Если ты такой богатый, почему ты такой бедный?

Выпуск е-мобилей откладывается на 2,5 года. Оказывается, разработка некоторых узлов требует гораздо больше времени, чем предполагали менеджеры.

Космическая отрасль страны стремительно деградирует. Пять неудачных запусков ракет за полгода. Россия рискует окончательно потерять и без того скромную долю мирового космического рынка.

Политика «принуждения к инновациям» не работает. «Сколково» может превратиться в дачный кооператив зарубежных компаний, привлеченных исключительно налоговыми льготами.

Список больших неудач российской экономики можно продолжать. Пока он не слишком велик и уж точно короче, чем список достижений. Но настораживает, что неудачи нас преследуют именно в крупных проектах и в интеллектуально емких областях, а главное — они преследуют нас, несмотря на рост финансирования этих проектов и даже вопреки пристальному контролю государства. То есть деньгами болезнь не лечится. Страхом тоже. Как же с ней бороться?

Российская экономика явно уперлась в потолок, и во многом это заслуга действующей власти. У нас неудобное законодательство, непредсказуемое законоприменение,  дорогие заемные средства, высокая коррупционная рента, бесконечно  растущие тарифы — все это страшно давит на бизнес. Но когда речь идет о больших проектах, пользующихся особой поддержкой государства, воздействие этих факторов минимально. Почему же именно здесь у нас самое слабое место?

Рискну предположить, что нехорошее государство лишь укрепляет тот потолок, который возводят сами предприниматели. Предел роста — в их собственной мотивации. В тех схемах, на которых они привыкли строить управление своими структурами и своей жизнью. И еще глубже — в тех ценностях, которыми они питаются. Но не надо паниковать — речь сейчас пойдет не об основах светской морали и православной этики. Только бизнес, ничего лишнего.

Просто природа бизнеса намного сложней, чем нам казалось раньше. Кроме жажды обогащения и доминирования, в нем действует еще много чего. Чтобы заработать миллион, вовсе не обязательно больше других любить деньги. А чтобы заработать миллиард, и вовсе деньги нужно не любить. Заставить себя заработать миллиард, когда у тебя уже есть миллионы — невероятно сложная морально-этическая задача. И, похоже, наша экономика наконец-то столкнулась с этой проблемой.

«Вы хотите до конца дней своих продавать подслащенную воду или вы готовы пойти со мной и попытаться изменить мир?» — эти слова, при помощи которых Стив Джобс переманил в «Apple» топ-менеджера «Pepsi» Джона Скали, в мире айти-бизнеса сегодня популярны едва ли не больше, чем протоисточник: «Идите за мною и я сделаю вас ловцом человеков». В такой причудливой форме современный бизнес отвечает на древний вопрос о том, что такое жизнь — бессмысленный процесс, ведущий в тупик, или средство достижения цели, которая не укладывается в убогую логику примитивного существования. И лишь после того, как бизнес выбирает второе, перед ним открывается дорога к честно заработанному миллиарду.

Почему в одно и то же время, в одних и тех же отраслях, при одних и тех же возможностях компания А стремительно деградирует, компания Б топчется на месте, а компания С показывает феноменальный рост? На эту тему написано много книг и исследований. Ответы разные,  но объединяет их одно: ломая голову над этой загадкой, авторы оперируют не столько экономическими понятиями, сколько гуманитарными. Читая эти тексты, ты вдруг ловишь себя на том, что перед тобой — философский трактат. Речь в нем на полном серьезе идет о том, что для руководителя крупной компании цена неверной мысли, склонности к самообману, потакания своим слабостям — сотни миллионов долларов. А устройство компании, достигшей феноменального успеха, скорее напоминает образцовый монастырь, нежели человеческий зоопарк. В лидерах — волевой, идейный, но патологически скромный шибзик, способный не только диктовать свою волю, но и внимательно слушать других. Иерархия существует, но она выражена в объеме ответственности, а не в исключительном допуске к материальным благам. А главное — решая стратегические вопросы, менеджмент обсуждает не столько цифры и суммы, сколько… ценности. Да, ценности.

Чем больше прибавочной стоимости в производимом продукте, тем дальше этот бизнес от денег и тем он ближе к ценностям. Это эфемерное понятие становится вдруг экономической реальностью.  MacDonalds, Apple, Ford, Yandex, Abbyy, Nucor, Kroger — ясно, что все эти компании зарабатывают деньги, считают деньги, инвестируют деньги. Но главным средством производства этих денег для них было вовсе не стремление к обогащению, а решительная готовность изменить мир. В соответствии со своими ценностями. Во всяком случае, на том этапе, когда эти компании ворвались в экономику и показывали феноменальный рост.

Можно спорить о том, что хорошего привнесла человечеству демократия еды (Macdonalds), простая система общения с виртуальной реальностью (Apple), гипермаркеты как новый формат торговли (Kroger) или возможность за долю секунды получить ответ на любой вопрос (Yandex). Но то, что все эти и другие великие компании не просто зарабатывали деньги, а хотели что-то сказать миру — бесспорно. Бизнес такого порядка сам по себе является инструментом глобального мышления, а не просто огромной лесопилкой бабла. Экономика — это всемирная дискуссия о том, как человечеству жить дальше, во что верить, что любить. И только тот бизнес, который включается в эту дискуссию, имеет шанс достичь действительно великих результатов.

Мы в эту дискуссию пока никак не включены. Мы пока так и не вышли за рамки вульгарного монетарного язычества. Мы пока пытаемся решать большие задачи, имея за душой идеологию ларечника, директора ликеро-водочного завода, государственника-монополиста. Срубить бабла, всех порвать, в лучшем случае, поднять с колен некую абстрактную Россию — вот, за редким исключением, и весь ценностный капитал нашего бизнеса. На нем далеко не уедешь. У огромных денег совсем другие законы притяжения. Если хочешь вовлечь в свой бизнес изрядную долю человечества, надо думать не о том, как использовать людей в своих целях, а наоборот — как люди могут использовать в своих целях тебя. И если на этот вопрос будет найден правильный ответ, то рано или поздно деньги придут, и это будут огромные деньги — как естественная реакция благодарности человечества за то, что ты для него сделал. И наиболее успешные стартапы последнего десятилетия демонстрируют это с лабораторной очевидностью. Равно как и наиболее очевидные провалы.

В этом смысле наш бизнес — нищий. Даже выращенный на админресурсе миллиардер, который не вылезает из первой сотни Форбс, чаще всего прозябает жизнью аквариумной рыбки. На самостоятельное плавание он не способен. Он просто не знает, куда плыть.

Mitrich СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий
рубрика: Авторы » С »
Колумнист
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Октябрь 15, 2012 10:24

    Космос — тут лучший показатель. Ведь перед серией неудач, начавшейся с глонасса у нас было два десятка лет успешных коммерческих пусков. То что некогда было важной национальной ценностью мы превратили в эффективную отрасль экономики, вот только от самой ценности отказались — свернули пилотируемые и научные проекты. А результат: космос у нас сыпется.

    И можно долго бороться за качество коммерческих спутников, но пока не начать вкладываться в новый пилотируемый корабль, в новые безумные проекты — ничего там не сдвинется с места. И частные компании на пару с китайцами выпихнут из космоса и нас, и США, где ситуация точно такая же — безумную, но красивую идею о лунной базе, свернули просто из соображений экономии.

    Но на идеях не экономят.

  • На истинных ценностях крупных капиталов не заработаешь,пример:Википедия.

  • Октябрь 15, 2012 20:29

    Википедия — это все-таки изначально некоммерческий проект. Хотя и на ней могли бы зарабатывать, если бы начала продавать рекламу. И не думаю, что это сильно повредило бы проекту.

  • Декабрь 27, 2012 12:28

    Вывод из статьи, получается, как у профессора Преображенского — «разруха не в туалете, а в голове». Но если это наша голова, и другой тут взяться неоткуда? Хорошая статья, но в ней, так же как и в не менее хорошей статье «Спасение Урюпинска», сквозит вечная болезнь молодого россиянина, полюбившего Женевьеву, а женатого на Ефросиньи- идеалистические представление, что Россия может стать Европой, или быть «как Европа». Я и сам в такое верил 20 лет назад. Но теперь не верю, теперь я знаю — Россия всегда будет только Россией, жестко централизованной империей, в которой есть только одна Столица, а всё остальное — провинция и захолустье. В провинциях, конечно, есть некие свои «столицы», но это «столицы захолустья», а потому и называются они полностью функционально — региональные центре (по имперскому надзору и сбору налогов). Главным предпринимателем в нашей империи всегда будет чиновник, потому что он ближе обычного купчишки и лапотника к главному ресурсу — потоку имперского баблоса. Россия — как песочные часы, в которых один и тот же песок пересыпается в разные стороны. Периодически случающиеся перевороты просто направляют этот песок в обратную сторону, но сути это не меняет. Система закрыта. Выхода нет. А если хочешь жить как в Финляндии — поезжай жить в Финляндию.

  • Апрель 2, 2013 14:38

    Совершенно с вами согласна

  • Апрель 2, 2013 14:41

    Своеобразная точка мнения, хотя и не лишенная логики…и фактов

  • Апрель 2, 2013 14:42

    Мне статья очень понравилась. Да мы не Европа и не Америка, но мы великая страна и я верю в это..все равно верю..хоть уже давно не так юна, как автор статьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.