Православная Греция: момент истины

Аркадий Малер о том, что стоит за разрешением однополых браков

7 ноября 2013 года в истории Европы произошло экстраординарное событие, которое может иметь необратимые последствия для будущего всего континента, но оставшееся незамеченным многими СМИ, как слишком фантастическое для того, чтобы в него поверить. Если ограничиться сухой фабулой, то в этот день Большая Палата Европейского Суда по Правам Человека (ЕСПЧ), располагающегося в Страсбурге при Совете Европы, по рассмотрении жалоб NN 29381/09 и 32684/09 “Валлианатос и другие против Греции”, шестнадцатью голосами против одного постановила, что законы Греческой республики, допускающие брачные союзы только как союз мужчины и женщины, являются “дискриминационными” и якобы нарушающими базовые права человека.

В суд на своё государство подали двое греков, Григорис Валлианатос (1956 г.р.) и Николас Милонас (1958 г.р.), а вслед за ними еще шесть граждан. Что обнадежило их на успех своего предприятия? Специфическая интерпретация базового документа ЕСПЧ – Конвенции по защите прав человека и основных свобод, более известной как Европейская конвенция по правам человека. Этот документ вступил в силу еще в 1953 году и к сегодняшнему дню его подписали абсолютное большинство государств европейского региона, включая Российскую Федерацию (в 1998 году). Уникальность этой декларации заключается в том, что подписавшие ее государства автоматически должны учитывать позицию ЕСПЧ как того самого органа, который призван обеспечивать правоприменение этой конвенции. До некоторых пор все статьи Европейской конвенции по правам человека, равно как и все другие манифесты и лозунги европейской интеграции воспринимались большинством цивилизованных политиков как нечто само собой разумеющееся и не могли вызывать серьезных возражений. Но в начале XXI века прежний оптимизм евроинтеграции начал давать сбой, так что в каждой стране появилось целое движение “евроскептиков”, открыто выступающих против идей “объединенной Европы”. У набирающего силу евроскептицизма слишком много объективных и субъективных причин, чтобы перечислять их в этой статье, но одна из самых главных – это тот безудержный левый либерализм, который фактически стал сегодня доминирующей идеологией Европейского Союза (ЕС) и постепенно захватывает Совет Европы. Наиболее заметным проявлением этой идеологии стало навязывание всем странам радикального представления о гомосексуализме как норме, вплоть до того, что однополые связи могут зарегистрированы в качестве полноценных браков, причем, не только в государстве, но даже в Церкви. И если еще десять лет назад эти представления казались очевидно утопичными, то сегодня они стали главным критерием политкорректности и комплиментарности западным ценностям, выдаваемым за общечеловеческие.

Однако, справедливости ради, нельзя сказать, что такое извращение самого понятия брака, подобно всем другим догматам ЛГБТ-движения, с неизбежностью вытекало из самой идеи евроинтеграции. Сейчас об этом редко вспоминают, но возникший после Второй Мировой войны проект объединенной Европы имел если не консервативный, то, по крайней мере, либерально-консервативный смысл, и его ведущими сторонниками были христианско-демократические партии, часто называющие себя “центристскими”. Достаточно сказать, что в эскизе первоначального флага Совета Европы, одновременно являющегося флагом Евросоюза, присутствовало изображение креста, а двенадцать звезд были взяты из апокалипсического видения жены “облаченной в солнце, под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд” (Откр 12:1). Но от креста быстро отказались, а оставшиеся двенадцать звезд в официальном пояснении 1955 года соотнесли с “двенадцатью знаками зодиака”. Все попытки внести в Конституцию Евросоюза фразу о христианских корнях Европы также оказались безуспешными. Таким образом, этот проект объединенной Европы отказался от всех признаков европейской идентичности и к прежней Европе имел не большее отношение, чем СССР к Российской империи. Более того, сейчас уже можно прямо констатировать, что ЕС – это самый настоящий, леволиберальный аналог СССР, нивелирующий любые культурные различия между населяющими его народами и откровенно враждебный христианству.

Между тем, программные документы Совета Европы и Евросоюза не всегда успевают за его идеологической радикализацией, и поэтому некоторые европейцы наивно полагают, что еще не всё потеряно и расширять понятия прав и свобод человека до бесконечности не получится. Но вот пример такого незаконного расширения. В 14 статье Европейской конвенция по правам человека написано: “Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам”. Именно на эту статью сослался теперь ЕСПЧ, когда оправдал желание Григориса Валлианатоса и  Николаса Милонаса жить в “законном браке”, ведь Конвенция признает право на брак, а всеми правами можно обладать “без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола”… На первый взгляд, это выглядит логично, но составителям этой Конвенции в 1950 году в голову не могло прийти, что право на брак можно понимать как-то иначе, чем брак представителей разных полов. Праву на вступление в брак посвящена 12 статья Конвенции, где сказано: “Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права”. Здесь нет и не могло быть оговорки, что мужчины и женщины имеют право вступать только с противоположным полом, а само упоминание мужчин и женщин звучит как нечто, само собой разумеющееся – а кто же еще? Но зато есть другая оговорка – “в соответствии с национальным законодательством”, и хотя она тоже звучит как обычная констатация, постановление ЕСПЧ обращено именно против нее. Отныне национальные законы всех государств Совета Европы и, тем более, Евросоюза могут быть подвергнуты пересмотру со стороны ЕСПЧ, и если эти государства не внемлют страсбургскому гневу, то им может грозить исключение из самого Совета и Союза, а в пределе – открытый конфликт между ними со всеми возможными санкциями и сатисфакциями. Такова сегодняшняя реальность: за право на однополые браки в ЕСПЧ выступили не какие-то отдельные голоса, а шестнадцать против одного. Следовательно, поддержка ЛГБТ-движения в современном Совете Европы это не какая-то маргинальная линия экстравагантных леваков, это – мейнстрим.

Особая острота этого казуса заключается в том, что в качестве осужденного “международного преступника” выступает Греция – страна, с которой началась европейская история, заложившая основы общеевропейской цивилизации, подарившая миру сами слова: “Европа”, “история”, “политика”, “демократия”… Ну, о том, что сам текст Нового Завета написан на греческом и каково было культурное значение Византии, можно и не говорить, тем более, что для сегодняшних еврокомиссаров всё это имеет не больше смысла, чем для красных комиссаров из прошлого. Стоит заметить, что сама Греция давно пребывает и в Евросоюзе, и в НАТО на положении “бедного родственника”, интересного Западу, скорее, своей территорией, чем чем-либо ещё. Вместе с этим, Греция – это оплот Православия, где в самой Конституции (Синтагме) прописан государственный статус Элладской Церкви. Разумеется, процессы евролиберализации не могли не коснуться современной Эллады – в 2008 году она сдалась брюссельскому напору и ввела так называемые “гражданские союзы”, наряду с обычными гражданскими браками. При этом, греческие законодатели специально прописали, что такие союзы могут заключаться только между взрослыми людьми разного пола. И именно за эту оговорку ЕСПЧ теперь обвиняет Грецию в “дискриминации” граждан по половому признаку. Но следует признать, что некоторая вина в происшедшем лежит на самой Греции, ведь какие бы детали в законе о “гражданских союзов” ни уточнялись, сам этот закон выносит такие отношения за рамки семейного законодательства и ЕСПЧ получает право на ревизию соответствия этих институтов антидискриминационным нормам.

Конечно, Элладская Церковь не могла не сопротивляться таким евростандартам. 9 декабря Афинский Синод  официально осудил однополые “гражданские союзы” и ясно дал понять, что не примет капитуляции греческого государства перед Страсбургом в этом вопросе. Как точно замечают греческие иерархи, по требованию ЕСПЧ семья “уже не расценивается как “малая Церковь”, а низведена до договора о сожительстве”. Здесь можно провести аналогию с отношением к самой Европе, которая уже больше не рассматривается как уникальный культурный мир, а низведена до конвенции случайных государств о случайном сожительстве на случайной территории. Совершенно очевидно, что подобные проблемы ждут все православные страны, которые стремятся вступить в Евросоюз или уже вступили. Например, комиссар по правам человека Совета Европы Нильс Мужниексуже призвал Верховную Раду отозвать проект закона о запрете пропаганды гомосексуализма. И чем больше власти Украины будут хотеть “вступить в Европу”, тем больше “Европа” будет требовать от Украины отказаться от самой подлинной европейской идентичности, основу которой составляет христианская традиция. Поэтому невозможно понять тех украинских патриотов, которые закрывают глаза на эти факты и до сих пор видят в Евросоюзе нечто иное, чем сугубо секулярное, леволиберальное идеологическое образование.

Хотя сама тема гомосексуальных отношений многим представляется весьма неприятной, подобно педофилии или каннибализму, избежать ее обсуждение в публичном политическом пространстве уже невозможно, потому что речь идет не просто о каких-то частных правах – речь идет о понимании самой природы человека; о том, что такое человек вообще, что такое личность, семья, брак, родители, дети, и какая возможна цивилизация, если все эти понятия перевернуты и размыты до неузнаваемости? В этом смысле сегодняшний Евросоюз бросает нам не столько даже культурный, сколько антропологический вызов, хотя его комиссары и эмиссары могут об этом даже не подозревать. На сегодняшний день “однополые браки” официально признаны в Англии, Франции, Испании, Португалии, Норвегии, Швеции, Дании, Исландии, Нидерландах, Бельгии, а в качестве зарегистрированного “партнерства” в Германии, Австрии, Швейцарии, Чехии, Словении, Финляндии, Андорре, Ирландии, Шотландии и Уэльсе.  Это практически вся Западная Европа, которая четко дает понять всему миру, что она уже никакого отношения не имеет к той Европе, с которой ее ассоциировали последние столетия. В противоположность Западу, в большинстве государств Восточной Европы “однополые браки” либо не признаны ни под каким видом, либо запрещены на конституционном уровне. Но обвинение ЕСПЧ Греции – это первый звонок Евровостоку, а также всему православному миру: хотите быть в Евросоюзе, перестаньте быть Европой. Когда-то Греция породила Европу и сейчас от ее шага зависит дальнейшая судьба ее детища. Нам неизвестно сейчас, сдастся само греческое государство или нет, но от его реакции будет зависеть политическая карта континента в дальнейшем и ответ на вопрос, каким образом придется России противостоять этой деевропеизации Европы – в одиночестве или все-таки в союзе с другими православными странами?

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Декабрь 19, 2013 12:45

    Отличная статья, в которой актуальность сочетается с уровнем «Фомы». Многие на Украине знают об этих проблемах, но закрывают глаза, считая что для нас главнее расправиться «с уголовниками». А мне кажется, что открытое противостояние Закону Божьему, выражаемое в самих основах законодательство Евросоюза — хуже «уголовников».

  • Январь 14, 2014 20:14

    Молитесь за Грецию! Она сейчас — как Давид перед Голиафом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.