Письма об отношении к животным

Праведный печется и о жизни скота своего[П1] .

Притчи Соломона 12:10

Прибежище

Видимо, несмотря на околоцерковные суеверия, окрещивающие собаку «бесовским отродьем», несмотря на все нападки на Церковь, все-таки храм считается прибежищем для тех, кто никому не нужен, — и людей, и животных.

Однажды вечером, выходя после службы из храма, мы с друзьями обнаружили, что около самого порога стоит коробка с небольшими дырочками. Внутри что-то шебуршится… Окружив коробку, мы осторожно приоткрыли крышку: на нас смотрела крупная остроклювая птичка. Она была страшно напугана, мы — страшно удивлены и заинтригованы. Видимо, у нее было подбито крыло — взлететь птица не могла, только металась по коробке. Кто-то подбросил бедолагу к храму.

Я сразу набрала номер моего друга, ветеринарного врача, кстати, атеиста. Узнала у него телефон приюта для птиц, он оказался где-то на окраине. Наш алтарник без вопросов сел за руль и повез туда перепуганного подкидыша.

Прошел примерно год. Погожим осенним деньком я шла вечером в тот же храм. Навстречу из дверей церкви стремительно вышла одна прихожанка, чем-то очень недовольная. Что такое? А оказывается, ей приходится убирать с территории возле храма протухшую еду.

— Люди приносят и приносят, а это все портится и воняет!

— А кому приносят-то? Зачем?!

— Да вот, собаке. Она прибилась к нам!

Смотрю, а около храма, предусмотрительно зайдя за невысокую ограду церковного сада, на меня доверчиво и трусливо смотрит худющая дворняга. Прибилась же!

Номер знакомого ветеринара-атеиста набирать я не стала — обычно при храме живут кошки, но пусть какое-то время поживет и собачка.

Лара, г.Москва

 

«Золотые» рыбки

Эту славную историю рассказала мама. Она живет в кубанской станице. А в доме напротив — многодетная верующая семья, и все их матрешки[П2]  очень любят бабушку Таню. Практически каждый день у нее. И помогают, и веселят.

И вот они как-то прибежали в дом, а телевизор был включен и НТВ, как всегда, ужасало.  Детишки наворачивали блины, но телевизор их поразил. У них-то дома нет такой «адовой машинки».

— Бабушка Таня! А кто это такие воры?! — спросили длинные реснички…

— Та! Ешь спокойно. Ну, это такие  плохие люди, которые приходят в дома и забирают все драгоценности.

— А что такое драгоценности?

— Мда-а-а… Ну, это золото, бриллианты, деньги. Ешьте спокойно, вам это не грозит. У Вас-то точно брать нечего!

После блинов детишки рванули на грядки с клубникой, а маленький Федя замялся и на ухо бабушке  прошептал:

— Бабушка Таня, а у нас ведь есть драгоценности…

— Да ну?!

— Да! Не поверите. У нас есть золотые рыбки!

Бабушкины слезы, объятья.

Занавес.

Галина

 

Морская свинка

Прожившая у нас семь лет морская свинка капризничала и постоянно требовала к себе внимания. Но она сразу же всё поняла и смирилась, когда родились наши девочки. Она вела себя так тихо, что я, привыкший к её жалобным свиристениям, проморгал момент, когда она стала болеть.

Она и умерла удивительно смиренно: увидев приближение конца, Катя взяла её на ладони, и наша свинка прижалась к рукам и пыталась поласкаться. Но пора было кормить и укладывать детей, и её пришлось положить в клетку. Там свинка и умерла, тихо, и девочки даже не заметили ее смерти.

Ночью, когда маленькие уснули, мы включили ночник и вынули её ставшее твёрдым, окоченевшее тельце. Я глядел на эту морскую свинку, на веках её блестела застывшая капелька, как-будто слёзинка…
Если бы я имел мужество так же достойно встретить смерть!…

Владимир, г.Москва

 

Для животных человек — это Бог. Как мы просим помощи у Бога, так они просят помощи у человека.

Помню как-то раз летом в келье Честного Креста гадюка сползла с крыши на землю и свернулась передо мной кольцом. Высоко задрала голову, высунула свой язык и стала шипеть. Она страдала от жажды — было очень жарко — и угрожала мне. Она требовала воды, словно я обязан был снабжать её водой. «Да — говорю я ей, — такой манерой поведения ты других не особо к себе располагаешь!» Потом я налил ей воды, и она напилась.

А шакалы меня прямо умиляют, потому что, когда они хотят есть, плачут, словно маленькие дети. А с котятами у меня сейчас в келье просто беда. Они поняли, что каждый раз, когда звонит колокольчик, я выхожу во двор и иногда выношу им кое-какую еду. Так они теперь, когда хотят есть, дергают за веревку, и колокольчик звонит. Я выхожу, вижу, что они дергают за веревку, и кормлю их. Как же Бог всё устроил!

На Синае, так как там пустыня, больше было диких животных, я всех их кормил — куропаток, перепелов, мышей! Раскладывал отдельно еду на плитах, чтобы они не ссорились. Птицы, куда бы я ни пошел, следовали за мной. Помню, однажды у меня схватило поясницу, мне пришлось несколько дней провести в постели. Так одна птичка залетела ко мне прямо в келью и села на грудь. Сидела, смотрела мне в лицо и щебетала несколько часов подряд, очень красиво. Вот было удивление!

Старец Паисий Святогорец (1924—1994)

Друг-питон

Однажды мой друг, монах одной из северных русских обителей, решил завести домашнее животное. Видимо, чтобы не чувствовать себя безнадежно одиноким за монастырскими стенами.

— Ты боишься каких-нибудь… животных, насекомых, рептилий? — спросил меня однажды по телефону отец N.

— Да вроде нет, — озадаченно ответил я.

— Отлично! Тогда привезешь мне из столицы питона! Нет, ты не волнуйся, я обо всем уже договорился: ты встречаешься с мужиком по имени Иван, забираешь питона и везешь мне. Только смотри: проводнице про змею ни слова!

Чего не сделаешь для друга? Скучно ведь ему, а уныние — худший враг монаха.

В назначенный час я встретился с Иваном и получил от него небольшой мешочек из грубого льна с шевелящимся змеем внутри. На дворе стояла зима, я спрятал питомца под дубленку и понес домой. Дома, будучи извлеченным из мешка, зверь сразу же прополз через всю комнату и забрался под диван. Оттуда мы с братом извлекали его в четыре руки — ничего себе силища!

Для перевозки мешок со змеем был погружен в сумку и укутан одеялом. Я поставил сумку в купе под нижнюю полку ближе к батарее и облегченно вздохнул. Однако каждый час пришлось ощупывать мешок — жив питомец, шевелится или нет? Пару раз я хватал сумку и бегал с ней в уборную, проверять, как он там, змей! Соседи по купе начинали что-то подозревать…

Ночью, проснувшись от шума возни на полу, я засунув руку под полку и побелел: питон уполз! С безмятежной улыбкой я залез под полку и принялся ловить гада. А посреди ночи в вагоне стало так холодно, что змеюку в мешке пришлось-таки пригреть на груди.

На следующий день я, утомленный и злой, передал питомца светящемуся от счастья хозяину. Он радостно извлек питона на свет, и тот начал безумствовать, извиваться кольцами вокруг отца N. и, наконец, заполз в темный рукав рясы моего друга. Пришлось вытягивать его, как канат!

Пережив все злоключения, питон наконец поселился в теплом террариуме и стал жить припеваючи. Какое-то время друг все показывал мне фотографии, как живет его питомец. Но… однажды на мой вопрос, как там горыныч поживает, отец N. ответил: «Отдал я его… Посоветовался с духовником, а он сказал, что хоть питон и Божья тварь, а все же искушение братии».

Монах погрустил-погрустил и завел себе… лося! Маленького лосенка подбросили в монастырь, и отец N. взялся за ним ухаживать. Правда, когда лось подрос, его тоже отдал. Теперь, кажется, у неугомонного монаха обитает игуана…

Георгий, г.Санкт-Петербург

 

Конечно, можно и нужно любить всех животных, постыдно и грешно христианину бить и истязать их и с ненавистью относиться к животным, но не менее грешно также излишнее пристрастие к ним. Иные в своей любви к кошке или собаке доходят до крайности: безмерно холят, нежат и целуют ее и в то же время ненавидят своих ближних. Для таких собака становится дороже родной матери, старой и больной; они рыдают и скорбят о потере или смерти животного, забывая поскорбить и поплакать о своих явных грехах.

Протоиерей Василий Изюмский (род. в 1927г.)

 

Скворченок

Почему-то нам часто встречаются животные, которым требуется наша помощь. То на балкон, ударившись об оконное стекло, упала свиристель, то (и не единожды) попадались на пути скворчата-слётыши. Один из таких случаев был довольно интересный.

Как-то мы принесли домой мокнувшего под дождем скворчонка, родители которого яростно отгоняли от него кошку и ворон. Видимо рановато «вылетел» из гнезда, хотя наполовину был уже оперившийся. В ветеринарной клинике сказали, что птенец всё равно погибнет: даже если положить обратно в гнездо, родители его не примут. Но случилось ровно наоборот!

Посадили мы птенца в кошачью переноску и поставили на балкон. Знающие люди научили, как кормить его червями. Надо сказать, что это довольно-таки сложный процесс, и мы с трудом справлялись. Тихо скворчонок себя не вел: всё время издавал какие-то звуки. К нашему удивлению, по крику его узнали скворцы-родители: прилетели на балкон и стали сами кормить своего детеныша, просовывая пищу через решетку дверцы переноски.

Было видно, что они очень боялись, но для родительской любви не существует преград, даже таких «страшных», как человек. Вскоре балкон весь наш был усыпан червяками, гусеницами и другими насекомыми.

Ещё через два дня наш «заключенный», к тому времени, вероятно, уже окрепший, благополучно вылез через ячейку решетки и улетел.

Ирина, Санкт-Петербург

 

Трус или христианин?

Мне было, наверное, лет шесть, когда на моих глазах ребята постарше притащили в наш старый московский двор голубя, видимо, раненного, а, может быть, подбитого ими снежком — была зима. Голубя посадили у стенки, словно приговоренного к казни, и стали расстреливать снежками, на моих глазах. А я стоял и ничего не предпринимал, просто глядел на все происходящее. Я прекрасно понимал, что надо защищать слабых, нужно предотвращать жестокость — читал об этом в книжках, читал про героев, про подвиги… Но когда то, что требовало от меня подвига, стало разворачиваться перед моими глазами, я, понимая весь ужас ситуации, только стоял и смотрел. Потому что струсил.

Этих мальчишек прогнала соседка: высунувшись в окно, она накричала на них, пригрозила вызвать милицию. И те убежали.

Я взял голубя, отнес на наш чердак, и через некоторое время, слава Богу, он поправился и смог улететь. С тех пор, и по сей день, у меня перед глазами стоит этот эпизод моей жизни. А с другой стороны, перед моим мысленным взором — пример людей, которые мужественно вступались за правду, не имея никакой надежды на поддержку, на то, что кто-то «накричит из форточки» и остановит убийц и палачей.

Вспоминая того голубя, я, видимо, всю жизнь буду думать о том, человек ли я, христианин ли я или все тот же маленький трус и негодяй.

Николай, г. Новгород

 

Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне.

Послание к Римлянам святого апостола Павла 8:19—22


[П1]Мы цитируем Библию и Евангелие в переводе, а не церк.-сл. текст — см. последнюю цитату.

[П2]Это имеются в виду девочки или вообще – дети? Потому что в конце-то речь идет о мальчике… Может, взять это слово в кавычки?

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Ноябрь 12, 2012 18:51

    Увы, все не то (((
    Подборка эпистолярных фрагментов неплохая, но комментарии (в частности прот. Изюмского) не выдерживают никакой критики.
    Разберемся: мы с мужем уверенно позиционируем себя, как православные, подумываем отдать детей в православную гимназию. Тот факт, что мы и дети целуем нашу таксу, берем спать с собой, в нашем понимании ничем не оскорбляет Бога, т.к. это часть жизни нашей семьи. Это так же естественно, как переобуться, вернувшись домой, выпить на ночь стакан кефира или полить вазон. Если, согласно Изюмскому, подвергать внутренней критике нежность к домашнему любимцу, то аналогичные подозрения могут пасть и на другие грани повседневной жизни. Да с таким подходом вскоре на полном серьезе появятся рассуждения на тему: спать в нижнем белье или в пижаме — что правильней с точки зрения православной морали? Абсурд.
    Кроме того, существуют разные типы восприятия человеком окружающего мира. Пример: известная иллюстрация Бидструпа по поводу реакции на одну и ту же книгу. Аналогично, кто-то расцелует умильную псинку, кто-то потреплет по загривку, кто-то скажет: «У-у-у, какая морда!!!» и этим ограничится. Но зачем же клеймить первых, пророчить им страшное будущее: забудут де про больную мать, окаянные! И это в 21 веке, когда огромное множество специально выведенных комнатных любимцев. Так что теперь, дабы не согрешить, следует йорка сажать на цепь??? Ну не применимы многие силлогизмы да рекомендации ооочень старшего поколения к сегодняшней действительности. Авторам Фомы, на мой взгляд, следует подвергать такие перлы тщательному мониторингу, отфильтровывать ценное, но и отсекать заскорузлое, устаревшее.

  • Юлия
    Сентябрь 1, 2015 17:04

    Уважаемая Анна, Ваш комментарий говорит только об узости Вашего мышления, пардон. Речь-то вовсе не о целовании животных, и «заскорузлости» тут нет — все актуально на все времена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.