Герой или подвижник?

Слово «герой» – древнегреческое. Так – ἥρως (hērōs) – греки называли отличившихся на войне богатырей и славных военачальников, очень часто мифических, например, царей и вождей ахейского войска в Троянскую войну из знаменитой «Илиады» Гомера: Ахилла, Агамемнона, Одиссея, Аякса, и т.д. Важно, чтобы такой герой был не только смелым воином, но и отличался благородным происхождением.

Кроме того, героями греки называли еще таких персонажей мифов, которых считали полубогами, т.е. людьми, происходящими от олимпийских богов. Таким полубогом-героем в мифах был, например, знаменитый Геракл (у римлян его имя сменилось на имя «Геркулес»), который за свою жизнь совершил множество великих подвигов и после своей смерти был взят за это на небо. Также героями еще называли мифических родоначальников и основателей городов и народов.

Вот как значение слова «герой» пояснял лексикограф (так называют составителей словарей) 6 века после Р.Х. Гесихий Александрийский: «Мощный, сильный, благородный, значительный». Вообще в мифах герои часто выполняют благородную роль: как потомки олимпийских богов они исполняют их волю, вносят в жизнь справедливость и закон. Герои побеждают хтонических чудовищ, укрощают свирепых диких животных или дарят людям различные культурные достижения. Однако они принципиально лишены бессмертия, что считалось привилегией лишь языческих богов. Отсюда трагическое противоречие между смертностью героев и попыткой утвердить себя в бессмертии, практически всегда неудачной.

Так, например, мать Ахилла богиня Фетида закаляет его в огне, выжигая все смертное, но забывает сделать то же самое и с его пяткой (знаменитая «Ахиллесова пята»). Боги следят за равновесием и своей привилегией бессмертия. Так, Асклепий, бог медицины и врачебного искусства, пытался воскрешать людей, но был за это поражен молнией Зевса. Геракл похитил яблоки Гесперид (один из его знаменитых 12 подвигов), дарующие вечную молодость, но позже Афина вернула их на место.

Поскольку личное бессмертие в героическом мире невозможно, оно компенсируется стремлением к славе среди потомков, которые должны помнить героя за совершенные им подвиги. Тем не менее, посмертная слава все равно не является полноценной компенсацией за утрату бессмертия. Тень Ахилла («Одиссея») с горечью говорит спустившемуся в Аид Одиссею, что лучше быть последним батраком на земле, работающим за ничтожную плату, чем царем среди мертвых.

Проблематичность фигуры героя связана еще и с тем, что нередко они являются персонажами трагедий и испытывают при этом невероятные страдания и скорби. Порой это расплата его за какие-то прежние деяния, когда герой в поисках славы пускается в круговорот войн и вражды и отдается на волю судьбы. А она предполагает на самом деле не только славу, но еще и стоическое шествие навстречу своему фатуму, героическую (Ахилл) или даже мучительную (тот же Геракл) а порой бесславную смерть от предательства (Агамемнон).

Вообще в феномене античного героизма есть что-то сущностно языческое, неискоренимо земное. Ведь подвиги, самопожертвование собой ради своего народа, слава среди потомков, при всей ценности таких «вещей» и поступков не являют собой нечто безусловно доброе с христианской точки зрения, то, что зовется Царствием Небесным.

В войнах одному народу противостоит другой народ, и даже если один из них ведет несправедливую и захватническую, а другой справедливую и оборонительную войну за свободу, тот и другой народ все равно состоят из людей, каждый из которых – образ и подобие Божие, пусть и крайне затуманенное и искаженное на момент войны. Все равно все люди – ближние друг другу, даже находящиеся сейчас в непримиримой вражде.

В христианстве место героя как образца для подражания заступает подвижник. Если герой мужественно борется с могучими врагами или великими препятствиями во внешнем мире, то христианский подвижник вступил в схватку с собой, точнее, со своими страстями. А, как сказано в Библии, «долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою [лучше] завоевателя города» (Притчи 16,32). Лучше в том числе потому, что это гораздо труднее – владеть собой. Как сказал один мой знакомый священник в ответ на вопрос, что делать с плохо поведшим себя человеком, «мы боремся не с людьми, а с демонами». Правда, он не был тут оригинален и вкратце повторил слова Иоанна Златоуста: «Подвизающимся в этой жизни предстоит брань не с людьми, а с демонами и бесплотными силами. Вот почему и вождем их является не человек, не Ангел, а Сам Бог. И оружие этих воинов соответствует характеру брани: оно изготовлено не из кожи и железа, а из истины, правды, веры и мудрости».

Самый истинный подвиг – это вольное самоограничение себя и своей жизни ради Бога и выполнения Его заповедей. В принципе, каждый христианин должен быть подвижником, то есть, стремиться подражать Христу как Единственному Образцу. Так что не так уж неправа была советская пословица «в жизни всегда есть место подвигу» – для любого человека и в любой момент. Весь вопрос в том, как этот подвиг понимать…

На анонсе фрагмент античной статуи Геракла

Источник фото wikipedia.org

 

 

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.