Преподобный Иоанн Лествичник: Афоризмы

Проект "Мысли великих"

Журнал «Фома» продолжает рубрику «Мысли великих», где публикуются изречения и афоризмы святых отцов, писателей, философов. Сборники изречений – древняя традиция, восходящая к античности и раннему христианству. Один из самых известных патериков назывался «алфавитным» или «азбучным», поскольку содержал афоризмы и назидательные истории о жизни подвижников, сгруппированные в алфавитном порядке. Существовали и нехристианские сборники изречений и историй из жизни великих людей. Одним из прототипов для житий святых было сочинение Диогена Лаэртского «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов». Изречения великих людей часто входили в состав античных текстов, послуживших образцом для христианской агиографии. Самыми известными сборниками были «Сравнительные жизнеописания» Плутарха и «Жизнь 12 цезарей» Светония.

На четвертой седмице Великого поста предлагаем читателям  изречения преподобного Иоанна Лествичника.

 

Иоанн Лествичник, Георгий и Власий. Новгородская икона XIII века

О Боге и вере:

Посвящай начатки дня твоего Господу; ибо кому прежде отдашь их, того они и будут.

Иное есть промысл Божий; иное — Божия помощь; иное — хранение; иное — милость Божия; и иное — утешение. Промысл Божий простирается на всякую тварь. Помощь Божия подается только верным. Хранение Божие бывает над такими верными, которые поистине верны. Милости Божией сподобляются работающие Богу; а утешения — любящие Его.

 Суеверные приметы… сопротивляются вере в промысл Божий…

Грех и покаяние, борьба со страстями, духовная жизнь, рассуждение:

Тех мест, которые подают тебе случай к падению, убегай как бича; ибо когда мы не видим запрещенного плода, то не так сильно его и желаем.

Прежде падения нашего бесы представляют нам Бога человеколюбивым, а после падения жестоким.

Не думай, что ты по причине воздержания пасть не можешь; ибо некто, и ничего не вкушавший, был свержен с неба.

Иногда воспитание бывает причиною крайних зол, а иногда худое сообщество; но часто и собственное развращение души достаточно ей к погибели. Избавившийся от двух первых зол избавился, может быть, и от третьего; а в ком господствует третие, тот непотребен на всяком месте. Ибо нет места столь безопасного, как небо; однако диавол и там не устоял.

…удаление от зла есть начало покаяния. Начало покаяния есть начало спасения; а начало спасения есть благое произволение. Благое произволение рождает труды; а начало трудов суть добродетели… плод делания есть постоянство… от навыка же происходит укоренение в добре. От сего укоренения рождается страх Божий; от страха же — соблюдение заповедей, небесных и земных. Хранение заповедей есть знак любви; а начало любви есть множество смирения. Множество же смирения есть матерь бесстрастия; а приобретение бесстрастия есть совершенная любовь…

Окаянен падающий; но тот окаяннее, кто и сам падает, и другого увлекает к падению, потому что он понесет тяжесть двух падений…

Покаяние восставляет падшего…

Покаяние есть примирение с Господом чрез совершение благих дел, противных прежним грехам.

Бог судит о покаянии не по мере трудов, а по мере смирения…

Хотя не все могут быть бесстрастны, однако спастись и примириться с Богом всем не невозможно.

В печали о грехах влекомые к отчаянию, да не престанем вспоминать, что Господь заповедал Петру прощать согрешающего семьдесят крат седмерицею (Матф. 18, 22); а Кто такую заповедь предал другому, Тот и Сам, без сомнения, несравненно более сделает. Напротив, когда борет нас возношение, тогда потщимся вспоминать изречение св. Апостола Иакова: иже весь закон духовный соблюдет, согрешит же одною страстию — высокоумием, бысть всем повинен (Иак. 2, 10).

Никто не должен думать, что он виновен в хульных помыслах; ибо Господь есть сердцеведец, и знает, что такие слова не наши, но врагов наших.

В случающихся с нами искушениях бесы борют нас, чтобы мы сказали или сделали что-нибудь безрассудное; если же не могут одолеть нас, то, тихо приступивши, влагают нам тайно гордое благодарение Богу.

Бог не есть ни виновник, ни творец зла. Посему заблуждают те, которые говорят, что некоторые из страстей естественны душе; они не разумеют того, что мы сами природные свойства к добру превратили в страсти.

Правда, что Бог во всем взирает на намерение наше; но в том, что соразмерно нашим силам, Он человеколюбиво требует от нас и деятельности.

Рассуждение есть совесть неоскверненная и чистое чувство.

Совесть да будет тебе зеркалом твоего повиновения; и сего для тебя довольно.

Целию и правилом во всех случаях, да поставляем по Богу совесть нашу, и узнавши, откуда веют ветры, по ее указанию уже да распростираем и паруса.

Много путей благочестия, и много путей погибели; и часто случается, что путь неудобный для одного, бывает благопоспешен для другого; а между тем, намерение идущих обеими стезями благоугодно Господу.

…враги наши… подущают нас на такие дела, которые выше нашей силы, чтобы мы, не получивши успеха в них, впали бы в уныние, и оставили даже те дела, которые соразмерны нашим силам…

Смирение, послушание, кротость, любовь, прощение обид:

 

Лествица и Иоанн Лествичник. Книжная миниатюра, XI в., Византия

Не тот показывает смиренномудрие, кто охуждает сам себя (ибо кто не стерпит поношения от себя самого?); но тот, кто, будучи укорен другим, не уменьшает к нему любви.

Если гордость некоторых из Ангелов превратила в бесов, то без сомнения смирение может и из бесов сделать Ангелов. Итак, да благодушествуют падшие (уповая на Бога).

Кто в начале не жил в повиновении, тому невозможно приобрести смирения…

От послушания рождается смирение, от смирения же бесстрастие…

Муж послушливый не знает уныния, чрез чувственные дела исправляя мысленные и духовные (делания).

Кротость есть неизменное устроение ума, которое и в чести и в бесчестии пребывает одинаковым.

Кротость есть скала, возвышающаяся над морем раздражительности, о которую разбиваются все волны, к ней приражающиеся…

Кротость есть утверждение терпения, дверь… любви, начало рассуждения духовного…

Души кротких исполнятся разума; а гневливый ум сожитель тьмы и неразумия.

Кротость состоит в том, чтобы при оскорблениях от ближнего, без смущения и искренно о нем молиться.

Когда услышишь, что ближний твой, или друг, укорил тебя в отсутствии или в присутствии твоем: тогда покажи любовь, и похвали его.

Любящий ближнего никогда не может терпеть клеветников, но убегает от них, как от огня.

…любовь больше молитвы…

Священная двоица — любовь и смирение; первая возносит, а последнее вознесенных поддерживает и не дает им падать.

Любовь собственно есть отложение всякого противного помышления; ибо любы не мыслит зла (1 Кор. 13, 5).

Любящий Господа прежде возлюбил своего брата…

Надежда есть упокоение в трудах. Она — дверь любви; она убивает отчаяние, она — залог будущих благ.

…кто содержит в сердце памятозлобие, и думает, что он творит покаяние, тот подобен человеку, которому во сне представляется, что он бежит.

Видал я зараженных памятозлобием, которые увещевали других забыть обиды, а потом, устыдившись слов своих, страсть свою оставили.

Тщеславие, гордость, осуждение, малодушие:

…тщеславлюсь, когда пощусь; но когда разрешаю пост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым. Побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но и в худые одеваясь, также тщеславлюсь. Стану говорить, побеждаюсь тщеславием; замолчу, и опять им же победился. Как ни брось сей троерожник, все один рог станет вверх.

Тщеславный человек есть идолопоклонник, хотя и называется верующим. Он думает, что почитает Бога; но в самом деле угождает не Богу, а людям.

Ревностные наиболее должны внимать себе, чтобы за осуждение ленивых не подвергнуться самим еще большему осуждению. И Лот, как я думаю, потому оправдался, что живя посреди таких людей, никогда их не осуждал.

Если присмотримся, то увидим, что многие из гневливых усердно упражняются во бдении, посте и безмолвии; а намерение у диавола то, чтобы под видом покаяния и плача подлагать им вещества, питающие их страсть.

Видел я, что гордость бывает причиною смиренномудрия, и вспомнил сказавшего: кто уразуме ум Господень? (Рим. 11, 34). Ров и плод надмения есть падение в грех; грехопадение же для желающих спастись часто бывает поводом к смиренномудрию.

Тщеславие предпочитаемых делает гордыми, а презираемых памятозлобными.

Тщеславие делает гневливых кроткими перед людьми.

…тщеславие есть погубление простоты и притворное жительство.

Гордость есть отвержение Бога…

Где совершилось грехопадение, там прежде водворялась гордость…

Блудных могут исправлять люди, лукавых Ангелы, а гордых — Сам Бог.

Часто падение исправляло лукавых, невольно даруя им спасение и незлобие.

Если ты истинно любишь ближнего, как говоришь, то не осмеивай его, а молись о нем втайне…

Кто хочет победить духа злословия, тот пусть приписывает вину не согрешающему, но подущающему его бесу. Ибо никто не желает грешить против Бога, хотя каждый из нас согрешает не по принуждению.

…кающемуся несродно судить.

Если бы ты увидел кого-либо согрешающего даже при самом исходе души из тела, то и тогда не осуждай его; ибо суд Божий неизвестен людям.

Как возношение и без другой страсти сильно погубит человека; так и осуждение, одно само по себе, может нас погубить совершенно; ибо и фарисей оный за сие осужден был.

Хотя бы ты и своими очами увидел согрешающего, не осуждай; ибо часто и они обманываются.

Не будь строгим судиею тех, которые словами учат о великих добродетелях, когда видишь, что сами они к благому деланию ленивы; ибо недостаток дела часто восполняется пользою оного учения. Мы не все стяжали все в равной мере: некоторые имеют превосходство более в слове, чем в деле; а в других напротив дело сильнее слова.

Боязливость есть уклонение от веры, в ожидании нечаянных бед.

Гордая душа есть раба страха; уповая на себя, она боится слабого звука тварей, и самых теней.

Простота и честность. Ложь и лукавство:

Кто стяжал страх Божий, тот устранился лжи, имея в себе неподкупного судию, — свою совесть.

Ложь есть истребление любви…

Лицемерие — от самоугодия и самочиния.

Сластолюбие и лукавство суть родительницы всех зол…

Целомудрие, душа и тело, чревоугодие:

Целомудрие есть всеобъемлющее название всех добродетелей.

Не тот чист, кто сохранил нерастленным сие бренное тело, но тот, кто члены его совершенно покорил душе.

Чревоугодие есть прельщение очей; вмещаем в меру, а оно подстрекает нас поглотить все разом.

Чего глаза не видели, того и гортань, по одному слуху, не сильно желает вкушать: так и чистые телом получают от своего неведения большое облегчение в духовной брани.

Сребролюбие и нестяжание:

Сребролюбие есть поклонение идолам, дщерь неверия…

Не говори, что собираешь деньги ради нищих; ибо и две лепты вдовицы купили Царство Небесное.

Нестяжание… чуждо печали.

Непостоянство:

Удобопреклонные к переходу с места на место неискусны во всем: ибо ничто так не делает душу бесплодною, как нетерпеливость.

Молитва:

Молитва… есть пребывание и соединение человека с Богом…

Вера — крыло молитвы…

Если кто-нибудь просит тебя помолиться об нем, то хотя ты и не стяжал еще дара молитвы, не отрицайся. Ибо часто вера просящего молитвы спасет и того, кто молится об нем с сокрушением сердца.

Не старайся многословить, беседуя с Богом, чтобы ум твой не расточился на изыскание слов.

…не скорби, будучи расхищаем мыслями, но благодушествуй и непрестанно воззывай ум ко вниманию; ибо никогда не быть расхищаему мыслями свойственно одному Ангелу.

Долго пребывая на молитве, и не видя плода, не говори: я ничего не приобрел. Ибо самое пребывание в молитве есть уже приобретение…

Слова и молчание:

 

Кто смирил себя внутренне, тот не бывает окрадываем чрез уста; ибо чего нет в хранилище, того и дверь сия не износит.

Когда выходишь из своего уединения, храни язык твой; ибо он может в малое время расточить плоды многих трудов…

Преподобный Иоанн Лествичник:

Иоанн Лествичник (525—595 (605) или 579—649) — игумен Синайского монастыря, богослов и философ.

Родился в Константинополе и, получив в юности хорошее образование, переехал в 16-летнем возрасте в Египет, где на Синайской горе стал послушником старца Мартирия и затем, через 4 года послушания, принял монашеский постриг. После смерти старца Мартирия, в послушании у которого Иоанн прожил около 19 лет, Иоанн Лествичник избрал отшельническую жизнь и провёл ещё 40 лет в пустыне Фола. В 75-летнем возрасте он был избран братией игуменом Синайской обители. Преставился  около 649 года в возрасте 80 лет. Местонахождение его мощей неизвестно.

Иоанн Лествичник собрал духовные аскетические традиции египетских монастырей в основном своем письменном труде – книге «Лествица», написанной по просьбе игумена Раифского монастыря Иоанна в середине VI века. Название книги – «Лествица»  заимствовано от видения святого праотца Иакова — Лестницы, по которой восходят ангелы (Быт. 28:12).

Преподобный Иоанн Лествичник также написал книгу «К пастырю» об обязанностях духовных пастырей.

Память преподобного Иоанна Лествичника в  в 4-ю неделю (воскресение) Великого поста и  12 апреля.

ОРЛОВА Анна
рубрика: Авторы » О »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.