«Мне нравится мир этот…»

Скончалась поэтесса Инна Лиснянская

12 марта 2014 года на 86 году жизни скончалась известная поэтесса Инна Лиснянская.

Фото Дмитрия Кузьмина, http://gallery.vavilon.ru
 Инна Лиснянская родилась в 1928 году в Баку, начала публиковаться в 1948-м как поэт и переводчик. Участвовала в неподцензурном альманахе «Метрополь» (1979), вместе с Семеном Липкиным и Василием Аксеновым вышла из Союза писателей СССР в знак протеста против исключения из него Виктора Ерофеева и Евгения Попова, в течение 7 лет публиковалась только за рубежом. Поэтическое творчество Лиснянской, автора более 20 книг стихов. Лауреат Государственной премии России (1998), премии Александра Солженицына (1999), российской национальной премии «Поэт» (2009).

* * *

Ты – жертва лавра, я – добыча тёрна,
И нам признаться в этом не зазорно,

Коль в очи времени смотреть в упор, –
В одно сошлись Голгофа и Фавор.

Мы молоды, поскольку слишком стары.
Судьбы нерукотворные удары,

Во-первых, претерпели. Во-вторых,
Лишь жертвы оставляются в живых
Рукою горней.

1997

* * *

Март, и мимоза, и запах бензина.
Далее носа мне жизнь не видна.
Из девяти дочерей Мнемозины,
Жаль, что знакома мне только одна:

Лиры струна поострее осоки —
Между словами кровавый зазор.
Это за то мне такие уроки,
Что остальных я не знаю сестер.

1997

 * * *

А.И.Солженицыну

Что за мельник мелет этот снег,
Что за пекарь месит эту вьюгу?
Делается волком человек,
Волком воет да на всю округу.
Где же лекарь русскому недугу?

Ничего я нынче не пойму,
В голове ни складу и ни ладу.
Ломтик льда я за щеку возьму,
Глядь — и подморозится надсада
Хоть на миг… А большего не надо.

1995

Ничего. Ни строки, ни словечка.
Ничего, словно я умерла,
Лишь табачного дыма колечко
Над углом раздвижного стола.

В синей гжели — кофейная гуща,
Ничего, — ни словечка о том,
Как сияет июньская куща
За прозрачным, как сердце, окном.

В этом сердце две маленьких птички
Говорят меж березовых свеч,
И похожи они на кавычки,
И прямая таинственна речь.

Я две вилки воткну в удлинитель:
Чайник, лампу. Раскрою блокнот, —
Ничего. Видно, ангел-хранитель
От меня же меня бережет.

1995

 * * *

Откроешь глаза и закроешь глаза
Навеки, но в сей промежуток
Поместится солнце, луна и лоза,
И волны, и рой незабудок,
И море, и бор, и Баку, и Москва,
И поезд туда и обратно,
И музыка ветра на птичьи слова,
Звучавшие так непонятно.
А голод и хлад, а неправедный суд,
Которые нас убивают,
С собой напоследок глаза не возьмут
Туда, где земли не бывает.

1980

ВОДОЛЕЙ

Мамеду Искендерову

Никогда ни о чем не жалей,
Никогда ничего не изменится.
Лей слезу, голубой водолей,
На голодную зимнюю мельницу,

Я, твоя лунатичная дочь,
Буду в поле поземку толочь,
Буду вьюгу месить привокзальную.
Пролегла пешеходная ночь
Через всю мою жизнь поминальную.

В мимоходной толпе облаков
Встречу лица друзей и врагов,
И, потоком сознанья подхвачена,
Я под легкие звоны подков,
И под клекоты колоколов,
И под всхлипы души околпаченной

Обойду все родные места
От бакинской лозы до креста
На лесистой московской окраине.
Наша память о жизни — мечта,
Наша память о смерти — раскаянье.

1978

* * *

На море в окне парусов треуголки,
А вот над балконом вихрастые кроны,
И больше не мучают головоломки —
Мне нравится мир этот сине-зелёный.

 В квартире и здесь, и напротив — по креслу,
И если умру я возле окошка,
То я на балконе зелёном воскресну.
Так было однажды и не понарошку.

2013

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.