Почему не существует лекарства от смерти?

Почему не существует лекарства от смерти?

Основы веры с Сергеем Худиевым

Мы знаем, что нам всем надлежит умереть; большинству из нас доводилось хоронить близких или хороших знакомых. Мы оказывались перед лицом этой горькой загадки — вот человек жил, разговаривал, думал, мечтал, и вот — в гробу лежит его холодное тело, которое мы предаём земле. И каждый из нас знает, что наступит момент, когда уже его тело, безответное и недвижимое, будет положено в гроб, чтобы быть навеки сокрытым в земле. Навеки ли?

Это вопрос, который всегда мучил людей — уже древнейший из памятников мировой литературы, шумерский эпосе «Песнь о Гильгамеше» посвящён теме поисков бессмертия. После трагической гибели своего друга, Энкиду, Гильгамеш с ужасом осознает свою смертность. Он отправляется на поиски бессмертия, и находит Утнапиштима — вавилонского Ноя, который спасся во время древнего потопа. Утнапиштим и его жена наделены бессмертием — но они не могут его ни с кем разделить. Однако он указывает Гильгамешу на другой путь добраться до вечной жизни — для этого нужно достать особое растение со дна моря. Гильгамешу это удаётся — но пока он отдыхает, растение похищает и съедает змея. Человеческий поиск бессмертия оканчивается трагическим провалом.

Время от времени в сети появляются статьи об учёных, которые надеются найти лекарство от смерти — они пытаются понять, как работает механизм старения и как его остановить. Но чем дальше, тем менее реалистичным выглядит этот проект. Смерть — неотъемлемая часть биологической жизни, какой мы её знаем.

Мироощущение неверующего человека, вынужденного задуматься о своей смертности — я умру, уйду, перестану существовать, а этот мир останется, он продолжит своё круговращение так, как если бы меня в нем никогда и не было. Солнце будет восходить и заходить, времена года сменять друг друга, люди — заниматься своими делами, но меня уже не будет. Как поётся в песне:

Не для меня цветут сады,
В долине роща расцветает,
Там соловей весну встречает,
Он будет петь не для меня.

Как говорит Омар Хайам,

Не станет нас. А миру-хоть бы что!
Исчезнет след. А миру хоть бы что!
Нас не было, а он сиял и будет!
Исчезнем мы… А миру-хоть бы что!

Он, впрочем, предлагает не скорбеть о неизбежном:

Плачь - не плачь, а придется и нам умереть.
Небольшое несчастье - однажды истлеть.
Горстка грязи и крови... Считай, что на свете
Нас и не было вовсе. О чем сожалеть?

Но стоические увещевания — мол, тут уж ничего не поделаешь — мало помогают от того внутреннего отвращения, тоски и протеста, которые вызывает в нас смерть. Это не просто животный ужас зверя в капкане; это неприятие того, что все кончится ничем, что мы обнулимся, вернёмся в ничто, как если бы нас никогда не было. Бессмысленность и несправедливость смерти вызывает негодование.

Праведники и злодеи, палачи и жертвы, одинаково обратятся в пустоту; буддистский монах XII века Юкинага в «Повести о доме Тайра» пишет:

Сколько могучих владык,
беспощадных, не ведавших страха,
Ныне ушло без следа -
горстка ветром влекомого праха!

Мы, возможно, подумаем, что беспощадным владыкам, по словам того же Юкинаги, «закосневшим во зле и гордыне», туда и дорога, но в тот же прах обратились и добрые и смиренные люди, которые не увидели утешения — как и злодеи не увидели кары.

Почему не существует лекарства от смерти?

И вот наша вера — это восстание против смерти, и восстание победоносное. Мы верим в то, что наша жизнь имеет глубокий и таинственный смысл, что Бог во Христе победил смерть, что мёртвые воскреснут и явятся на суд, что окончательной реальностью является жизнь и правда, а не смерть и бессмыслица.

Бог во Христе спасает мир — и спасает каждого, кто доверится Ему — и впереди у нас блаженная вечность, нечто, гораздо более прекрасное, чем мы можем помыслить.

Евангелие побуждает нас увидеть совершенно другую реальность — не мир остаётся, а мы перестаём существовать, а, напротив, это мир сей прейдёт, мы — вечны. Государства и страны, эпохи и культуры пройдут и будут заметены песками истории — а мы будем живы. Галактики погаснут — а мы пребудем вечно. Слава могущественных государей обратится в ничто — а слава святых Божиих будет сиять во веки.

Когда мы молитвенно поминаем святых ушедших эпох, мы знаем, что мир, к которому они жили, исчез — Восточная Римская Империя была одним из самых долговечных государственных образований в истории, но и она исчезла. А святые люди, которые в ней жили, живы и сейчас в доме Отца, и сегодня Церковь обращается к ним с прошением «молите Бога о нас». Не только какие-то конкретные державы или культуры, но весь мир, в котором мы живём, придёт к завершению. Его история закончится. Но те, кто пребудут во Христе, будут жить во веки.

Область богословия, которая рассматривает последнюю участь человека и мироздания, называется «эсхатологией», от греческого слова «эсхатон», «конечный, последний», и в следующих колонках мы поговорим именно о ней — что будет с миром и с нами, и что мы можем узнать об этом из слова Божия.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (17 голосов, средняя: 4,35 из 5)
Загрузка...
3 декабря 2014
Поделиться:

  • Денис
    Денис3 месяца назадОтветить

    Владимир Гурболиков, тема посвящена смерти, но научно-технологический прогресс меняет и нашу жизнь. Так во всех технологически развитых странах кроме Израиля рождаемость ниже уровня простого воспроизводства поколений, включая Россию и обе сверхдержавы. Надеюсь вы напишите, почему прежде работавшие в христианских странах семейные ценности перестали работать и какое им требуется обновление?
    Иначе суррогатное материнство станет далеко не самым фантастическим из реальных способов производства детей. Речь именно о производстве, так как при капитализме происходит коммерциализация всего и вся.

  • Денис
    Денис3 месяца назадОтветить

    Владимир Гурболиков, касательно фундаментальной науки, то для профанов вроде меня стёрлась грань между фантастикой и реальностью. Читаешь к примеру, про теорию суперструн с её 11-12 мерным пространством-временем. Что это наука, мистика, философия?
    Для властолюбцев власти слишком много не бывает, а жадины никогда не насытятся. Однако наверняка сильных мира сего по крайней мере из числа безбожников и сатанистов больше всего угнетает собственная смертность. Страшно умирать, если впереди ничего или презлющий Хозяин. Поэтому безусловно на борьбу со смертью брошены колоссальные интеллектуальные и материальные ресурсы, а если в США демоНкраты добьют республиканскую партию опирающуюся на тамошних христиан, то бросят ещё больше. У китайцев есть коммунистическая вера в светлое будущее человечества (сообщество единой судьбы), а у нас что кроме обещания загробного Рая?
    Очень неосторожно обещать людям в будущем лишь всё более горькую судьбу в преддверии прихода Антихриста. Люди хотят жить хорошо, счастливо уже на Земле, как можно скорее...
    Игорь Стрелков при всём своём героизме и таланте растерял очень многих сторонников из-за своей любви к мрачным пророчествам, горевестников не любят, кассандры издавна не популярны. Будет очень плохо при повторении Церковью той же ошибки. Людям нужна надежда, нужен не только журавль в Небе (загробный Рай), но и синица в руках (земное счастье).

  • Денис
    Денис3 месяца назадОтветить

    Владимир Гурболиков, помимо США есть ещё одна технологическая сверхдержава, речь о КНР. Причём в отличие от находящейся в упадке Америки, Китай находится на ветке роста в своей цикличной истории. Может так статься, что именно китайцы сделают сказку былью. Китайский Шэньчжэнь уже стал первым городом мира с полным покрытием связью пятого поколения. Как вы думаете, каким станет сильный ИИ (искусственный сверх интеллект) в китайском исполнении?

    • Владимир Гурболиков
      Владимир Гурболиков3 месяца назадОтветить

      На тему ситуации в экономике Китая сейчас очень много материала. В-основном, лекционного. Эта ситуация пока негативная, причем Китай, несмотря на огромные успехи, в том числе, с формированием внутреннего рынка, испытывает массу проблем. В том числе, из-за эпидемии. И Китай по-прежнему крайне зависим от внешней коньюнктуры. Выстраивая в прошлом веке экономическую модель развития, КНР очень тесно связала себя с интеграцией в северо-американскую экономику, включая и высокотехнологичные отрасли. И конфликт с Америкой, равно как и кризис на американском рынке, для Китая крайне чувствительные темы. Одновременно у КНР крайне напряжённые отношения с Индией, с тенденцией к военному конфликту. Спрогнозировать, насколько устойчиво китайское экономическое чудо, я бы сейчас не брался.

      • Денис
        Денис3 месяца назадОтветить

        Владимир Гурболиков, живу в Красноярске - крупнейшем городе на востоке Сибири. Так вот прошло время, когда китайцы ехали к нам на заработки. Таким темпом в наступающем десятилетии сибиряки в массовом порядке начнут ездить на заработки в Китай.
        Да и касательно уровня развития в целом, если продовольственные товары у нас в основном отечественные, то среди непродовольственных товаров выделяются китайские. Причём выделяются в первую очередь в высокотехнологичном сегменте, обратите внимание откуда большая часть товаров компьютерной сети ДНС https://www.dns-shop.ru

        • Владимир Гурболиков
          Владимир Гурболиков3 месяца назадОтветить

          Денис, я это всё понимаю. Я пишу о динамике и перспективах. Если бы я не признавал успехов Китая, то не применял бы термин "китайской экономическое чудо". Только сейчас мы все свидетели, насколько мир становится неустойчивым. Надо помнить об этом. Китай вошёл в жёсткую конкуренцию с Индией (которая тоже отнюдь не сидит сложа руки), а огромный американский рынок для Китая постепенно сдувается. Вот в чём серьёзная проблема. Есть ли шанс у КНР свой ВВП и доходы населения довести до уровня, который формировал гегемонию США? Без войн (а Штаты "поднялись" именно на войнах) вряд ли. При всём уважении к колоссальному рывку. Я же помню время, когда мы издевательские анекдоты про Китай друг другу рассказывали, а тех умных людей, кто предсказывал, что они обгонят и нас, и США, были единицы. И тем не менее, не надо идеализировать ситуацию в Китае и вокруг него.

          • Денис
            Денис3 месяца назад

            Владимир Гурболиков, да для Индии неудачное переживание коронокризиса, скорее всего, станет всего лишь досадной заминкой на пути восхождения к сверхдержавному статусу. Однако вполне возможно, что именно Китай с его даосской традицией поиска лекарства от смерти (пилюль бессмертия), наконец, достигнет желаемого посредством научно-технологического прогресса. Это я к тому, что на США свет клином не сошёлся. Вызов Церкви в плане получения богоподобия, бессмертия и райского блаженства не от Бога, а от науки к примеру посредством создания дарующей всё это и много чего ещё божественной машины является системным вызовом.
            У нас же даже, пока, нет ответа. Нужно ли отказываться от таких даров науки - это вызов по принципу И, по принципу ИЛИ?
            Может получиться, как с коронакризисом, который пришёл для Церкви нежданным. Хотя эпидемиологи предупреждали, что опасность возникновения новой пандемии не ушла в прошлое.

          • Владимир Гурболиков
            Владимир Гурболиков3 месяца назад

            Тут всё же надо договориться, что это уже не наука. Наука (фундаментальная) стала намного осторожнее относиться к своей роли, возможностям, результатам исследований. Инициатива перехвачена высокотехнологическими корпорациями с их инженерами и программистами, помноженными на опыт пиар-стратегий. К науке это отношения не имеет. Это важно признать. А что касается идеи рая без Бога и христианского восприятия спасения, то ничего нового для Церкви тут нет. Хилиазм (который постепенно стал восприниматься как ересь) прошёл сначала мистический этап в Средние века, потом эпохи Возрождения и Просвещения (просвещение понималось в масонском, гностическом духе), а дальше уже научно-технический прогресс как панацея. Было уже много подобных волн; сейчас волна с технологией виртуальной реальности. Ничего нового, ничего удивительного для церковного сознания.

  • Денис
    Денис3 месяца назадОтветить

    При всей утопичности плана западных трансгуманистов по достижению земного бессмертия в виртуальном раю у этого плана есть один реальный плюс, само наличие данного плана. Для сравнения у нас вся надежда на Бога, в ведь людям хочется хорошо и на Земле пожить. Да и евангельские слова "много званых, да мало избранных" смущают, порождая вопрос. Зачем отказываться от виртуального рая, если по итогам Страшного Суда в настоящий Ад можешь отправиться с высокой вероятностью?
    На мой взгляд, на этот вызов следует ответить догматизацией теологумена о всеобщем спасении. Благо данное богословские мнение хорошо продумано ещё святым отцом и учителем Церкви Григорием Нисским.

  • Владимир Гурболиков
    Владимир Гурболиков3 месяца назадОтветить

    Есть ещё Михаил Хазин, который (пожалуй, справедливо) указывает, что сейчас мы имеем дело не с циклическим, а с системным кризисом. Поскольку рынки исчерпаны, и экономика, и отдельные потребители перекредитованы по нескольку раз. И пока не видно варианта продолжать рост без полной реорганизации всей системы. Какой она должна быть -- предмет споров, пока кулуарных, без возникновения новых революционных теорий, как во времена Маркса.

Загрузить больше комментариев
Загрузить ещё