“Посему принимайте друг друга…”

Сергей Худиев о братской заботе и отвержении неправильных людей

“Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию. (Рим.15:7)” Эта короткая фраза, если мы ее усвоим, изменит нашу жизнь — и наши отношения с ближними до основания. Что здесь говорит Апостол? Во-первых, Христос нас принял. В Таинстве Святого Крещения, в Святом Причастии мы получаем свидетельство того, что мы приняты. Нас тепло приветствовали, впустили в дом, усадили за стол. Пребывая в общении с Церковью, мы пребываем в общении с Богом и Его святыми — как говорит Писание, “Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу (Еф.2:19)” Мы восприняты в число Его овец, каждую из которых Он узнает по имени (Иоан.10:3); мы теперь возлюбленные дети Божии (1Иоан.3:2), которым уготована вечная радость — если мы только не свернем с пути спасения. У нас есть семья, глава которой — Христос; и призывая имена святых, мы обращаемся к нашим отцам, матерям, братьям и сестрам, которые, вместе со святыми ангелами, помнят и пекутся о нас. Мы любимы, приняты и окружены самой теплой и жертвенной заботой — и когда мы чувствуем это, и, особенно, когда не чувствуем.

Как Христос принял нас — и как, соответственно, мы должны принимать друг друга? На каком основании? Как мы соделались своими Богу и соучастниками святым? Как мы получили гражданство Небесного Иерусалима? За то, что мы (в отличие от других) приличные люди? Право верующие? Нравственные? Нет. И правая вера, и исправление жизни — это плод благодати, проявление того, что Он нас принял, а не предварительное условие, на котором Он нас принимает. Христос принимает дурных людей — и делает их хорошими, как пишет Апостол:

“Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблуждшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга. Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего (Тит.3:3-6)”

Если бы Бог ставил нашу хорошесть предварительным условием — никто из нас не был бы принят. Никогда. Даже после того, как мы приняты, мы продолжаем много спотыкаться — делом, словом, помышлением и неисполнением долга. Но во всех этих случаях Бог ищет не отвергнуть нас, а восставить — “Бог не желает погубить душу и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя и отверженного. (2Цар.14:14)”

Легко ли это? В какою цену это обходится? Цена нашего приятия — Голгофа. В очах всесвятого Бога грех гнусен, отвратителен и заслуживает безоговорочного осуждения. Мы приняты не потому, что Бог согласился закрыть глаза на наши грехи — а потому, что за нас умер Невиновный.

Что это означает для наших отношений с другими членами Церкви? Прежде всего, это означает отказ от роли “адвоката дьявола”. “Адвокат дьявола” — неофициальное название должности человека в Римо-Католической Церкви, в обязанности которого входит собрать все сведения, которые могли бы помешать возможному прославлению того или иного кандидата на канонизацию. Накопать, так сказать, компромата — чтобы исключить поспешное и необдуманное прославление.

Фото AGB in AR, www.flickr.com

У нас очень много желающих на эту должность — даже если речь не идет ни о какой канонизации, а просто о признании человека своим, собратом, наследником той же надежды.  Люди чаще обращают внимание на компромат — что-то действительно дурное, или, по крайней мере, дурное в глазах критика. И обращают затем, чтобы отвергнуть от себя — термин “нерукопожатность” тут хорошо описывает суть дела. Идеологическая и моральная правильность должна проявляться в решительном отверждении “неправильных”. Это явление процветает в чисто светском варианте — морализм современной интеллигенции это именно морализм отвержения. У него, однако, есть глубокие религиозные корни, и мы видим именно это отношение у евангельских фарисеев — как Иисус может общаться с таким отребьем! С насквозь коррумпированными сборщиками налогов, с прислужниками оккупантов, с проститутками, которые верятся вокруг таких типов… И это — долгожданный Мессия? Да быть того не может! То же отношение очень легко возрождается и в религиозной среде.

Тенденция проявлять свою правильность в отвержении неправильных людей приводит к желанию того, чтобы люди были неправильны — и выискиванию этих неправильностей. А как иначе я покажу, какой я правильный? Неправильности, конечно, есть. Люди приходят в Церковь с тем багажом, который они собрали в миру — и мир продолжает оказывать на них влияние. У них есть политические пристрастия (которые не совпадают с нашими), художественные вкусы (которые тоже не совпадают), их греховные привычки легко находят себе благочестивые упаковки.

Но Христос дал им веру в Него. Если они исповедуют общую с нами веру и участвуют в литургической жизни Церкви, они приняты — как и мы. Их грехи — как и наши — прощены и беззакония покрыты. То, что они — как и мы — много спотыкаются, не повод для отвержения — это причина для терпеливых усилий по восстановлению и выстраиванию отношений, которые нарушает грех.

Однако принятие Христово очень сильно отличается от того, приятия, которое требует мир — мир, собственно, не требует принятия как такового, он требует, чтобы Церковь перестала обличать грех. Но принятие (в библейском контексте) как раз и означает обличение греха. Как Господь говорит в Откровении, “Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. (Откр.3:19)” Обличение — не знак отвержения, это знак именно любви. Послание к Евреям обращается к хорошо известному в то время различению между законными детьми знатного римлянина и побочными — от рабынь. Законным детям предстояло быть наследниками — и принять на себя серьезную ответственность, поэтому их воспитывали в строгости. Незаконные дети не наследовали ничего; поэтому их могли баловать.

Комфортное пребывание во грехе — это не признак того, что Вас приняли. Увы, это признак обратного. Обличение греха, исправление невежества и заблуждений — это важное проявление братской любви. Мы не возимся с чужими — только с родными.

Как говорит Апостол, “Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. (Гал.6:1)”

Эта братская забота резко отличается от фарисейства именно тем, что фарисей (религиозный или светский) ищет отбросить, христианин ищет привлечь. Ложь и зло в человеке побеждается не тем, что его постоянно пинают, указывая на эту ложь и зло, а тем, что ему помогают обрести подлинные отношения со Христом и Церковью. По мере духовного роста и исцеления старая короста грехов и заблуждений будет отваливаться. Христос принял этого человека и медленно — в том темпе, который определяет Он, а не мы — меняет его.  Нам важно не мешать этому таинственному Божьему труду, а помогать ему. 

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.