«Покаяние стандартное, 1шт.»

Владимир Берхин об исповеди как виртуальной справке о покаянии

Я регулярно, по мере необходимости, хожу в детскую поликлинику. Причём хожу туда без детей. Собственно, я бы туда и вовсе не ходил, но в учебных заведениях периодически требуются справки о том, что ребёнок болел, а теперь здоров.

В этих случаях я встаю утром пораньше, иду в детскую поликлинику, отстаиваю очередь из таких же бездетных мам и пап и получаю необходимую бумагу, что с моим ребёнком, которого доктор в глаза не видел уже много лет, всё в порядке. На первом этаже в справку ставят печать и я отношу документ в детский сад.

И причина подобного положения вещей не в том, что врач плох, глуп, необразован или слабо мотивирован. Врач совершенно нормален. И родители, к нему приходящие – также совершенно адекватны. И даже детский сад вполне достойный. Просто доктор-терапевт в поликлинике обучен, заточен и настроен на работу со стандартными случаями. В те времена, когда мы ещё пользовались его услугами, и вызывали его к себе при ОРВИ, ОРЗ и бронхите, мы довольно быстро выучили названия таблеток, которые он рекомендует и перестали его вызывать.

А при любом нестандартном случае он может только отправить к соответствующему специалисту. Такова его работа.

К чему я это всё. Каждый раз, стоя в очереди за справкой о здоровье отсутствующего рядом ребёнка, я вспоминаю очереди на исповедь. Куда я точно также когда-то ходил за виртуальной справкой о покаянии. Молчаливый священник накрывал меня епитрахилью, говорил ряд правильных слов о том, что я, конечно, неправ и надо прилагать молитву, усердие и труд. И это повторялось регулярно, каждые две недели с поправкой на церковный календарь.

При том, что священники, к которым я приходил, были вполне «профпригодны». Просто регулярная исповедь, что со стороны прихожанина, что со стороны священника, превращается в такой же стандартный случай: священник, в общем, заранее знает, что он сейчас услышит, прихожанин, особенно регулярно посещающий одно и тоже духовное лицо, тоже прекрасно представляет, что случится в следующие несколько минут. Они разыгрывают привычный ритуал, и расходятся.

Вероятно, довольные друг другом.

В каком-то смысле подобная исповедь совершается так же, как получается справка о том, что ребёнок здоров: механически, без реального содержания и даже с некоторым намеренным отрывом от него. Хотя в молитве перед исповедью говорится – «пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши», да и поликлиника предполагается как место, где лечат или советуют как лечиться, а не просто выписывают справки. И проблема у них, точнее  у нас – общая.

Стремление действовать по принципу поиска пути наименьшего сопротивления – это не только нежелание что-либо делать вообще. Это ещё и привычка действовать формально и стандартно. Она работает одинаково абсолютно в любом деле, но не везде она одинаково губительна. Чем ответственнее область, тем внимательнее к ней стоит относиться, и тем чаще вспоминать, что стандартные случаи возможны не везде.

Их не бывает там, где работает человеческая личность – потому что не бывает стандартной человеческой личности. Стандартны могут быть привычки, работа, одежда или меню, стандартны как правило декларируемые убеждения – ибо всё это есть внешнее, а внутреннее сотворено Богом, который не повторяется, у Которого даже в дожде нет одинаковых капель.

Не бывает стандартных отношений, если люди вступают в них как люди, а не как функциональные рабочие единицы. Не может быть одинаковых семей или одинаковых друзей.

И не бывает одинаковых грехов, и сложно представить «стандартное покаяние».

И когда я заметил, что мои исповеди стали пугающе одинаковы, я просто перестал ходить на исповедь регулярно.

Потому что мне не нужны справки о том, что я покаялся.

Мне бы, собственно, покаяться. 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.