоставлено автором статьи

Ускоритель — этот тот прибор, который ставит силы ядра под контроль. Он дает им проявиться настолько, насколько это нужно исследователю в данный момент. Ускоритель — сосуд для ядерного джинна. И только создатель сосуда может командовать джинном.

Вот почему постановлением Совета министров СССР от 13 августа 1946 года в ноябре того же года в глухом лесу на границе Московской и Калининской областей началось строительство ускорителя нового типа — синхроциклотрона.

Место выбрал Берия. Предложений было два: район Яхромы — в 40 км от Москвы и район станции Большая Волга, рядом с Иваньковской ГЭС — 130 км от Москвы. «Из Яхромы, — сказал Берия, — научные работники будут все время ездить в Москву, а не работать». Решили строить на Большой Волге.

Воды по щиколотку

На стрелке рек Волги и Дубны, где сейчас стоит Ратминская церковь, археологи откопали каменные ножи, топоры, скребки и разные другие предметы быта позднего каменного века. Здесь не раз пытались поселиться люди. В русских летописях упоминается рубежный городок-крепость на правом берегу Волги, в устье реки Дубны — Дубенское городище. Его сожгли в 1216 году, во время междоусобной войны русских князей.

Место было словно заколдованное. В 1134 году новгородский князь Всеволод решил завоевать Суздаль. Дошел до устья реки Дубны и почему-то повернул назад. В 1451 году, при последнем набеге татар на Москву, московский князь Василий II Тёмный, собирая рать, подошел к Волге возле устья Дубны. Битва с незваными гостями не состоялась: татары, опасаясь нападения, ушли.

Фото предоставлено автором статьи

Фото предоставлено автором статьи

Не давали здесь укорениться людям глухие леса, труднопроходимые болота и холодный климат. В таких условиях кормиться было нечем. Натуральное хозяйство концы с концами свести не могло.

Первые жители секретного поселка физиков середины ХХ века вспоминают, что сначала приходилось ходить по щиколотку в воде. Потом построили дренажную систему, которая и сегодня понижает уровень почвенных вод в Дубне. А где дренаж не справляется, непрерывно откачивают воду насосами. На том и зиждется комфорт жизни в Дубне.

Историки считают, что весь этот обширный южный край будущей Тверской губернии спасло от полного обезлюдения в XII–XV веках лишь объединение разрозненных княжеств в единое Русское государство.

Государство и стало кормильцем здешнего народа. Четыреста лет жили за счет сбора таможенных пошлин с торговых людей, что везли товар по Волге, да госзаказы получали на поставку для армии сапог и башмаков, кожаных мундиров и сёдел.

На орбите нужд государства

Земли получше вокруг нынешней Дубны люди освоили много раньше. В Кимрах и Талдоме тачали обувь. Только в одних Кимрах шили обуви по 2,5 миллиона пар в год. В бывшем монастырском селе, а после — уездном городе Корчеве выращивали овощи и фрукты, разводили цветы и рогатый скот. Правда, жили небогато. «Такая уж здесь сторона. Кружев не плетут, ковров не ткут, поярков не валяют, сапогов не тачают, кож не дубят, мыла не варят. В Корчеве только слезы льют да зубами щелкают», — высказался об увиденном в 1860 году М. Е. Салтыков-Щедрин, бывший в то время вице-губернатором Твери. И добавил, что улицы не мощены, тротуары ветхи, торговая площадь весьма грязна.

Такая уж здесь сторона.

Фото предоставлено автором статьи

Фото предоставлено автором статьи

Кстати, Салтыков-Щедрин родился неподалеку от Корчевы и от современной Дубны — в своем имении Спас-Угол, ныне — деревне Талдомского района. Как рассказывают в музее М. Е. Салтыкова-Щедрина в деревне Спас-Угол, матушка Михаила Евграфовича поставляла в рестораны Москвы ананасы, выращенные в теплицах усадьбы Салтыковых.

А город Корчева из 6 улиц, где жили 2500 жителей, с земской больницей, библиотекой, женской и мужской гимназиями, двумя училищами, шестью заводиками и четырьмя церквями был затоплен в 1936 году для государственных нужд — при строительстве канала Москва — Волга. Его жителей вместе с деревянными домами переселили в соседние деревни и поселки. Корчевский уезд разделился на две части. Одна — с центром в соседнем с Корчевой селе Конакове, другая — в селе Кимры. Села Конаково и Кимры превратились в уездные города.

Зато строительство канала Москва — Волга родило железнодорожную станцию Большая Волга и Иваньковскую ГЭС. С этой платформы государственная нога и шагнула во мрак заболоченного леса строить будущую Дубну.

Под крылом самолета

Канал Москва–Волга заставил переехать на новое место не только жителей города Корчева. Население села Иваньково тоже отправилось в путь. Дорога не была дальней. Поглотив берега верхней Волги, на географической карте растянулось на 120 км Иваньковское водохранилище, или Московское море. А на его левом берегу девятикилометровую земляную дамбу теперь подпирала новая деревня — Ново-Иваньково. Туда и поселили иваньковцев в 1934 году.

Через три года новая деревня разрослась в рабочий поселок при авиазаводе. До Великой Отечественной войны там проектировали и выпускали гидросамолеты. Когда немцы подошли к Москве, завод эвакуировали в Омск. Через полгода после битвы под Москвой завод вернулся в Ново-Иваньково. И снова выпускал гидросамолеты.

Dubna_Ilyushin_Il-2_Harveyqs_вики

Dubna_Ilyushin_Il-2_Harveyqs_вики

С концом войны в авиации началась новая эпоха — эпоха реактивных двигателей. Первый советский реактивный самолет с ракетным двигателем БИ-1 конструкторов Березняка и Исаева впервые взлетел в небо 1942 году. Александр Яковлевич Березняк через несколько лет после этого полета стал главным конструктором авиазавода в Дубне.

А в 1946 году в Ново-Иваньково вывезли из побеж­денной Германии немецких инженеров-авиастроителей с семьями. Советский Союз должен был владеть самыми современными инженерными технологиями и высокой культурой машиностроения.

Для немецких специалистов за несколько месяцев выстроили по отдельному финскому домику. Каждой семье — свой. Так и соединились в быту Ново-Иваньково неброская культура русской деревни с яркими и аккуратными немецкими палисадниками. А Ново-Иваньково стало Дубной.

Дети немецких инженеров выросли, окончили в Дубне школу, поступили в московские вузы. Через несколько лет всем немцам Советское государство разрешило уехать к себе на родину. И многие из них еще не раз возвращались в Дубну. Одни — к друзьям-коллегам, другие — к друзьям детства. Крылья, на которых взлетали в большую жизнь, оказались общими.

Вода как завеса тайны

Лесистые хляби на островке между реками Волгой, Дубной и Сестрой строители Дубны начали осваивать с двух независимых площадок.

Первая научная стройка проходила в документах как установка «М». Сооружение объекта «М» — синхроциклотрона — возглавил вернувшийся с Великой Отечественной Михаил Григорьевич Мещеряков.

Дом Международных Совещаний (ДМС) ОИЯИ_Yokki_вики

Дом Международных Совещаний (ДМС) ОИЯИ_Yokki_вики

«Была ранняя весна с туманами и ноздреватыми снегами. Железной дорогой нельзя было воспользоваться: во время войны с ветки Вербилки — Большая Волга были сняты рельсы, — вспоминал М. Г. Мещеряков свою первую поездку в будущую Дубну 1947 года. — Пришлось добираться на джипе военных лет — два часа ушло на то, чтобы по сильно разбитому шоссе доехать до Дмитрова, а затем  еще около   четырех часов тащились по дороге, устланной круглыми  бревнами, до Большой Волги, откуда гусеничный трактор за каких-нибудь два часа приволок джип до места, где сейчас находится плавательный бассейн “Архимед”. Кругом был сырой, без каких-либо просветов лес».

От Москвы до этого места было 125 км пути.

Все, что происходило на объекте «М», было строго засекречено. Территория строительства оберегалась от чужих глаз забором из колючей проволоки и усиленно охранялась.

Синхроциклотрон запустили 14 декабря 1949 года, к семидесятилетию Сталина.

Чтобы созданное в лесах Подмосковья было непонятнее непосвященным, новый секретный синхроциклотрон назвали Гидротехнической лабораторией. Тайну ядерных исследований покрыли водной завесой.

«Занимаюсь на труде синхрофазотроном»

Второй стройплощадкой будущей Дубны стало со­оружение еще более мощного ускорителя — легендарного синхрофазотрона. Строительство возглавил академик Владимир Иосифович Векслер. Синхрофазотрон был его детищем от идеи до самой крохотной детали.

Чем мощнее ускоритель, тем он дороже. Такие затраты даже самой мощной стране мира уже были не по плечу. Нужно было объединять усилия разных стран для ядерных исследований. И вот в 1953 году поселок физиков в глухом подмосковном лесу рассекретили.

Harveyqs_вики

Через три года в поселке физиков появился международный научный центр — Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ). А поселок назвали городом Дубна.

Ровно через год после основания ОИЯИ команда академика Весклера запустила синхрофазотрон в работу. Масса колоссальных магнитов этого в то время самого мощного в мире ускорителя попала в Книгу рекордов Гиннесса. Взрослые радовались как дети. Пили шампанское из граненых и бумажных стаканчиков и колб разбитых ламп. Пуск синхрофазотрона принес ОИЯИ и Дубне всемирную славу.

А еще через три года две параллельные нити истории левобережных иваньковских авиастроителей и правобережных дубненских физиков объединили в одну — в историю города Дубны.

Верят ли физики в Бога?

В середине XIX века село Дубенское городище на стрелке рек Волги и Дубны принадлежало дворянам Вяземским. Они-то и построили в своей усадьбе каменную церковь. После революции село переименовали в деревню Ратмино и на реквизированных помещичьих землях создали совхоз «Дубна» для снабжения продуктами рабочих фабрики «Якорь» Кимрского кожевенно-обувного треста.

Церковь Похвалы Богородицы. Фото: Валерий Башевой

Церковь Похвалы Богородицы. Фото: Валерий Башевой

Приходскую церковь в Ратмино закрыли, а ее здание отдали сначала под склад, а потом под учебный корпус училища механизации, где готовили трактористов. Старожилы Ратмина рассказывали, что в стене церкви проделали ворота, чтобы туда проезжал трактор. Это было еще до появления Дубны на карте.

Многолетний директор ОИЯИ академик Николай Николаевич Боголюбов был гениальным физиком-теоретиком и православным верующим. А происходил из семьи священника, профессора богословия. Он жил в Дубне с момента ее создания. И не было в Дубне ни одной церкви.

Территория Ратмино принадлежала Объединенному институту ядерных исследований. На месте разрушенной усадьбы Вяземских институт выстроил дом отдыха для своих сотрудников. А напротив молчаливо напоминали о своей судьбе развалины приходской церкви. До самого 1989 года. В этом году Николай Николаевич Боголюбов при поддержке коллег-физиков и верующих добился передачи храма приходу в Дубне. И начал восстанавливать храм Похвалы Пресвятой Богородицы на свои личные средства.

Храм Всех святых, в земле Российской просиявших_Yokki_вики

Храм Всех святых, в земле Российской просиявших_Yokki_вики

Ратминская церковь стала первым храмом в городе физиков. И сегодня — не единственным. Она открыла новый духовный путь и верующим, и неверующим. Как только церковь отстроили, в Дубну каждый год стали съезжаться ученые-естественники, священники и богословы разных конфессий, чтобы обменяться мировоззрен­ческими и практическими идеями за круглым столом конференции «Наука. Философия. Религия».

Конференцию основали два физика из ОИЯИ — Виктор Первушин и Владимир Никитин.

Верят ли физики в Бога? Как минимум они думают о Нем.

Церковь Рождества Иоанна Предтечи в Дубне_Yokki_вики

Церковь Рождества Иоанна Предтечи в Дубне_Yokki_вики

Вообще в том, чем занимаются физики Дубны — сотворение новых химических элементов, предсказание и обнаружение новых элементарных частиц, — есть что-то божественное. Хотя на самом деле человек просто открывает то, что ему открывается, когда настанет час открытия. Но этот час не наступает для того, кто ничего не делает.

И потому славная история Дубны продолжается и для физиков, и для авиаконструкторов — на обоих берегах Волги. Вот только мост между ними пока не построили. Каждому высокому чиновнику горожане задают из года в год один и тот же вопрос: «Когда у нас будет мост?» Вроде спрашивают из соображений комфорта. Но есть в этом бытовом вопросе и второй, философский план: если людям нужен мост, значит, они хотят стать ближе друг другу.

Материал опубликован в спецвыпуске журнала «Фома» «Малые города — герои России». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Обществом «Знание» России.

 

На заставке фрагмент фото Дом на ул. Сахарова в Дубне_Yokki_вики

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (8 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.