Все больше людей будут отличать апостола от архангела

В ближайшие несколько лет число воцерковленных в России увеличится. Такое мнение высказали участники социологического опроса, проведенного фондом «Серафима Саровского». Но эту уверенность разделяют далеко не все респонденты.

По мнению участников опроса, а в нем приняли участие жители Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода, увеличение числа воцерковленных зависит от работы священников, при этом многие надеются на то, что «воцерковленность» будет проявлять себя не в соблюдении формализованных обрядов, как это зачастую происходит в современном обществе, а в истинном постижении христианских ценностей.

  • Иногда я с удивлением узнаю, что какие-то мои знакомые, мы это не обсуждали, не приходилось обсуждать тему религии, совершенно случайно узнаю, что они регулярно посещают церковь, каждое воскресение ходят на службы. Хотя казалось бы ничего не предвещало – отмечает один из респондентов.

Большинство опрошенных подчеркивают, что «мода на Православие» проходит и приход людей в Церковь становится более осознанным, и чаще происходит по личным причинам. Кроме того, на распространение знания о Православии, конечно влияет увеличение источников информации: в частности, появление курса «Основ православной культуры» в школах.

 

Катехизатор:

Увеличение. Однозначно увеличение, пусть и не большое, но увеличение. Связано это с тем, что с нашей стороны работа все-таки ведется. Батюшки служат, мы лекции читаем, открыты православные гимназии, лектории. Уже есть семьи, которые родили детей в православной вере и их в православии воспитывают.

Катехизатор:

Конечно, будет увеличение воцерковленных. Это идет не очень быстрыми темпами, но в масштабах церковной жизни, очень положительная динамика есть и она будет нарастать. Этому уделяется внимание со стороны и высшего церковного руководства и на уровне митрополии. Я надеюсь, что будет качество людей в церковной ограде. Мы прошли тот этап, когда был «вал» людей в церковь. Сейчас идет отток: случайно пришедшие уходят. В итоге остаются те, кто пришли сюда сознательно. То есть я уверена, что второго крещения Руси – как его называли в 80-е годы – не будет ближайшее время. А по поводу массового оттока: я думаю, что мы тоже пик его прошли, людей будет меньше, но это будет более качественное присутствие.

Катехизатор:

Больше, но хотелось бы, чтобы процент рос. Мне кажется, все-таки, что это связано с недостатком информации в СМИ: это радио, телевидение, либо недостаток информации со стороны церкви, потому что, когда начинаешь что-то рассказывать людям, объяснять, для них это просто новинка. И они после каких-то бесед начинают приходить в храм, посещать службы. Здесь все зависит от недостатка информацию

Руководитель пресс-службы епархии:

Воцерковленность нашего населения, конечно же, сейчас она относительно низкая, но сейчас она относительно выше, по сравнению с прошлым десятилетием. Ведь сейчас больше храмов открылось, больше священников появилось, больше возможностей предоставляют современные технологии для проповедей Евангелия. Конечно, люди волей-неволей даже наталкиваются на какую-то информацию, которая их просвещает в отношении религиозной жизни. Сейчас организовываются. Многочисленные заведения христианские, которые готовят специалистов, воскресные школы при храмах действуют, куда может попасть каждый желающий. Сейчас вводятся курсы Основы православной культуры в школе. Поэтому однозначно, что ситуация у нас улучшается в этом плане.

Руководитель сайта епархии:

Причащаются многие, но многие из них различают апостола от архангела?

Редактор светского СМИ:

 

Наверное, все-таки больше людей приходит к вере, это я из своего опыта. Хотя бы оценить этого по части православных праздников. Люди не как раньше: Пасха, Крещение, а Сретение Господне и другие начали праздновать, знать, понимать, ходить в церковь. С учетом событий календарных и то, что люди это вспоминают, стараются познать больше в церкви, через общение с батюшкой – так что, наверное, все-таки да. Глобальный вопрос, я не знаю, это зависит конкретно от каждого человека. Но хотелось бы, чтобы в нашей стране – мы же все-таки православные – чтобы тенденция шла в рост к вере и к понимаю, что такое православие.

Редактор светского СМИ:

Кто регулярно участвует в таинствах церковной жизни? Сложный вопрос, я специально не отслеживаю. Наверное, потихонечку растет. Иногда я с удивлением узнаю, что какие-то мои знакомые, мы это не обсуждали, не приходилось обсуждать тему религии, совершенно случайно узнаю, что они регулярно посещают церковь, каждое воскресение ходят на службы. Хотя казалось бы ничего не предвещало. Сложно сказать-то, не знаю даже. Скорее второй вариант. Потому что у нас связано, в целом, с ситуацией в стране, в целом, с социально-экономическими вещами, плюс государственная политика в освещении церкви такова, что вроде бы православие – наша основная религия, что мы в этом плане отличаемся от бездуховного запада, но главное – не перегнуть палку в таком освещении церкви. Потому что, если перестараться, можно , наоборот, людей отвратить, перебор будет, перенасыщение этой информацией.

Катехизатор:

Это связано с понятием воцерковленности. Скажем так: по факту крещения людей вполне возможно становится больше, а воцерковленных — я сомневаюсь. Даже после прохождения огласительных бесед очень маленький, ничтожный процент обратно возвращаются чтобы как-то углублять свои знания. Это зависит от пастырей. Если священники будут работать с людьми, то будет возрастать процент и качество улучшаться будет.

 

Редактор портала:

 

Все больше людей узнают о сути православного богословия, все больше людей понимают, что путь православного христианства — это, действительно, их жизненный путь, и он дает ответы на все внутренние вопросы человека, что Христос – это Путь, Истина и Жизнь. И все больше людей таким образом к церковной жизни приходят. Это, безусловно, так. Другой вопрос, что все равно людей по-настоящему церковных у нас все же не так много. Эта цифра колеблется по подсчетам от 3 до 7 %, но я могу сказать, что даже на опыте собственного прихода, я видела, как когда, сначала Храм только построен, в нем три с половиной прихожанина, которые раньше куда-то ходили в предыдущий Храм. И потихонечку-потихонечку за пару лет Храм становится битком набитый. И очень многие люди приходят в Храм сначала ради интересе или потому там дети гуляют в парке, привели за ручку, тоже было интересно. Берут какие-то первые книги. И потом начинают ходить все чаще и чаще, и через несколько лет мы видим их в кругу регулярных прихожан.

 

Редактор сайта викариатства:

 

Я не могу сделать какие-то выводы, я не аналитик, никогда… Но все Храмы, которые по программе «200» построены новые в новых районах, они все заполнены до отказа. Постоянными прихожанами. Там конечно, в каждом из этих Храмов есть костяк, человек сто, которые совершенно стабильны. Ну и, конечно, есть которые нестабильны. Но что значит? Они заходят поставить свечку. Или те нестабильные, которые вообще не заходят, а только на Пасху и там на Рождество. Это нестабильные, у которых Храм под боком, они вышли гулять с ребенком с коляской из этого блочного… Сегодня как раз была в Ново-Косино. Там как раз в Храме Всех Святых в земле Российской просиявших, они вышли прям с коляской, на службу пришли, поставили свечку, одели платочек там, какие-то записки положили… Потенциально это воцерковленные абсолютно люди. И их там поток все время идет. Я думаю, это резерв. Но мне кажется, что пока я нахожусь внутри системы, я не могу оценить отток.

 

Корреспондент журнала:

На мой взгляд, как это не странно — воцерковлённых людей не становится больше. Это серьёзная вещь — как ни крути, и как к этому не подходи, легкомысленно или… как ты себя не называй, сколько раз там верующим или глубоко верующим человеком — всё равно, на мой взгляд, воцерковлённость она требует определённых шагов и определённого, ну, начиная там с образа жизни, не только слов определённых, а именно образа жизни и каких-то глубинных поступков, серьёзных поступков. Вот таких серьёзных поступков и таких людей, согласных перейти эту грань, по моим наблюдениям — абсолютно не меняется, не увеличивается во всяком случае их количество. А людей, которые об этом говорят конечно, ну, на порядок их возрастает число…

 

Шеф-редактор светского СМИ:

 

 

Я думаю что воцерковлённых людей действительно становится больше. Может быть это не рывками, да, это постоянный процесс. Другое дело что воцерковлённый — это вот в прямом смысле слова, да — это не то что наблюдали в девяностых — в конце девяностых — начале двухтысячных — когда люди толпой пошли в Церковь просто потому что это «стало надо» или это «стало модно». Ну, открылось что-то новое и люди пошли. То есть не для кого не секрет что это был какой-то вал, да, и большинство людей, которые вновь пришли — они на самом деле ничего не испытывали, не изменялись. Но вот мне кажется что постепенно и постепенно это с одной стороны спадает, грубо говоря, мода какая-то: ходить в Церковь как на концерт — как бы по-дурацки это не звучало, но это так — мода эта спадает; но с другой стороны количество людей которые не важно по каким причинам они пришли — то есть они может быть по каким-то своим личным причинам пришли, либо может быть они пришли потому что когда-то это было модно — но что-то там у них отложилось в голову — этот процент растёт, мне кажется, да. Мне кажется что совершенно точно не стоит ждать массового отхода людей от Церкви — совершенно точно, потому что мне кажется к этому предпосылок никаких нет, и даже их представить себе не могу. Если всё

Катехизатор:

Пока увеличения. Но это прямо такое на исходе уже. Везет. Потому что то, что происходит последние тридцать лет, этот шанс, который в принципе, с моей точки зрения, Церковь не использовала…

 

Катехизатор:

Я думаю, что уровень воцерковленности сейчас повышается. Но в среднем он низкий. Все равно низкий, гораздо ниже, чем хотелось бы. Потому что изменить сознание человека, которое формировалось не одно десятилетие определенным образом, исходя из определенных целей, где Церкви отводилась вообще самая, если не негативная роль, то самая последняя в строительстве светлого будущего нашего («светлого будущего», конечно, в кавычках). Поэтому это все изменить очень сложно. Это первое. Второе. После того, как у нас закончился социализм и начался неизвестно что, назовем это капитализмом, ценности предложили нашему человеку в общем такие очень опасные. И материальная составляющая этих ценностей начала превалировать над всем остальным. Какая-то духовность даже в советское время была. А сейчас, мне кажется, даже этого нет. И поэтому в этих условиях очень тяжело показать человеку истинные духовные ценности, что его действительно по-настоящему сделает счастливым.

Преподаватель ОПК:

Я не могу тоже здесь сказать точно, но мне кажется, что все-таки ближе к отходу.

Автор программы на радио:

Я думаю – меньше. Когда народ решил, что креститься хорошо, все побежали в храм и надели крестики и назвали себя людьми православными и только. Когда вдруг до них дошло: какой же красивый обряд венчание – все побежали венчаться. Доходит до абсурда: когда люди приходят – мы хотим повенчаться. Вот, нужны курсы, нужна бумага… А что – нужно еще и в ЗАГС идти? Народ не понимает, чего они хотят.

Вот, если все будет так же, то это будет на тех же 3% воцерковленных, дай Бог. А если все-таки Церковь проявит свою самостоятельность, и вовсе не к тому… я не о том говорю я, чтобы Церковь перешла в оппозицию к государству и стала его во всем критиковать, и тогда все станет отлично. Нет. Абсолютно нет. Можно идти к одной цели, но параллельными курсами. Вот и все.

 

Режиссер телевизионной студии:

 

Ну, я думаю, тенденция все-таки идет к увеличению, потому что, ну, людей все больше… Как бы информация перед ними доступная, вот. И, может быть, те, которые, вот, в этот момент, когда, там, 90-е годы, 2000-е, когда это стало доступно, открыто, и люди потянулись. И это, как вот такая сразу альтернатива, там, коммунистическому… ну, то, что в нашем обществе было – учение, вот, появилось. И сейчас люди, те, которые тогда активно пошли, может быть, сейчас свой пыл поубавили или вообще не ходят, но это, как бы, не значит, что они не считают себя верующими и православными. Они все равно, вот, если опрос будет проходить и все из них все равно скажут – да, мы верующие, православные.

 

Автор программы на радио:

Ну вот здесь я бы не была столь оптимистична, потому что как раз вот совсем молодое поколение — которые школьники ещё, студенты — они всё-таки чуть-чуть другие: они более критичны, они и в силу возраста нигилисты и так далее. Мне кажется здесь прироста не будет, да — верующих. именно потому что уже совсем другое поколение: они сейчас с европейскими, вообще с ровесниками со всего мира слушают одну музыку, читают одни книги, то есть это люди уже в общем по духу своему многие и не русские да, вот скажем так. Уже и культурой меньше интересуются, а всё-таки православие является одной из граней русской культуры, поэтому я бы не была бы оптимистична, а с другой стороны — опять же когда ещё поколение подрастёт, и уже родители, которым сейчас 30, они может быть как-то своих детей как-то иначе будут воспитывать. Вот эти вот ребята , которых мы воспитывали — сорокалетние — поколение нынешнее сорок плюс, вот они как раз, у них просадка мне кажется будет. Я вот по своей семье сужу, потому что у меня ребёнок абсолютно в этом плане… ну то есть её не убедить. Она вот с молодых лет… даже от отца вот такой вот нигилизм и неприязнь вот приняла и ей очень сложно. То есть когда сама дозреет.

Журналист:

Я вижу, что пока все идет на пользу Церкви, т.е. люди идут в Церковь, да? И я вижу, что восстанавливаются Храмы, причем восстанавливаются за счет и спонсорских средств, и государственных средств, и люди активно жертвуют, я это вижу. Я думаю, что в ближайшие три-пять лет ничего не грозит суверенитету Церкви, она будет оставаться таким очень важным участником общественных процессов, к которой будет формироваться положительное отношение. Ну я уже говорил, что это чревато тем, что рано или поздно, но пружина сломается, может сломаться. Да все также остается.

Автор телевизионных программ:

Это опять же субъективно, да? Сейчас идет откат и он, ну… Это не 3-5 лет, это побольше, это побольше… И вот, я бы ответил длинно, но, поскольку времени на длинный ответ нету, да? Это, в том числе и связано с расколом украинским. Вот, раскольники сейчас активизировались. И успешно. И мне кажется, что лет, наверное, лет побольше понадобится, чтобы к Церкви снова повернулись. Вообще сейчас такая необходимость в подвиге. Вот, в подвижничестве таком, знаете. В деятельном подвиге кого-то из клира. Понимаете? Из священства. Подвига давно никто не совершал, вот знаете. Не духовного, а обществу такому светскому нужен подвиг такой, знаете, реальный. Какой-нибудь… я не знаю, что это может быть. Или чудо какое-то. Ни подвига, ни чуда не предвидится поскольку, поэтому, я думаю, за 3-5 лет мы не справимся. Откат будет продолжаться.

 

 

В рамках реализации проекта «Комплексная программа формирования межконфессиональной толерантности, через всестороннее изучение и освещение аспектов деятельности Русской Православной Церкви»»

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 17.01.2014 №11-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом».

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.