Полонез Патриарха Кирилла

Согласно музыкальной энциклопедии — полонез — величественный и торжественный танец-шествие, который исполнялся, как правило, в начале балов, подчёркивая возвышенный характер праздника. Вспоминая только что завершившуюся поездку Патриарха Кирилла в Польшу, на ум приходит именно это сравнение. Столь торжественным и величественным в эти четыре дня — с 16 по 19 августа — было шествие христианской веры в этой некогда социалистической стране.

В небольшом кафедральном соборе равноапостольной Марии Магдалины в Варшаве – первом храме, который по прибытию в республику посетил Предстоятель Русской церкви, вместе с православными страны стоят и католики. Сестра Тереза-Анна тихо молится, перебирая в руках четки. Храм православный, однако, монахиню это не смущает, ведь она возносит молитвы за русского патриарха и его церковь. « Для меня приезд Патриарха Кирилла – это настоящая весна в отношениях наших двух церквей — русской православной и римско-католической. Мы молились за него, когда он взошел на патриарший престол, и молимся сегодня, потому что все что он делает и говорит очень близко и понятно нашей церкви», радостно улыбается католичка.

В Польше, кажется, забыли, что Первоиерарх русской церкви прибыл все-таки по приглашению Главы польской церкви, митрополита Саввы, который сопровождал его на всем протяжении поездки. Надежды на этот визит они возлагали задолго до ее начала, называя визит — «историческим прорывом». Правда, прорыв для каждого был свой. Кто-то, как Тереза-Анна уверены, что поездка стала еще одним шагом единения с Ватиканом. Представители же православия считают, что визит столь высокого гостя поможет урегулировать им межконфессиональные проблемы в стране. «Мы теперь с католиками на равных, — утверждает жительница города Белосток Татьяна. — К ним приезжал их Папа, к нам теперь приехал наш. «Папа» по отношению к Патриарху Кириллу в Польше выглядит естественно. Любая церковь — католическая ли, или православная – это Костел. Любой ее глава — «Папа», без лишних богословских споров и рефлексии. Свое русское имя Татьяна получила в память о социалистическом прошлом Польши, несмотря на то, что родители были урожденными поляками. «Время было такое, давали необычные и красивые русские имена, чтобы подчеркнуть единство с СССР, — говорит женщина. В молодости никаких проблем не было. Сейчас же, когда слышат имя, все время переспрашивают — не русская ли я».

Сказать, что в Польше русских не любят – это значит очень сильно преувеличить. К ним, скорее относятся уважительно-нейтрально в среде молодежи, и заинтересованно-сдержанно — в среде людей старшего возраста. Язык понимают почти все, правда, подростки предпочитают объясняться на английском. Люди, рожденные еще при СССР, старательно вспоминают обязательную школьную программу. Кто-то даже до сих пор может декламировать Пушкина на языке оригинала.

При упоминании имени патриарха Кирилла начинают улыбаться – слышали, знаем. Здесь к московскому предстоятелю особое отношение. После того, как в 2011 году Святейший посетил место трагической гибели президента Польши Леха Качиньского, а в июле этого года святил православный храм в Катыне, месте под Смоленском, где в советские годы было расстреляно множество польских офицеров, у поляков, словно, что-то дрогнуло внутри. Уважение к их национальной трагедии не оставило никого равнодушным, и что бы ни делили политики между собой и в какие игры ни играли, Первоиерарх Русской Церкви отныне ассоциируется с тем, кто «их понимает и им сопереживает». «Нам, простым людям, по сути нечего делить между собой. Куда лучше вместе молится и творить хорошие добрые дела на благо наших стран и веры, нежели выяснять, кто и когда был прав, а кто и когда был виноват»- это уже на святой Горе Грабарка пожимает плечами пан Стефан.

Ровно об этом же говорил и президент Польши Бронислав Коморовский в день приезда Патриарха Кирилла в страну, а сутками позже — и глава католических епископов республики архиепископ Юзеф Михалик при подписании Совместного послания народам России и Польши 17 августа. Этот исторический документ готовился без малого три года и до самого конца держался в строгой тайне. Инициированное духовенством двух церквей — русской и римско-католической в Польше, «послание» вызвало много споров в польском обществе. Представители оппозиционных нынешней власти сил, стремились увидеть в нем лишь межгосударственный манифест и связывали его с очередной попыткой Москвы повлиять на внутриполитическую ситуацию в республике.

Другие же, среди которых немало представителей культурной элиты, напротив, считали и считают документ необходимым и своевременным, способным если не поставить все точки над «i», то хотя бы сократить множественные многоточия в непростых исторических взаимоотношениях народов России и Польши. «Я рад, что Послание не только подписано, но и вообще появилось на свет, — утверждает мэтр польского и мирового кинематографа Кшиштоф Занусси. — Нам всем, и русским и полякам сегодня необходимо сказать друг другу «прости», вернуться к базовым постулатам христианского учения и совместно двигаться вперед. Прошлое осталось в прошлом, И сейчас важно, чтобы документ остался не только на бумаге, но и в сердцах каждого сопричастного. Только так мы сможем действительно примириться. Прощение должно быть столь же глубоким, как и та обида, которая засела в наших сердцах. Но я верю, что у наших народов все получится. Главное желание, а необходимые шаги уже сделаны»,- улыбается режиссер. Простой и открытый, он даже обрадовался, когда на улице Варшавы его вдруг окликнули по-русски. Подписание Послание для него небольшой праздник. «Мы теперь будем ближе друг к другу, и это не может не радовать».

Стать ближе – это не только на словах или подписанным соглашением простить друг друга, но и попытаться понять и узнать. Около храма Святого Духа в Белостоке на импровизированных лотках продается книга «Патриарх Кирилл», изданная на польском. Около издания достаточно много любопытных — кто-то покупает по несколько штук, кто-то просто аккуратно берет в руки, листает, рассматривает фотографии. София не удержалась и даже поцеловала обложку только что приобретенной книги. « Теперь наконец-то узнаю о Патриархе Кирилле, русской церкви и России, — поясняет она свои эмоции. — Мы ведь вроде близкие друг другу народы, а почти ничего не знаем друг о друге. Нам много рассказывают со странниц газет и телеэкранов про то, какие русские нехорошие и мы давно понимаем, что это не так, а нами просто пытаются манипулировать. Думаю, книжка поможет мне разобраться, что к чему. Тем более что у нас одна вера — православная».

Быть православным в католической Польше как минимум необычно. Несмотря на то, что Польское православие имеет очень давнюю историю, восходящую к началу 13-ого века, последователей восточного обряда христианства немного — порядка 500 тысяч против почти чуть более 30 миллионов католиков. Впрочем, особых межконфессиональных проблем нет, но мы чувствуем себя как бы «чужими», «другими», — делится ощущениями молодая жительница столицы Анна Краевская. Она родилась в восточных областях страны, где православных гораздо больше, чем, например, в Варшаве. — Мы стараемся держаться вместе, чтобы не чувствовать себя одинокими. И, конечно же, нам, безусловно, важен этот визит русского Патриарха не только в плане примирения народов, но и в плане поддержки нашей православной веры. Нам это важно и необходимо».

Раз в год, в канун православного торжества Преображения Господня, последователи восточного христианства восходят на «польский Фавор». Именно так патриарх Кирилл назвал гору Грабарку. Место это известно с начала 18 века. По легенде, именно здесь во время мора, поразившего страну, больные чудесным образом исцелялись из источников, бьющих на возвышенности. Одному из паломников тогда же было откровение, призвавшее его подняться на гору и, совершив молитву, установить крест. С тех пор так и повелось — каждый приходящий сюда оставляет деревянный крест самых разных размеров и цветов. К 19 августа окрестный лес на время становится кемпингом под открытым небом. Тысячи и тысячи людей, причем не только из разных регионов Польши, но и со всего мира, приезжают сюда для того, чтобы встретить Преображение вместе, в единой молитве. «Мы ездим сюда каждый год. Эта наша традиция, которую мы свято соблюдаем всей семьей, — рассказывает пан Александр. — В этом году нам повезло — приехал патриарх Кирилл. Мы его видели только по телевизору и рады, что в этом году будем молиться вместе с ним. Думаю, это очень символично и памятно для всех нас».

Десятки тысяч людей выстраиваются по аккуратно проложенным дорожкам, разбитым насельницами раскинувшейся в середине 20-ого века на горе Грабарке Марфо-Мариинской женской обители. Впереди стоят дети и скауты с цветами. Предстоятеля Русской церкви встречают улыбками, тянут к нему руки, просят благословения. Слова русского гостя о горе Фавор, чуде Преображения и парусе христианства, который наполняется человеком и силой его веры, слушают сосредоточенно и внимательно. Вместе с сонмом православных на праздничной Литургии присутствует и делегация Римско-католической церкви Польши во главе с Юзефом Михаликом. Внезапно вышедшее из-за туч солнце освещает и, словно преображает всех. И, в какой-то момент, кажется – здесь, на святой горе Грабарка только что произошло торжественное воссоединение народов и вер — русских, поляков, православных, католиков. Это свидетельство полноты и единства веры — наверное, самый величественный аккорд во всей четырехдневной поездке Патриарха Кирилла в Польшу.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.