Дом на пути

Зачем москвичи ищут жилплощадь в Тульской области?

Если отвечать коротко: чтобы выкупить квартиры и дома и поселить там семьи, которые по каким-то причинам оказались на улице. Почему именно в Тульской области? Здесь давние традиции таких благотворительных проектов, но — что важнее — в тульском селе Хитровщина есть священник Алексей Зенин, Свято-Богоявленский храм и его социальная служба, состоящая из двух неравнодушных женщин. С ними сотрудничает православное народное движение «Курский вокзал. Бездомный, дети», а если точнее — созданная в рамках этого движения общественная организация «Дом на пути», которая ищет жилье для малообеспеченных и многодетных семей — для всех тех, кто может однажды оказаться на улице, если им вовремя не помочь. Чем больше семей обретут свой «дом на пути», тем меньше бездомных и детей будет на вокзале.  

Таня

Таня — молдаванка из Украины, несколько лет назад переехавшая в Россию с мужем-инвалидом и двумя детьми. Без образования было крайне трудно найти работу, а значит, жилье. Но с тех пор родилось еще двое детей — и теперь у большой семьи есть большой дом: деревянный, одноэтажный, трехкомнатный. Неказистый снаружи и непрезентабельный внутри, но зато крепкий и свой. Таня купила его на материнский капитал, который получила за четвертого ребенка — второго рожденного на территории России. Недостающую сумму — около ста тысяч рублей — для Тани собрали волонтеры «Дома на пути». Они же в принципе нашли этот дом и позаботились о том, чтобы достался он Таниной семье.

Эти волонтеры каждый день общаются с теми, кто не просто попал в тяжелую жизненную ситуацию, но кому не может или не хочет помогать государство. Тут можно закатывать глаза, клеймить и проклинать, но почему-то от волонтеров «Дома на пути» я не слышал ни слова возмущения. Не знаю, что они думают о «государственной социалке» на самом деле, но у них, видимо, просто нет времени ругаться на власть — слишком много работы. Праведный гнев на «систему» они оставляют для тех, кто на эту «систему» смотрит со стороны.  

Женя

 У Тани есть сестра — Женя. У нее тоже четверо детей, ей удалось найти работу нянечки в местном психоневрологическом интернате, но вот собственного жилья найти пока не получилось. Свой дом они арендуют — конечно же, с помощью волонтеров «Дома на пути». Пока Женя на работе, с ее детишками сидит Лариса. Она полноценный член семьи, хоть и не родственница. Она была инвалидом по зрению, почти слепой, ее привезли сюда прямо с вокзала волонтеры движения «Курский вокзал. Бездомные, дети», и бедную женщину приютила у себя Женя. Нашлись благотворители — Ларисе сделали дорогую операцию, и один глаз теперь видит. В перспективе — операция для второго глаза. 

Удивительная, если задуматься, история: многодетная мама Женя, которая сама едва сводит концы с концами, приютила у себя еще и больную женщину… Неудивительной эта история покажется только тому, кто часто имеет дело с нуждающимися и знает, что они намного добрее нас, здоровых и успешных. Однажды я спрашивал у руководителя крупного благотворительного фонда, почему так происходит, и мне объяснили: тот, кто нуждается в помощи, на себе испытывает золотое правило нравственности: «относись к людям так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе». 

Света и Андрей

У Светланы с Андреем четверо детей. Пока им подыскивают жилье в округе, семья вынуждена ютиться в общежитии. Аренду платит «Дом на пути». При этом все семейство излучает радость. Они улыбаются. Никуда из их тесной квартиры не делись баян и гитара, и никуда не делся дух большого дружного братства. «Долги, долги… Тридцать тысяч одних долгов. Скоро в суд поведут. А зарплата сейчас — десять тысяч…» — говорит Андрей, но непохоже, чтобы он жаловался. Он, скорее, просто констатирует, что жизнь, в сущности, никогда не была и не будет легкой, ну так на то она и жизнь… Врачи нашли у Андрея тромб в ноге, скоро надо ложиться на операцию. Расходы и хлопоты, связанные с госпитализацией, берет на себя «Дом на пути».

Волонтеры дарят детям подарки. Я вспоминаю, как скептически общественники обычно относятся к таким подаркам… Мол, не в этом должна заключаться благотворительность, а в том, чтобы конкретно — юридически и физически — сделать жизнь нуждающегося лучше. Например, как поддержать детдомовцев? Нужно не с конфетами к ним приезжать, а помочь не распасться той семье, из которой ребенок рискует в детский дом попасть. Что-то очень близкое к этому делают в «Доме на пути»: ищут многодетным жилье — и помогают семье оставаться семьей. После этого можно и подарками детей побаловать на праздники.

 

Маргарита

 У Маргариты четверо детей и трехкомнатная квартира. Очень хорошая — даже по столичным меркам. Со стильным, пусть и не новым ремонтом. Нам, журналистам, ее показывали почти как выставочный экспонат: в том смысле, что найти такую квартиру за пятьсот тысяч рублей было Божьим чудом. И снова — материнский капитал плюс помощь «Дома на пути».

Правда, как только среди местных жителей пошел слух, что «москвичи приезжают скупать жилплощадь», владельцы квартир стали резко поднимать цены. Люди есть люди. Не так уж трудно, должно быть, найти в тульском поселке квартиру за миллион рублей. Трудно найти ту, что по-настоящему этот миллион стоила бы.

Отец Алексий

Примерно три четверти всех подопечных «Дома на пути» — местные жители. Остальные — из других регионов — сами узнали о «Доме на пути» и приехали. Есть еще бездомные, которых сюда направляют прямо с московских вокзалов. Всего на попечении находится пятьдесят четыре семьи — около двухсот человек. И все они — потенциальные или реальные прихожане Свято-Богоявленского храма села Хитровщина, где настоятелем служит священник Алексий Зенин. На сегодняшний день в церковной жизни участвуют не все из них, но многие.

Любой волонтер знает, что у нуждающегося часто есть соблазн отнестись к своим благотворителям потребительски — в логике Маленького Принца, но перевернутой наоборот: «Вы в ответе за меня, которого приручили!» Приходит условный бездомный к отцу Алексию и говорит: «Вы мне должны то-то и то-то». Как реагирует священник? Не злится, конечно. Но потом — как ни высокопарно прозвучит — пытается перевоспитывать. Вернее, привлекать к церковной жизни, чтобы перевоспитывала уже сама Церковь.

Одним из направлений такой работы стало сотрудничество с Банком продовольствия «Фудбэнк Рус» — благотворительной организацией, специализирующейся не на финансовой благотворительности, а на товарной, продуктовой. Банк Продовольствия закупает у лучших производителей продукты или получает от компаний продуктовые излишки в качестве пожертвования и все это доставляет нуждающимся: в село Хитровщина Тульской области к Свято-Богоявленскому храму приезжает грузовик с мешками гречки, сушеных грибов и сушеного лука. А дальше начинается специальная акция «Народный обед»: сами прихожане храма и подопечные движения «Курский вокзал. Бездомные, дети» расфасовывают все это по индивидуальным пакетам, которые отправляются всем, кому такая продовольственная помощь нужна.

При чем здесь воцерковление? Дело в том, что, во-первых, фасовка — это коллективный труд. А значит, у условного бездомного появляется шанс почувствовать, что, чтобы получить помощь благотворителей, нужно потрудиться самому. 

А во-вторых, и это главное, фасовка, которая происходит при храме, становится по-настоящему общим делом, участвуя в котором человек, так или иначе погружается в жизнь православной общины. А значит, у потенциального прихожанина появляется шанс стать реальным.

Фото Владимира Ештокина

 

 

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.