Архиепископ Иоанн (Шаховской): Афоризмы

Проект "Мысли великих"

Журнал «Фома» продолжает рубрику «Мысли великих», где публикуются изречения и афоризмы святых отцов, писателей, философов. Сборники изречений – древняя традиция, восходящая к античности и раннему христианству. Один из самых известных патериков назывался «алфавитным» или «азбучным», поскольку содержал афоризмы и назидательные истории о жизни подвижников, сгруппированные в алфавитном порядке. Существовали и нехристианские сборники изречений и историй из жизни великих людей. В Средние века были распространены сборники изречений из святых отцов под заглавием «Пчела» или «Цветник духовный»

Сегодня, в годовщину смерти,  мы публикуем изречения одного из самых известных православных архиереев – архиепископа Иоанна (Шаховского)

 

Вера. Бог и человек:

Вера есть вхождение в высшую реальность.

 Иов говорит удивительное слово… «Нет между нами (между Богом и им, человеком) посредника, который положил бы руку свою на обоих нас» (Иов.9:33)… падший мир алчет посредника, который, как звено, соединил бы небо и землю… все те религиозные мировые учителя, которые появлялись в человеческой истории, как Будда, Магомет, и другие, клали свою руку только на человека. Они были, может быть, исполнены добрых намерений, но они были людьми и не могли поэтому подлинно соединить человека с Богом. Только истинный, совершенный Богочеловек, Альфа и Омега мироздания, Слово Божие, Логос, образ Ипостаси Отчей, Воплощенное Сияние Божьего Лица, Господь. Единый мог раз навсегда и навеки соединить Божество с человечеством. И в Нем Едином теперь совершается всякое соединение Бога с человеком, с теми сынами человеческими, которые, подобно Иову, жаждут сыновства Божьего, узнают и слышат голос Небесного Отца.

 Первый темный страх человека есть боязнь увидеть Бога… Второй темный страх человека – это боязнь увидеть человека… Как страшится человек не найти Бога, так страшится он и найти Бога, увидеть своего Спасителя внутри себя и внутри другого человека. Страшится иногда человек найти высшую человечность в себе и в брате… Убегание от человека есть лишь второй этап ухода от Бога. Ушедшие от Бога, но еще не ушедшие от человека, близки к возвращению к Богу…

 Человек страшится встретить самого себя, потому что, найдя себя, человек может найти Бога.

 Ужасом своего несоответствия Богу, иногда очень глубоко живущим, объясняется неверие человека, эта темная человеческая боязнь обнаружить у себя или где-либо в мире Бога. «Нет Бога!»… «Не может быть Бога в мире, где столько зла и страданий!» Ведь это уже есть знание о Боге, и уже трепет пред своим и мировым несоответствием Ему. В неверии есть ужас возможности встречи с Богом. Страх отодвигается, душа успокаивается неверием…

 …страшно огорчить Любимого! Это – страх учеников Христовых. Человек тогда страшится уже не мучений своей неверности Богу, но потери этих мучений…

Страдания праведных:

…тайна страданий Праведника,.. сыновнее соучастие в страданиях святости Божией от свободных беззаконий человека в условиях этого мира…

Милосердие, любовь, доверие, эгоизм, страх:

 Истинное чудо есть жалость.

 Истинное милосердие всегда просто и деятельно. Оно есть воля, готовая на всякий труд, сердце, соглашающееся перенести всякую скорбь ради любви.

 Любящий перестает страшиться. «Любовь побеждает страх» (1Ин.4:18)… Но это относится только к истинной любви. Неверная, движущаяся страстью или похотью любовь не знает бесстрашия; она не побеждает страха, но усиливает его, т. к. усиливает самость человека.

 Достигший же любви обладает всякой вещью, не похищая ее. Это есть Царство Божие. «Ничего не имеем, и… всем обладаем» (2Кор.6:10).

 Если нет единящей любви, чужое всегда остается чужим…

 Похищение… есть грех к смерти, – ибо против Любви, Жизни.

 Тайна беззакония Прометея не в том, что он похищает огонь, а в том, что он похищает.

 Всякий похититель чужого, потому беззаконен, что не может сделать это чужое – своим…

 Обидчик обижает, прежде всего, себя.

 «Активный эгоист» обижает, «пассивный» обижается.

 Любовь любит самого человека; не его грехи, не его безумие, не его слепоту…

 Да, можно любить, и – не доверять. Но, не есть ли доверие признак души открытой, и не есть ли открытость свойство любви? Нет, любовь – шире открытости. И без открытости души, в этом мире, может быть любовь…

 Злое утаивать надо, чтобы никого не замарать. Доброе утаивать надо, чтобы не расплескать. Утаивать надо ради пользы всех. Скрывание душой своего зла иногда бывает необходимостью духовной; скрывание своего добра почти всегда бывает мудростью…

 Не всякая «непрямота» есть неправда; и не всякое «недоверие», есть измена последнему доверию.

 Последнее доверие можно иметь лишь к Богу…

 Не к самому человеку надо, конечно, иметь недоверие, но к данному его состоянию.

 Главное страдание ушедшего от Бога человека есть самолюбие.

 Страх есть агония отлучаемой или себя от Бога отлучающей души. Страх есть агония одиночества.

 Таков закон духа: забывая Бога, человек забывает свое собственное лицо, деперсонализирует себя. Теряя истину, человек теряет с нею и жизнь. И все трудности и все неудачи человеческие (особенно в брачной и семейной жизни) связаны с этим.

 Ушедший от Бога, уходит и от самого себя.

 Характер человека. Гордыня и тщеславие. Трезвомыслие и смирение:

…характер формируется и складывается от свободных человеческих реакций на окружающий мир… Так сам человек лепит из своих душевных качеств и способностей или образ человеческий, или звериный.

 Тщеславие есть признак не только нравственного, но и умственного застоя.

 И в жизни обществ и народов «гордыня идет перед погибелью». Уровень культуры – прямо пропорционален скромности общественной и международной.

 …душа наша должна знать… свои духовные пределы.

 Мы не вольны избежать того что нам дается независимо от нашей воли; но мы всегда свободны всякое жизненное событие и слово претворить в свет, сделать нужным для себя и других. В этом дело нашей свободы. Чрез все события, все горести и радости человек имеет и власть и счастье идти к Божьей правде, которой нет конца… Нет «рока», нет «слепой судьбы». Есть Недреманное Око Божией любви и наша свобода быть в ней.

Добро и зло:

 …тьма не существует, как что-то противоположное свету, но заключается лишь в воле богопротивления Богу, в нелюбви свободного творения. Ибо свободное творение не может быть вынуждено к любви. Зла нет, как чего-то противоположного Богу. Зло заключено в свободной воле, как воплощенного, так и невоплощенного духа.

 Особенно трудным становится нравственное состояние человека когда его душа, словно зараженная апокалиптической «трихиной», включается в какое-либо коллективное зло мира… В коллективном зле нравственная извращенность имеет больше поводов для самооправдания, хотя самооправдание, психологически, не требует обычно никаких поводов.

Воля бесов обращается на свиней…

 Бесы гадаринские, теряя человека, хотят вампирически насладиться хоть какой-либо тварью… Лишь бы не остаться им в этом страшном одиночестве собственной злобы и не находящей для себя предмета похоти — самости, в самой себе терзающейся мучениями ада… Поистине ужасна эта бездна, не имеющая никуда выхода из самой себя и не желающая открыться Богу.

 Как гадаринские духи, мы, слепые люди, на земле живущие, не обращаем лица ко Господу – Солнцу Правды и Жизни, но ищем себе «свиней», – лишь бы не обнаружилась пред нами самими наша пустота… «Свинья» – это всякое заполнение пустоты своей – не Господом.

 Почему человек не принимает Господа?.. Гадаринцы опечалились гибелью своих свиней.

Нетерпимость:

Ригоризм и пуританство чужды евангельскому духу. Фарисейская праведность без любви – более темна в очах Божиих, чем всякий грех. Но и теплохладность христиан в исполнении заповедей – так же темна. Как фарисействующие, так и торгующие и курящие в храме Божьем – одинаково изгоняются из храма.

 Человеческий узкий, гордый, больной разум, не преображенный в Духе Божием, одинаково стремится к разделению и ищет повода к нему, кому бы он ни принадлежал этот разум – православному или сектанту.

 Православие не сияет в православном обществе, в том, которое гордится своим Православием.

 Нельзя Православие защищать по-язычески.

 Православие… есть дух и жизнь и имеет плодом своим – только жизнь.

 … дух сектантства… есть дух душевной (не духовной) ревности. Это – рационализация веры, блюдение чистоты веры и потеря глубины. Это ущерб любви.

 Справедливость:

 Совесть… чувство глобальной справедливости…

 …высшая справедливость – выше справедливости, и имя ей любовь.

 Сама справедливость нас все время толкает и понуждает быть выше справедливости и никогда не быть ниже ее. И мы чувствуем в душе своей мир и радость, когда совершаем справедливость, и особенно когда становимся в своих чувствах выше справедливости. Стать над справедливостью – это значит войти уже в Царство Христовой любви.

Жизнь, время и вечность, суета мира, социальные потрясения и конфликты:

Только мгновение настоящего есть точка соприкосновения человека с реальностью Вечного. Только настоящее, собственно и есть у человека, у его свободной воли… Понятие «будущего» менее всего похоже на «вечное» – говорит Льюис. «Будущее» есть самая «временная», самая нереальная часть времени человека.

  Шум – единственная самозащита зла от голоса тихой человеческой совести, от тихого Слова Божьего…  Шумные лозунги ткут легенду «будущего»… Только о смерти своей забыл человек… не закрыться от зла и смерти никаким шумом. Есть одно только спасение: Христос Воскресший.

 Евангельская греховность это «пастушеская свирель», по сравнению с назойливой, оглушительной и бесстыдной музыкой греха наших дней. Не только единично, но и коллективно восстают люди нашего века против – Духа Божия. Белое так настойчиво называется в ми-ре черным, и черное – белым. «Горы падите на нас и холмы покройте нас» (Лк.23:30)!

 Целью революции для блага всех, оправдываются великие обиды людям. Гуманными фразами оперируют бездушные планировщики, не видящие живого человека.

 … средство немыслимо оправдать целью.

 …человеку, прежде всего, надо стать настоящим человеком, чтоб начать в лучшую сторону изменять мир. А когда нравственно слепые люди «изменяют мир», они его изменяют в худшую сторону. Они хотят «изменить» мир, не зная этого мира, не веря в нравственную сущность ни его, ни человека. Как улучшить мир не улучшив человеческого сердца? Океан крови пролился и продолжает проливаться ради отвлеченных проектов будущего.

 …идея материализма, как чуждая нравственного понимания мира и человека, не может создать настоящей общности между людьми; идея материализма противоположна самой сути духовной настоящей общности людей и углубляет разделение человеческое.

 «Происшествие» для человека есть нечто, столь же необходимое в жизни, как хлеб. Извращенная природа человеческая созерцает мир не как отражение небесной гармонии, где каждая мелочь драгоценна своим непосредственным отношением к великому целому Божьего мира; падшая природа человека созерцает мир как скучную бессмысленность, где можно лишь отыскивать себе различные приятности и где непрестанно происходят различной любопытности события. Люди устремляются к «новостям»… «Новостями» закрыт в мире вход к Божественным Тайнам.

 Цивилизация, неуравновешенная и не скрепленная высшим смыслом жизни, ведет к гибели человечество, все более усложняет, затрудняет и разоряет свой собственный мир.

Знание и незнание:

 Пусть не странным покажется, что человеку надо обучаться некоему незнанию. Это незнание не будет неведением. Еще менее, оно будет невежеством. Стремясь уйти от лжеименного знания, человек иногда приходит к восхвалению невежества, к отвержению благодатной культуры знания. Это путь ложной философии незнания, путь фарисейский, усваиваемый некоторыми мытарями, становящимися в стороне от жизни мира и превозносящими себя над фарисеями науки. Не этот путь дает Господь, для преодоления соблазна и пустоты лжезнания.

 В нынешнем состоянии человечества никакое знание не должно ощущаться как знание. Всякое знание должно переживаться как неведение.

Биография архиепископа Иоанна (Шаховского):

Архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Иоанн (в миру князь Дмитрий Алексеевич Шаховской) родился в Москве 23 августа 1902 года.

В 1918 году ушел воевать добровольцем в составе белой армии генерала А. И. Деникина. В боях под Царицыным был контужен.

После эмиграции в 1920 году жил сначала в Константинополе, затем во Франции, где в Париже учился в Школе политических наук. Затем в 1926 году в Бельгии окончил историко-филологический факультет Лёвенского университета, работал редактором литературного журнала «Благонамеренный» (в Брюсселе) и сотрудничал с русскими изданиями.

Монашеский постриг принял в Пантелеимоновом монастыре на Афоне в том же 1926 году.

Тогда же учился в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже.

8 декабря 1926 он был рукоположён митрополитом Евлогием (Георгиевским) в сан иеродиакона. 6 марта 1927 епископом Вениамином (Федченковым) был рукоположён во иеромонаха в сербском городе Белая Церковь в юрисдикции РПЦЗ. Служил сперва помощником настоятеля храма при Крымском кадетском корпусе в Белой Церкви, затем в сентябре 1927—1930 — настоятелем этого храма и законоучителем корпуса. Построил и был первым настоятелем русского храма святого Иоанна Богослова в Белой Церкви. Преподавал в Пастырской школе в 1928—1930 гг. и, одновременно, работал директором Православно-миссионерского издательства издательства.

Вернувшись в 1930 году в Париж, перешёл в юрисдикцию Константинопольской Церкви. Это был Западноевропейский экзархат русских приходов, возглавляемый митрополитом Евлогием (Георгиевским).

В 1932 году переехал в Берлин, где был назначен настоятелем Свято-Владимирской церкви.         

В 1935 году был возведен в сан игумена и с 1936 года был благочинным приходов Экзархата митрополита Евлогия в Германии.

В 1937 году возведен в достоинство архимандрита.

В Германии издавал и редактировал журнал «За Церковь» и основал одноимённое православное издательство.

В 1945 году вернулся в Париж, затем в 1946 году переехал в США, где перешел в юрисдикцию Северо-Американской митрополии, которая в 1970 была признана Московским Патриархатом как автокефальная Православная Церковь в Америке.

В 1946-47 годах служил настоятелем храма в Лос-Анджелесе.

11 мая 1947 года был хиротонисан в сан епископа Бруклинского и назначен викарием митрополита Феофила (Пашковского). Тогда же он работал ректором Свято-Владимирской духовной семинарии.

В 1950 году был назначен руководить Сан-Францисской и Западно-Американской епархией. В сан архиепископа был возведен 1961 году.

Также заведовал Южноамериканской епархией и заграничными делами Митрополии, был активным участником экуменического движения и членом Всемирного совета церквей.

Периодически вел на радиостанции «Голос Америки» передачу «Беседы с русским народом». Написал множество религиозных трудов и литературных произведений в стихах и прозе, некоторые из которых были изданы в переводах, на английском, немецком, сербском, итальянском и японском языках.

С 1978 постоянно находился на покое. Скончался 30 мая 1989 года в Санта-Барбаре, и был похоронен на сербском кладбище в пригороде Сан Франциско.

ОРЛОВА Анна
рубрика: Авторы » О »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.