Королевство Датское и Царство Божие

Как сообщают новостные ленты, Парламент Дании 8 июня принял закон, обязывающий все приходы государственной лютеранской церкви проводить обряд венчания для однополых пар. Согласно этому закону, любой священник может отказаться от проведения такого обряда, но местный епископ будет обязан найти ему замену. Закон — пока во всяком случае — не распространяется на другие христианские общины. Это еще один шаг определенной идеологии, которая требует признавать однополые сожительства браками. В чем ее главная ошибка? Таких ошибок — с чисто логической, не религиозной точки зрения — по крайней мере, две.

Во-первых, мы имеем дело с путаницей между поведением и идентичностью. Например, принадлежность к этническому меньшинству является идентичностью — и отказ принимать на работу, например, лиц тархистанского происхождения, будет актом дискриминации, притеснения человека из-за его принадлежности к группе. Пьянство, напротив, является поведением — и объявление, в котором сообщается, что на работу требуются все, кроме пьяниц, дискриминационным не будет. Те или иные особенности поведения могут быть глубоко укоренены — алкоголик, нимфоманка, человек, страдающий манией азартной игры, возможно, и сами не рады своему образу жизни и хотели бы его оставить — но чувствуют себя бессильными сделать это. Эту проблему не стоит преуменьшать — иногда человеку очень трудно оставить свои явно пагубные привычки, и просто потребовать, чтобы он бросил, бывает недостаточно.

Гомосексуализм явно является именно особенностью поведения, а не идентичности — он лежит в одном ряду с игроманией, нимфоманией или злоупотреблением веществами, а не с чернокожестью или этническим происхождением. Вы не можете взглянуть человеку в лицо, выяснить, кто его родители, взять анализ его ДНК и на этом основании установить, что он — гомосексуалист. Единственное, что отличает его от не-гомосексуалиста — это поведение.

Это очевидное соображение, однако, отвергается современной идеологией гей-прав, которая требует рассматривать “гея” как члена меньшинства, аналогичного расовому или национальному. Это приводит к ситуациям, когда, например, христианскую студенческую группу официально (на уровне верховного суда США) обвиняют в “дискриминации” из-за того, что ее правила требуют воздерживаться от любых (в частности, гомосексуальных) внебрачных связей. Но в правилах группы ничего не говорится ни о какой “идентичности”. Только о поведении. Так за христианами отрицается право порицать определенное поведение на том основании, что это, якобы, является дискриминацией по признаку определенной идентичности.

Когда у нас спрашивают об отношении Библии к “гомосексуальности” нам важно уточнять о чем идет речь. Библия недвусмысленно порицает гомосексуальное поведение — как и любую сексуальную активность вне брака вообще. Что же касается “гомосексуальной идентичности” то она также неизвестна Библии, как была неизвестна человечеству вообще до довольно недавних пор. Люди всегда впадали в блуд с лицами хоть своего, хоть чужого пола — но, скажем, спартанским гоплитам или матросам ее величества в голову не приходило, что они принадлежат к некой особой группе — “геев”, причем принадлежат к ней в силу каких-то врожденных и неизменных особенностей своего организма.

Отказ признавать приемлемым какое-то поведение никак не является актом дискриминации человека по признаку его идентичности. Религиозные общины, которые запрещают своим членам употребление алкоголя, не дискриминируют любителей выпить; общества вегетарианцев не дискриминируют мясоедов.

Вторая фундаментальная ошибка связана с полномочиями государства. Есть два подхода к тому, что может и чего не может государство. Согласно одному из них, выраженном в Теории Естественного Права,  существует Естественный Закон, представления о правильном и неправильном, должном и недолжном, укорененные в самой человеческой природе. Государство обязано воплощать этот закон в конкретных установлениях, применимых к тем или иным ситуациям, но не может его пересмотреть. В рамках этой теории правами людей наделяет не государство — государство обязано лишь ограждать эти права. Такая точки зрения выражена, например, в Декларации Независимости США.

Другая точка зрения — связанная с так называемой Позитивной Теорией Права — полагает, что единственным источником права является государство — если завтра государство откажется считать, скажем, новорожденных младенцев людьми (как оно уже не считает людьми младенцев в утробе) — значит, они и не будут людьми, потому что так решил Высший Арбитр — Светское Государство, и никто не вправе его оспорить.

В рамках первой точки зрения государство (как, впрочем, и Церковь) не устанавливает, что такое брак; государство (как и Церковь) не наделяет людей правом на брак. Оно просто признает и защищает реальность брака, которая установлена не им, а самой природой.

Брак — это природная реальность, которая предшествует государству и Церкви. Она существует в любом человеческом обществе, в любой культуре, независимо от того, при каком государственном устройстве люди живут, какую религию исповедуют и каких обычаев придерживаются. И везде он предполагает мужчину и женщину. Нигде во всем разнообразии мировых культур мы не находим прецедента того, чтобы однополое сожительство считалось браком — если не считать таковым случай с римским императором Нероном, который кастрировал мальчика и устроил с ним “брачную церемонию”; впрочем, самим Светонием, римским историком, который сообщает нам об этом, это приводится в качестве примера крайнего безумия Нерона, а отнюдь не его продвинутого либерализма. Государство, признающее Естественный Закон, просто не имеет полномочий пересматривать такую природную данность, как брак.

Сторонники признания однополых союзов браками исходят из второй позиции: брак — это то, что таковым объявит государство. Но такая позиция неизбежно противоречива — потому что если вы признаете Государство высшим арбитром, неподотчетным никому, Вы не можете оспаривать какие бы то ни было его действия. Светское Национал-Социалистическое государство заключало уличенных в гомосексуализме в концлагеря? Ну так кто Вы такие, чтобы спорить с Государством! Если завтра светское государство по своим государственным соображениям решит истребить всех, замеченных в однополых контактах, это будет точно такое же легитимное и неоспоримое его действие, как объявление однополых союзов “браками”. Если у нас нет Естественного Закона, стоящего над государством, мы не можем запретить ему вообще ничего; если такой Закон есть, то согласно ему брак — это союз между мужчиной и женщиной, известный всем народам.

Всесильное государство, не признающее над собой никакой другой власти, неизбежно приходит в конфликт с людьми, признающими над собой власть Бога; мы это хорошо знаем. Государство, официально объявившее поведение идентичностью, будет добиваться его “недискриминации” везде, и неизбежно приходить в конфликт с любой общиной, которая такого поведения не ободряет. Это мы и видим в Западной Европе. Обе предпосылки, на которых строится вся теория с “гей-прав” несовместимы с правом на свободу вероисповедания — да и с общественной свободой вообще.

Это если говорить об ошибках государства; теперь отметим ошибки датской лютеранской общины. “Церковь Датского Народа” является государственной. Если Вы жестокий человек — скажите об этом нашим антиклерикалам; если не жестокий — не говорите, а то они могут заболеть от когнитивного диссонанса. Государственные Церкви существуют и в других скандинавских странах, а также в Великобритании. Либеральному обществу это никак не мешает; проблемы, скорее, возникают у самой церкви. В идеологизирующемся государстве такой статус церкви — это источник уязвимости, а не преимущество. Если пастор — это государственный чиновник, от него вполне могут потребовать, чтобы он проводил политику партии и правительства — а чему там учил. св.Апостол Павел… Так ведь это же не Апостол платит ему зарплату!

Но дело не только в государственном статусе; Епископальная Церковь США, например, такого статуса не имеет — а недавно они поставили во Епископы человека, который бросил жену и детей, чтобы жить с другим мужчиной. Дело в давлении “современного общества” — пересмотрите Ваши взгляды, иначе современные, продвинутые, либеральные люди от вас отвернутся, пресса будет поливать вас великим поливанием, и сделаетесь вы, несчастные отсталые мракобесы, никому не нужной ничтожной сектой. Такие призывы к осовремениванию знакомы и нам. Однако стоит обратить внимание на то, что на Западе они раздаются, по крайней мере, с шестидесятых годов прошлого века, многие вероисповедные общины к ним прислушались, пошли навстречу… Каковы же результаты? Статистика однозначна — именно либеральные общины, идущие навстречу “современному обществу” стремительно теряют прихожан и распродают церковные здания. Лучше всего дела идут как раз у тех, кто не прогибается. “Прогрессивная общественность” как не ходила в Церковь, так и не собирается, люди, всерьез верующие, убегают туда. где к слову Божию относятся более серьезно.

Господь Иисус высказывался о браке — и высказывался ясно: “В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. (Мар.10:6-9)” Господь описывает брак как установленный Богом, а не государством; установленный в результате творения, а не откровения — то есть укорененный в самой природе человека независимо от его религии; моногамный; нерасторжимый; и, что до недавних пор было бы совершенно излишне указывать — гетеросексуальный. “Бог мужчину и женщину сотворил их”.

Не в нашей власти это менять; это тем более не во власти государства. Государство не является высшим арбитром в отношении того, кто есть человек и что есть брак. Мы не должны смущаться напоминать ему об этом.

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.