Спасайтесь, пожалуйста

Невероятные случаи из записок священника

Maksim KozlovЭти дневниковые записи принадлежат известному московскому священнику, публицисту, преподавателю — протоиерею Максиму Козлову. Смешные, философские, грустные — они очень разные, но всегда очень — жизненные. Книга отца Максима «Промысл — штука нелинейная», в которую и вошли эти записки, а также многие другие его тексты, вышла в издательстве «Никея» в июле этого года.  

 

Стиснув зубы

Архидиакон Стефан был человек широкий во многих отношениях. Любил и богослужение, и хоккей, и патриаршее великолепие, и самому послужить панихидку. Любил и порядок на богослужении. С этим на престольных праздниках в Москве при тогдашней переполняемости храмов случались регулярно проблемы. И вот однажды он служит на Благовещение, помнится почему-то, что в Пименовском храме. Может быть, совпало с чем-то триодным, за давностью запамятовал. Бабок — тьма, гвалт, почти перекрывающий пение хора. Отец Стефан выходит читать праздничное Евангелие. Доходит до слов Архангела Гавриила: «…и рече ей анге-е-ел…» — и тут не выдерживает и с той же громкостью роняет в полуоборот толпе: «Прекратите разговаривать!»

Эпистолярное

Первая игумения возрожденного Новодевичьего монастыря матушка Серафима, внучка священномученика митрополита Серафима (Чичагова), в миру Варвара Васильевна Черная, доктор наук, известный ученый, труженица свечного ящика Обыденского храма, вспоминала, что в одном из своих писем, обращаясь к протоиерею Петру Гнедичу, с присущими ей твердостью и решительностью она написала в конце: «Извольте молиться, батюшка!» В ответном письме, написанном мелким каллиграфическим почерком, отец Петр сделал в конце приписку: «Матушка, спасайтесь, пожалуйста!»

Учебное

Не самый бессмысленный из студентов попросил дать ему тему «Исповедь как инструмент влияния на священника». Может, и правда дать?

Сотериологическое

Promisel_COVER2Как хочется нам иной раз продолжать жить так, как будто ничего не происходит; нам хочется отодвинуть скорбь, ужас, трагедию внешнего мира за пределы своего бытия, хочется сказать: меня-то, нас-то не коснется. Будем продолжать надеяться, что в некотором маленьком домушке, и не из кости драгоценной, а так, из щепочек каких-нибудь, как у трех поросят, как-то мы устоим, минует нас ветер. Но как в той сказке — подует волк, и ничего не останется от избушки, сделанной из соломы, — так и эти упования, что можно отсидеться во времена, когда Промысл Божий управляет судьбами человеков.

Вспоминаю слова, написанные А.Ф. Лосевым из лагеря его некогда по человеческому союзу жене, а потом спутнице по иноческому деланию: «Кто видел мало зла, тот ужасается и убивается. Кто знает, что мир лежит во зле, тот пребывает спокойным». Действительно, христианин должен знать, что мир лежит во зле, что это не что-то новое, пришедшее вот сейчас, и не ужасаться, не трепетать, но знать, что Бог победит зло этого мира. И тот, кто с Богом, тому нечего бояться.

В книге монахини N «Плач третьей птицы» в конце есть очень мудрые слова о том, что, несомненно, все ускоряющая свой бег колесница истории несется туда, куда и предсказано в Откровении Иоанна Богослова. И не нашими немощными человеческими силами остановить этот бег. Но в нашей возможности сойти с нее, с колесницы, которая везет людей в могилу. В нашем праве, и никто не отнимает этого права, не участвовать во грехе, не способствовать неправде, не примиряться внутренне со злом — это то, что всегда остается за христианином, какие бы ни были внешние условия и что бы ни происходило в окружающем нас мире.

Философское

Рассказал коллега по бурсе (семинарии – прим. ред.). Заочники сдают экзамен по основному богословию. Явный кандидат на отчисление, плохо и по-русски-то говорящий, но весьма симпатичный батюшка со Львивщины, сказать не может решительно ничего. Сочувствующий ему преподаватель спрашивает: «Ну хоть кого-нибудь вы запомнили?» — «Да, Гегеля». — «Рассказывайте». — «Гегель родился в 1770 году и был электриком». — «Кем?» — «Электриком, по лампочкам, так в конспекте написано, я очень хорошо запомнил». — «Показывайте». — «Вот, смотрите. По сути, Гегель был электриком». — «Да не электриком, а эклектиком!» О, любомудрие, доколе терпиши нас!

Библиотечное

Рядом с нами там уже несколько лет живут святые. Это, само собой, не студенты, думаю, что и не благообразные регентши, не неотмирные иконописицы, не разнообразные по модусам чернецы, не ученые профессора, даже, страшно сказать, не двое… не скажу кого. Это — тетушки из библиотеки, которые много лет за ничтожное жалованье, никем не привечаемые и не особенно примечаемые, преданно, тихо и тщательно делают свое дело. Встретившись сегодня с одной из них, вспомнил ее же двадцать лет назад. Та же улыбка, всегдашняя корректность, ненавязчивость и желание помочь. Только уже жизнь почти прошла. Но в другой жизни они будут куда первее нас.

Методологическое

Один опытный священник накануне встречи с заключенными посоветовал мне для преодоления отчуждения с аудиторией посравнивать, какие сроки за какие преступления (грехи) полагаются в Уголовном кодексе и Книге правил*. Применил. Аудитории очень понравилось. Особенно их порадовало, что у нас в целом строже, иной раз и пожизненное полагается, а к тому же есть проступки, за которые у нас срок дают, а в УК — таких нет.

Из разговоров в просфорне

— Отец Клеопа, что крыс-то у вас опять много так развелось? Страшно и приходить вечером.

— Твоя правда, отче Феофане. Пора опять потравить. Вот уж завтра буду просить благословения наместника вызвать дератизаторов.

— А что ж не молитовкой-то? Чин ведь есть церковный на изгнание всякой подобной твари. Или забыл про благодать Божию?

— Забыть не забыл, да благодать — вещь ненадежная. Лучше потравим.

— Ты думаешь, что говоришь-то, кощунник?

— Да, брось ты, Феофан. Помню, я еще в N-cкой пустыни послушником был, послужили, помолились мученику Трифону, крысы все как одна и разбежались…

— Ну?

— Так назавтра кто-то выругался матом, они и вернулись. Так что не спорь, лучше потравим.

Оценочное

Проставление итоговых оценок.

Преподаватель: С-в, где у нас С-в?

Студенты (хором): Он уехал домой, женится человек!

Преподаватель: Хм… у него спорная 3/4. Ну, в честь свадьбы поставим ему 4. Согласны?

Студенты (хором): Да-а-а, коне-е-ечно!

Преподаватель: Едем дальше… См-в. У вас такая же ситуация — 3/4.

См-в: Батюшка, поставьте 4, пожалуйста!

Преподаватель: Вы тоже женились? Или собирае-тесь?

См-в: Нет, но обещаю.

К началу учебного года

На литургии в воскресенье освятили прекрасную, только что написанную икону Божией Матери «Воспитание». Теперь к молебну на начало учения есть три необходимые для студентов иконы: «Прибавление ума», «Воспитание» и «Неупиваемая Чаша».

 

Книгу протоиерея Максима Козлова «Промысл — штука нелинейная» можно приобрести в Книжной лавке «Фомы»:

Снимок экрана 2015-09-16 в 22.05.47

 

На заставке фрагмент фото spbpda/www.flickr.com

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (29 votes, average: 4,93 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.