Вавилонская башня

Первая история, которую книга Бытия рассказывает сразу после истории всемирного потопа – это история о строительстве Вавилонской башни. Сыновья Ноя стали прародителями нового человечества, и об этом мы говорили в прошлой статье – а значит, человечество было, по сути, единой семьей. Именно так описывает это книга Бытия. Люди понимали друг друга, и могли действовать заодно, могли создавать нечто славное и великое.

Тогда они решили построить город с башней до небес, чтобы «сделать себе имя» – говоря иначе, собственными усилиями взойти на небо, обессмертить свое имя. Вечное желание человека – создать или сделать нечто такое, что останется в веках, будет заметно даже с небес (кстати, единственный народ, который смог это сделать – китайский, его Великая Стена действительно видна космонавтам).

Но, как иронично повествует книга Бытия, Богу пришлось «сойти», чтобы разглядеть их грандиозное строительство. Масштаб слишком разный: что кажется горой муравью, для слона выглядит маленькой кочкой, и величайшее сооружение тогдашнего человечества Богу и не разглядеть издалека. Разглядев это великое строительство, Бог решил его остановить. Почему? Может быть, не хотел, чтобы люди сами взбирались на небеса? Или сопровождалось строительство чем-то таким, что должно было быть остановлено? Древнее еврейское предание гласит: на этой стройке, когда с верхнего яруса лесов падал кирпич, строители горевали, потому что новый трудно было поднять на такую высоту. А когда срывался со строительных лесов человек, никто не переживал: новый сам поднимется наверх.

Это, конечно, предание, и оно не находит никаких подтверждений в самой Библии, но разве не так выглядят все великие стройки всех великих тоталитарных государств? Важно сдать объект в срок, возвеличить свое имя, а люди – расходный материал… Даже если это предание и неточно, оно служит своего рода предсказанием о тоталитарных режимах двадцатого века.

Как бы то ни было, Бог смешал языки строителей, и они, перестав понимать друг друга, рассеялись по всей земле. Это ведь тоже судьба всех жестоких режимов: они рушатся не под напором внешнего врага (такой напор, наоборот, может сплотить и укрепить их), а в результате нехватки взаимопонимания. Один говорит «подай мне раствор», а другой думает, что ему сказали «иди отсюда». И великое строительство превращается в великий абсурд…

Нередко можно услышать, что возникновение разных языков Библия связывает с Вавилонской башней, но это не совсем так. Перед самым рассказом о ней идет перечень потомков Ноя: Сима, Хама и Иафета, и уже там указывается, что они стали родоначальниками разных народов, живших в разных странах и говоривших на разных языках. Хотя, разумеется, эти упоминания можно понять и так, что разнообразие языков возникло позже, но мне почему-то кажется, что оно не было связано со строительством Вавилонской башни и не служило наказанием от Бога. Разве было бы хорошо, если бы на всей земле был бы только один язык? Это бы сильно обеднило человечество.

Что же тогда утратили люди в истории с Вавилонской башней? Взаимопонимание. Библия говорит, что тогда на всей земле был «один язык» – возможно, не единственный, а просто общепонятный, как русский в СССР или как английский в современной международной жизни. Плохо не то, что мы говорим на разных языках (живем в разных странах, носим разную одежду, придерживаемся разных взглядов). Плохо, когда при всем том мы не можем друг друга понять. И величие замыслов весьма этому способствует. Когда люди говорят о своих простых потребностях, всем всё понятно: каждому хочется счастья и благополучия для своих близких. А если мы строим нечто грандиозное, наши вкусы и взгляды расходятся. Одним по сердцу православная самодержавная империя, другим демократическая республика, третьим – трудовая коммуна. Начнем строить – не найдем общего языка.

Библия помещает это сооружение в крупнейшем политическом, религиозном и экономическом центре древнего мира – в Вавилоне. На языке его обитателей (аккадском) он носил горделивое имя баб-илу, то есть  «врата бога», но Библия связывает его с еврейским глаголом баляль, «смешивать». Город, который стремился быть центром вселенной и вратами небесного мира, который сооружал громадные храмы-зиккураты (ступенчатые башни, поднимаясь на которые, жрецы как будто и в самом деле восходили до неба) оказался на деле великим смешением племен, языков и религий. К началу нашей эры он пришел в полное запустение, а вскоре люди и вовсе про него забыли, и, вплоть до археологических раскопок XIX века, никто уже и не знал, где когда-то находилась эта великая столица.

В Новом Завете образ Вавилона, великой блудницы, появляется в последней книге – Откровении Иоанна Богослова. Часто его связывают с Римом, который в те времена стал столицей великой империи, но надо сказать, что в мировой истории еще не один город пытался выстроить очередную башню до небес, чтобы «сделать себе имя» (вспомним хотя бы проект Дворца Советов со статуей Ленина на месте Храма Христа Спасителя в Москве). Что характерно, результат всегда был примерно одинаковым. Повторяя слова о единой семье народов, строители империй не раз создавали для этой семьи нечто, мало напоминавшее о семейном уюте. Зато саму идею, что человечество изначально было одной семьей и может ей однажды снова стать, мы встречаем впервые именно в Библии – в истории Ноя, о которой мы говорили в прошлой статье.

Проект провалился, зато родство осталось.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (8 votes, average: 4,25 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Анна
    Октябрь 30, 2016 3:20

    Да действительно,статья хорошая,и как хорошо эта мысль отражает сегодня состояние многих современных церковных общин…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.