Через 30 лет на Земле могут исчезнуть важные природные ресурсы

Доктор богословия Жан-Клод Ларше об экологии и нравственном компасе для наших детей

ЛаршеДоктор богословия Жан-Клод Ларше о том, что ждет христиан в будущем.

Каким Вы видите мир будущего — через двадцать-тридцать лет?

— Я его вовсе никаким не вижу. Будущее невозможно предсказать не только в долгосрочной перспективе, но даже в краткосрочной. Кто в 1913 году мог предсказать начало Первой мировой войны? Кто в 1916 году мог предсказать русскую революцию и установление коммунистического режима на всей территории Восточной Европы на шестьдесят лет? Иногда достаточно лишь одного события — также непредсказуемого, — чтобы изменился весь ход истории. А кто мог двадцать лет назад предсказать технологическую революцию, которую творят в нашей сегодняшней жизни компьютеры, мобильные телефоны, Интернет, социальные сети и которая значительным образом влияет на жизнь людей по всему миру?

Прогнозы делают ученые, но это не вызывает доверия. Ошибочными часто оказываются даже прогнозы погоды, которые касаются лишь нескольких ближайших дней.

Безусловно, есть тенденции и направления, которые могут дать некую картину будущего, но нельзя быть до конца уверенным, что ситуация станет развиваться именно так. Самые благоприятные условия могут быстро ухудшиться, а в неблагоприятных человек неожиданно проявляет небывалую силу духа.
В личном плане для человека будущее также остается неопределенным, а планы тщетными, как нам говорит Евангелие в притче о богатом хозяине (Лк 12:16-21). Есть такая пословица: «Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах». Мудрость отцов Церкви всегда призывала каждого сосредоточиться на текущем моменте и, более того, проживать каждый день так, как если бы он был последним. Но, разумеется, такой радикальный подход нужно соотносить с возрастом человека и реалиями его общественной жизни: студент должен старательно учиться, чтобы в будущем овладеть профессией, политик должен планировать свою кампанию, предприниматель должен рассчитывать вложения, чтобы покрыть грядущие издержки.

Какие вызовы, с которыми человеку и человечеству предстоит столкнуться, окажутся самыми серьезными?

— Если говорить о вызовах, которые могут в будущем встать перед человечеством в целом, то главным из них будет: выжить самим и сохранить живым мир. А его существование сегодня находится под угрозой.

Известно, что природных ресурсов (воды, нефти, газа, и так далее) в ближайшие десятилетия может просто не остаться ввиду их беспощадной эксплуатации. Целые отрасли промышленности работают безответственно (в частности, нет налаженной системы работы с отходами и отбросами), вода и воздух загрязняются, а это несет опасность здоровью и жизни людей не только конкретного региона, но и всей земли.

Загрязненный воздух разрушает озоновый слой, что ведет ко все более и более серьезным последствиям: глобальному потеплению, подъему уровня моря, климатическим катаклизмам (увеличение количества штормов, ураганов, дождей, аномальная жара), изменению структуры почвы (таяние вечной мерзлоты), исчезновению некоторых видов растений и животных… Словом, один из главных вызовов — экологический. Речь идет о том, чтобы на планете сохранялось естественное равновесие.

Другим большим вызовом я бы назвал безработицу, с которой сталкивается все больше и больше людей в разных частях света. Безработица ведет к катастрофическим последствиям не только на уровне экономики страны (ведь у безработных низкий уровень жизни, и государства должны тратить на социальную помощь немалую часть своего бюджета), но и на уровне психологии и духовной жизни отдельного человека: тот, у кого нет работы, в каком-то смысле теряет свое место в обществе, чувствует себя ненужным, обесцененным и легко впадает в праздность, «мать всех грехов».

Большой вызов для нас как для христиан — сохранить собственное существование в мире, в котором все большую силу набирают 1) распространение ислама в традиционно христианских странах, 2) агностицизм и светское антирелигиозное сознание и 3) духовные практики вне Бога и, главное, вне Христа.

1. На Ближнем Востоке (Ирак, Сирия) христиане исчезают — их либо убивают, либо вынуждают покидать родные земли. Европа массово дехристианизируется, в то время как в некоторых странах, как Франция, Великобритания и Германия, ислам развивается всё более и более. Во Франции — традиционно (со II века!) христианской стране — ислам за последние несколько десятилетий стал второй религией после католицизма.

2. В то же время в странах Западной Европы набирает обороты антирелигиозное мировоззрение. В некоторых случаях его питают опасения, вызванные усилением влияния ислама, но первой его жертвой становится христианство. При поддержке европейских властей в Брюсселе христианские религиозные символы все чаще не допускаются в общественное пространство, а некоторые организации ведут открытую борьбу против христианских ценностей, в частности семейных.

Часть христианского мира вступила в новую эпоху гонений (напомню, христианство сегодня — самая преследуемая религия в мире), но я думаю, что через несколько десятилетий это коснется в той или иной степени уже христианского мира в целом. И это не должно удивлять, потому что мученичество — неотъемлемая часть христианства с момента его возникновения. Посмотрите на жития святых: около 90 % из них были мучениками…

3. Различные духовные практики набирают популярность (книги хорошо продаются), но речь, как правило, идет о слишком обобщенной духовности, замешенной на движении New Age и примитивно понятом буддизме. Это духовные практики вне Бога и, главное, вне Христа. Эта духовность далека от христианства, хоть и может показаться, что основана на нем.

Сегодня принято связывать «темное будущее» с изменением социальной организации человеческого общества в целом и человеческой природы самого человека — в физиологическом и интеллектуальном плане — в частности. Что Вы об этом думаете? Насколько правдоподобны такие перспективы?

— Известно, что в сегодняшнем западном мире институт семьи переживает кризис. Все начинается с кризиса самого института брака: все больше и больше женатых пар разводится (в большинстве европейских государств — в среднем каждая вторая), все больше и больше молодых пар живут вместе, но не расписываются и не венчаются.

Материал по теме


Иллюстрация Даниэля Досиу

Мир, который увидят наши дети

Cегодня у разговоров о будущем есть интересная особенность — за время, пока мы обсуждаем, как то или иное новшество повлияет на нашу жизнь, это новшество уже входит в жизнь и завладевает ею. А нам остается думать не о том, что случится, но как быть с тем, что уже произошло. В век прогресса будущее успевает стать прошлым, пока мы пьем утренний кофе.

С этим начинают сталкиваться и православные страны ― например, Греция, где такое трудно было представить еще двадцать лет назад. По большей части это объясняется тем, что брак подразумевает обязательства на всю жизнь, а молодые люди с трудом берут на себя такие обязательства и с трудом их соблюдают — не только в этом вопросе, но и в других. Неготовность брать на себя обязательства в какой-то степени проистекает из общей социальной нестабильности. Многие боятся заводить семью, поскольку будущее ― в том, что касается работы и зарплаты, ― выглядит неопределенным как для себя, так и для супруга или супруги и для будущих детей. Впрочем, у разводов и нежелания вступать в брак есть и другие причины — духовного порядка: индивидуализм и желание абсолютной свободы, которые насадил современный гуманизм, а также эгоизм, выраженный в нежелании людей хоть в чем-то ущемить свои собственные интересы, хотя необходимость ограничивать себя проистекает из самой природы жизни в обществе.

Воздухоплаватель.   Литография. 1890

Воздухоплаватель.
Литография. 1890

Другой повод для беспокойства ― это то, что гомосексуализм сегодня навязывают как норму. Эти идеи получают широкое распространение, а это несет угрозу традиционной семье — такой, как ее до сегодняшнего дня понимали в христианских странах. По всему миру ЛГБТ-организации и лоббистские группы стараются внедрить (на разных уровнях общества — вплоть до школ) мысль, что гомосексуальность — это нормально и что сексуальная ориентация ― вещь не врожденная, а вопрос личного выбора. Такое деятельное стремление узаконить однополые сожительства говорит о том, что их волнуют не столько проблемы института семьи, сколько официальное общественное признание, чтобы, как следующий шаг, получить разрешение иметь детей. Этот второй пункт подразумевает множество моментов, неприемлемых с точки зрения христианской нравственности: например, такие репродуктивные технологии как донорство спермы или суррогатное материнство. Другая проблема, которая возникает в случае усыновления ребенка, ― это проблема психологическая: любой психолог вам скажет, что ребенку, чтобы сформироваться психически здоровым, нужны папа и мама. Воспитание ребенка однополой парой не приведет ни к чему, кроме серьезных психологических травм, что мы в полной мере еще ощутим в будущих поколениях.

Еще один повод для беспокойства — то, какое значение в последние десятилетия обрели новые медиа (телевидение, видеоигры, Интернет, социальные сети). Это негативно влияет на жизни их пользователей — и общественную, и личную, и физическую, и интеллектуальную, и духовную: человек тратит много времени и сил, теряет связь с близкими (хотя кажется, что находится на связи со всем миром), теряет навык мыслить и сосредоточиваться (на фоне постоянно возникающих новых запросов, сообщений, фотографий и звуков), культурно нищает (в том числе из-за снижения объемов и качества чтения, несмотря на засилье различных текстов) и т. д.

Специалисты по массовым коммуникациям уже много раз подчеркивали, что эти тексты не просто передают содержание сообщения, но самой структурой и принципом передачи этого сообщения переформатируют нашу внутреннюю жизнь, природу наших отношений с самим собой, с другими и с Богом. Так возникает своего рода новый человек — homo connecticus (человек, включенный в глобальную сеть коммуникаций), который во многих аспектах соперничает с homo religiosus (человеком религиозным).

И последнее, что можно отметить в вопросе о нашем будущем, ― это опасность возникновения человека, «дополненного» технологиями, и даже создание бионического человека как образца новой модели человечества, где нынешние людские несовершенства якобы будут исправлены. В США уже давно разрабатывают теории и проводят исследования на этот счет. Конечно, для меня они скорее из области научной фантастики, если только речь не идет о протезировании. А вот намного более серьезная опасность заключается в попытках создать ― на уровне генной инженерии ― новые виды живых существ, которые могут поставить под угрозу гармонию живого мира и жизнь уже существующих.

Еще более серьезная опасность состоит в том, что в некоторых странах активно распространяется такое учение, как евгеника, по которому человек должен быть наделен властью и правом по своему желанию изменять и модифицировать созданную Богом человеческую природу.

Как нам, христианам, ко всему этому относиться? Стараться не замечать? Или нужен внятный и громкий ответ, в том числе и на общецерковном уровне?

— Нас, христиан, в нынешней Западной Европе ― меньшинство, у нас не так много рычагов для борьбы с этими явлениями. Очевидно, мы можем протестовать против того, что считаем отклонением от нормы, предлагать то, что отвечает нашим представлениям о нравственности, и поддерживать на выборах те партии и политиков, чья программа соответствует христианских ценностям. Но иногда это сложно. Например, в Западной Европе за сохранение планеты, что представляется по-христиански важным, выступают партии «зеленых». Но они же наиболее активные сторонники общественных перемен, несовместимых с христианским мировоззрением, ― поддерживают аборт, эвтаназию или однополые сожительства.
Что касается Церкви, ей следует уклоняться от участия в политических процессах. Но она должна быть совестью мира, который, как показывает история, не раз терял совесть вовсе, и возвышать свой голос перед лицом опасностей, которые поджидают человека, перед лицом законов, которые по замыслу и практике применения противоречат христианским ценностям. Церковь должна упорно и смело (даже если это идет вразрез с официальной линией или общепринятым мнением) напоминать, в чем состоит христианское миропонимание, в чем состоит христианский взгляд на природу человека, его достоинство, его личность и ее абсолютную ценность, проистекающую из неразрывной связи человека с Богом, образом Которого он является.

Остается одно ― то, что отцы Церкви советовали верующим: трудиться в первую очередь над устроением своей духовной жизни и возрастанием в ней. Именно наша внутренняя жизнь делает нас способными ― в любые времена ― трезво и деятельно противостоять любым проблемам, предвиденным и непредвиденным. Отцы Церкви всегда учили, что, именно исправляя внутренне самих себя, мы лучше всего можем изменить мир вокруг ― не только своими силами, но силой Божьей благодати, дарованной нам по Его милости.

Что может стать главным духовным вызовом для наших детей?

— На этом фоне главная проблема для наших детей ― и с ней уже давно сталкиваются страны Западной Европы, а теперь и страны православной традиции ― это суметь сохранить свою веру, свои ценности и свои нравственные принципы в мире, где о них не знают и предлагают другую веру, другие ценности и другие нравственные принципы. Или в мире агностицизма, где к религии, в том числе к христианству, равнодушны, а то и вовсе враждебны.

Как на этом фоне воспитывать детей? Чему их необходимо научить?

— Детей нужно прежде всего вооружить системой координат в мире хаоса, дать им внутренний компас, который укажет им путь там, где все сбиты с пути.
Надо растить их в вере, с опорой на христианскую нравственность так, чтобы она вросла в них и стала как бы  врожденным качеством. Надо учить их понимать мир, в любых обстоятельствах отличать добро от зла, стоять перед трудностями и находить решение проблем в соответствии с христианскими ценностями. Хотелось бы процитировать слова апостола Павла: Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злой и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие (Еф 6:13—17). Тот, у кого есть весь этот арсенал, способен победить в любых ситуациях.
Важно, чтобы в среде, где к религии относятся равнодушно или враждебно и где верующего будут поносить, критиковать или высмеивать, юные православные гордились своей идентичностью и понимали, что их вера ― это сокровищница, что вера не принижает, а наоборот, дает им «бонус» по сравнению с теми, кто веры себя лишил. У родителей и Церкви важная роль ― привить детям эту гордость, которая не имеет никакого отношения к гордыне или тщеславию, потому что как христиане мы горды не за себя, а за Христа и за Его победу: В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир (Ин 16:33)

Фото анонса www.flickr.com, Moyan Brenn

восклицательный знак

Напоминаем нашим читателям, что непосредственно через наш сайт, можно:

за одну-две минуты оформить подписку на бумажные выпуски журнала, а также помочь с подпиской на «Фому» малоимущим людям или поддержать иные наши начинания.

Благодарны всем нашим молитвенникам и друзьям!

 

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
cover147 копия Июль 2015 (147) №7
рубрика: »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.