Хэллоуин — праздник с двойным дном

Хэллоуин — уже традиционно воспринимается нами, как праздник нечистой силы. Его история восходит к языческим верованиям кельтов, однако христиане Запада именно в этот день установили большой и радостный праздник — «День всех святых». Такой выбор, конечно же, был не случаен. Он связан с именем первого ирландца-христианина, не испугавшегося выступить против сил тьмы в те дни, когда по верованиям его народа, зло получало особое могущество. Этим человеком был святой Патрик.

Мифология Хэллоуина корнями уходит в кельтское язычество. В их календаре на этот день приходится праздник Самайн, хотя собственно праздником его назвать трудно.

Древний кельтский год был разделен на два сезона: холодный и теплый. На календарной табличке, найденной в 1897 году во французском городке Колиньи, каждый день имел пометку «Мат» или «Ant», то есть удачный или неудачный. Концепт доброго и злого времени можно встретить и в знаменитой эпической поэме «Похищение Быка из Куальнге», где ученик друидической школы спрашивает своего учителя, благоприятны ли знамения для сегодняшнего дня или нет.

Самайн считался началом нового года, однако новогоднего настроения он явно не вызывал. Это был самый опасный и зловещий день во всем календаре. Юлий Цезарь, ведя войны в Галлии, комментируя некоторые кельтские религиозные представления, отмечал, что в день Самайна открывалась дверь между мирами, и боги свободно входили в пространство человеческой жизни. Дорога была открыта в оба конца. Люди тоже могли проникать в мир иной, но часто это был one-way ticket — билет в один конец. Кельтские боги не любили незваных гостей и сами были гостями ужасными. Разгуливая в этом мире, они скорее напоминали выпущенных из клеток зверей.

Согласно «Битве при Маг Туиред», они постоянно воевали друг с другом, а встреча с людьми превращалась в резню. Не было ни одной армии, которая смогла бы им противостоять. От богов можно было только откупиться жертвоприношениями. Согласно Диодору Сицилийскому в качестве «новогодних подарков» на Самайн кельты иногда убивали даже собственных детей.

Самайн тесно связан со вторым большим сезонным праздником кельтского календаря Белтайном, который отмечался 1 мая.  Согласно сообщению святого Кормака, ирландского епископа X века, в течение Белтайна друиды строго следили, чтобы никто не разводил огонь. Первым в эту ночь должен был загореться священный костер на холме Тара, который служил защитой от грозящей катастрофы. В «Книге Завоеваний» говорится, что именно в Белтайн страшное моровое поветрие уничтожило первых людей, населявших Ирландию — эпидемия была столь яростной, что мертвецов даже не успевали хоронить. И именно в Белтайн, согласно «Книге бурой коровы»,  богами было уничтожено второе население Ирландии, пришедшее сюда через тридцать лет после катастрофы с моровым поветрием.

Как видим, Белтайн также трудно назвать праздником. Это скорее был национальный траур и всенародное выражение ужаса перед «божественным геноцидом». В ночь на первое мая под страхом смерти должны были быть потушены все костры. И за всю историю, только единственный человек осмелился нарушить это указание. Им был просветитель Ирландии святой Патрик. Его встреча с друидами и верховным королем Ирландии произошла именно в ночь Белтайна, который, согласно преданию, в тот год совпал с христианской Пасхой.

Патрик не побоялся развести костер на соседнем холме. Ужас охватил друидов. Один из них прорек верховному королю, что если этот огонь не потушить сейчас же, то его пламя распространится по всему острову, разрушив старую веру и ее страхи… Так, собственно, и случилось. Как известно, миссия равноапостольного Патрика была невероятно успешной. Примерно за полвека Ирландия из страны, где царили дикие жертвоприношения, превратилась в «остров ученых и святых». Люди перестали бояться «незваных гостей» из потустороннего мира. Кельтское общество было радо освобождению от сомнительного «культурного наследия» язычества,  требующего смертоубийства и наводящего ужас. Бояться теперь было нечего. Ведь Тот, Кто победил ад, разрушил и двери адского Самайна.

Именно в этот день кельтские христиане в VIII веке начали отмечать  память всех святых, которые как бы стали «армией», остановившей рассвирепевшие полчища языческих демонов. Таким образом, христианство не вытеснило из народной памяти важную для всей кельтской культуры дату, но наполнило ее новым смыслом.

Идея «христианского Самайна» — когда воины Христовы  встают на защиту людей от озлобленных духов, вышедших на охоту — так понравилась Риму, что столетием позже Папа Григорий IV сделал 1 ноября общим для всей Католической церкви праздником в честь «Всех святых», а Карл Великий повелел отмечать этот праздник по всей империи франков.

Собор Всех Святых в Британии и Ирландии просиявших

Религия кельтских друидов зачастую очень далека от той романтики и доброго волшебства, которые приписывают ей сегодня в кино и книгах. Вся история Самайна, или того что сейчас называют Хэллоуином, связана с весьма страшными верованиями и традициями духовной жизни языческих кельтов. Лишь приняв Христа Воскресшего как победителя смерти, кельты победили и собственные страхи. Смертоносный Белтайн наполнился радостью о Христе Воскресшем, а грозный Самайн стал обычным новогодним торжеством – добрым и веселым.

Смотрите также:

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон о Хэллоуине

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (24 votes, average: 4,83 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.