4 опасных заблуждения о благотворительности,

или Почему фондам не нужны герои

«Каждый день к девяти мне надо идти в магистрат… Не скажу, что это подвиг, но вообще что-то героическое в этом есть», — заявляет бургомистр из пьесы Г. Горина «Тот самый Мюнхгаузен»…
О героизме и героическом облике… благотворительности на «круглом столе» в Москве, организованном фондом «Фома Центр», говорили руководители благотворительных фондов «Предание», «Берега», «Мозаика счастья» и движения «Даниловцы».
Представление о помощи ближнему как о подвиге — скорее зло, чем благо, один из мифов, свидетельствующий о том, что это благое начинание в общественном сознании — нечто из ряда вон выходящее. Дискуссия породила и другие выводы. И подтвердила необходимость вновь и вновь развенчивать мифы. Например, такие:

Заблуждение 1. Благотворительность — нечто исключительное и героическое

Разрыв между представлениями о благотворительности у тех, кто с ней непосредственно соприкасается, и у остальной, огромной части общества очень велик. Отсюда и мифы. В том числе о героизме, а именно: для благих дел годятся только героические люди и только героические усилия. В то время как, по словам президента фонда «Берега» Сергея Карпуненкова, участие в благотворительности должно стать естественной нормой поведения, как, впрочем, это и было в России XIX — начала XX веков.
«Отношение к волонтерству как к чему-то героическому — вредная вещь. Это лишает кадрового резерва, поскольку здравый человек, не склонный к демонстративному поведению, не захочет работать в такой “опасной” сфере», — говорит президент фонда «Предание» Владимир Берхин.
Анна Пучкова, руководитель «Мозаики счастья», заметила, что немалые суммы для благих дел в достаточной степени составляются благодаря небольшим, но регулярным пожертвованиям обычных людей со средним заработком. 300-500 рублей ежемесячно — это и есть, в конечном итоге, операция для тяжелобольного ребенка или ремонт ветхого детского дома в российской глубинке. И этот источник — не менее важный (а зачастую и более надежный), чем поддержка со стороны бизнеса.
Финансовыми отношениями дело благотворительных фондов, безусловно, не ограничивается. Согласно данным фонда «Фома Центр» ( На встрече были представлены результаты социологического исследования о взаимодействии некоммерческих организаций и государства в социальном секторе, проведенного Фондом содействия развитию культурно-просветительской деятельности «Фома Центр». — Ред., ) огромное место в жизни таких проектов занимают организация досуга — от переписки с одинокими пожилыми людьми из домов престарелых и «больничной клоунады» до организации больших праздников — (до 67,3%) и консультации психологов (до 46%), а также консультации юристов, сбор и раздача одежды, лекарств, предметов обихода, продуктов питания, обучение и переобучение (например, помощь инвалидам в трудоустройстве, социализация выпускников детских домов, тренинги для самих волонтеров), транспортные услуги (от доставки лекарств подопечным и документов в организации до перевозки гуманитарной помощи на дальние расстояния), обеспечение техническими средствами реабилитации инвалидов и пр.
Дела простые и доступные фактически каждому и, по словам Владимира Берхина, «мало похожие на то, чтоб накрыть собою гранату».

Заблуждение 2. Большинство благотворителей — мошенники, наживающиеся на чужой беде

Подобное отношение сегодня очень распространено. «Доверия к словам фондов в бизнесе нет», — заметил Сергей Карпуненков. Нет его и в обществе: практически любой опрос на тему «Доверяете ли вы благотворительным фондам?» дает в большинстве отрицательные ответы.
Связано ли это с инерцией 1990-х годов, или с тем, что однажды угодивший в ловушку мошенников человек обобщает и абсолютизирует свой опыт?
Как бы то ни было, статистика показывает, что роль некоммерческих организаций в обществе напрямую связана с уровнем его развития; другими словами, восприятие благотворительности как чего-то неординарного и чего-то, не стоящего доверия, говорит лишь о том, что общество отстает в своем развитии.
Один из частых скептических вопросов связан с распределением пожертвований.
На самом деле даже директор фонда не имеет широкого доступа к собранным средствам, он «не может положить их в кошелек и потом раздавать», — рассказывает Анна Пучкова. И потом, согласно законодательству, некоммерческая организация вправе лишь до 20 % своего дохода направлять на административную составляющую: зарплату сотрудникам, рекламу, аренду помещений, налоги и т. п.
Другой вопрос — хорошо ли в принципе зарабатывать деньги, занимаясь благотворительностью?
Надо понимать, что деятельность персонала фонда — не легкое и приятное хобби, а напряженная квалифицированная работа: разработка и продвижение сайта, создание репутации и узнаваемости фонда, фандрайзинг и привлечение волонтеров, взаимодействие с государственными органами, консультирование с врачами, сбор и проверка информации о подопечных, проверка обоснованности того или иного рода помощи, возможности получения ее у государства, подготовка документации, ведение бухгалтерии и т. д. Это деятельность, требующая постоянного и полного вовлечения. При этом постоянный штат сотрудников — минимальный. Согласно результатам исследования, лишь чуть более 1% фондов могут позволить себе содержать десять и больше постоянных сотрудников.
Конечно, большинство НКО задействует добровольцев:
56 % фондов привлекают от 11 до 50 «бесплатных помощников». Чаще всего это студенты, те, кому благотворительная организация в свое время сама оказала помощь, «профессиональные волонтеры», для которых эта деятельность стала делом жизни, и просто неравнодушные. Заподозрить кого-либо из них в корысти едва ли возможно.
Недоверие к фондам приводит к тому, что люди или совсем не включаются в благотворительную деятельность, или стараются сделать это в обход любых организаций: например, помочь нуждающемуся деньгами лично.
Очень часто это только вредит и подопечному, и жертвователю. К сожалению, не единичны случаи, когда на полученные наличные — например, для покупки медикаментов тяжело больному ребенку — родители делают ремонт в квартире или обзаводятся дорогостоящей техникой. А вот в случае, когда пожертвования идут через фонд, вероятность подобных злоупотреблений уменьшается: фонд берет на себя ответственность за использование денег строго по назначению, он обязан давать отчет и рисковать своей репутацией не станет.

Заблуждение 3. Характер помощи не имеет решающего значения, главное — участие

Не всегда. Допустим, далеко не всякий подарок сиротам из детского дома будет полезен, не всякая бывшая в употреблении одежда обрадует остро нуждающегося в материальной помощи человека, не всякие поделки ручной работы подойдут для продажи на благотворительной ярмарке и т. д.
В одних случаях денежная помощь будет единственно правильным вариантом, в других — она недопустима (например, при отправке посылок нуждающимся в глубинку через посредство фонда это прямо запрещено).
Со всеми подобными нюансами хорошо знакомы те, кто не первый год занимается тем или иным видом благотворительности. Поэтому самый простой принцип при оказании помощи: не пренебрегать советом — профильного фонда или опытных добровольцев. Даже если у вас есть желание просто порадовать нуждающегося человека подарком, добровольцы фонда, лично знающие своего подопечного, подскажут, что ему нужнее и уместнее принести.
И, безусловно, никогда не стоит действовать по принципу «На Тебе, Боже, что нам негоже». Не раз было подмечено, что принимать помощь людям зачастую психологически очень непросто. Тем более — невостребованную или неуместную.

Заблуждение 4. Каждый сам за себя: благотворительные проекты соперничают между собой и ревниво оберегают свой опыт

Это не так. Согласно исследованию фонда «Фома Центр», современная тенденция — в появлении объединений и ассоциаций благотворительных и социальных проектов. Интернет стал огромной площадкой обмена опытом, поиска волонтеров и распространения информации. Существуют профильные СМИ о благо­творительности и милосердии, например, электронный журнал «Филантроп», портал «Милосердие»; организуются площадки для взаимодействия как фондов, так и отдельных неравнодушных людей — благотворительное собрание «Все вместе», проект «Нужна помощь», сообщество «Тугеза» и др.
«Мне кажется, одно из важнейших умений в благотворительности — умение работать в команде, — делится своим наблюдением Анна Пучкова. — Так что гордыни тут не может возникнуть: очевидно, что, если в деле участвовало такое количество человек, ты не можешь присвоить себе успех».
Значит, действительно, ничего героического?..
Впрочем, безусловно, случается, что и один в поле воин.
Но вместе с тем, как говорит Анна, «благотворительность — сфера, где человек ничего не может сделать в одиночку»

Смотрите также:

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.