Сохраненный свет в фотографиях Юрия Макарова

Часто бывает, что взгляд вдруг остановится на какой-то вроде бы обычной фотографии, на простом лице. И ты задерживаешься возле этого человека, как будто рядом сидишь. Такое случается и с кадрами, которые оставил нам новосибирский фотограф Юрий Макаров. Оставил — потому что ровно год назад его не стало. Его жизнь была попыткой заглянуть в человека, увидеть в нем образ Божий, сохранить в фотокадре тот свет, который он увидел. Дочь фотографа Анна передала нам небольшой текст — это всё, что Юрий написал когда-то о себе, а ведь именно о себе он говорить не любил — хотел, чтобы его фотографии говорили нам о других людях.

Фотографией начал заниматься в 9 или 10 лет. В Доме пионеров был кружок. Помню даже, как звали моего первого учителя. Виктор. Сколько, интересно, ему лет тогда было? Мы его очень любили, он был Художник. Играл в любительском театре. Учил он нас по журналам «Советское фото» и по каким-то снимкам, которые он приносил и показывал. Некоторые называл своими, но я-то думаю, там все его были… Мы, затаив дыхание, разглядывали их, потом пытались подражать, копировать. Однажды мы пришли на занятия. Он сидел на столе, на краешке стола. Тихо и грустно… Потом сказал: «Сегодня последнее занятие. Случилось то, чего я так боялся и чего я с таким нетерпением ждал: меня забирают в армию». И все. Он потом какие-то наставления давал, напутствие… — но нет, ничего не помню, только как он сидит грустный на краешке стола — и эта фраза.

Помню, как мы лазили по пояс в снегу по лесу, выполняя его задание. Снимали зимний пейзаж. И наткнулись на слив канализации. Вонь была жуткая. Но ели и кусты вокруг от испарения были в замечательном пушистом инее. Виктор, разглядывая наши снимки и слушая рассказ, как они нам достались, хохотал до слез. Я сейчас подумал, что вот таких людей, с которыми Господь сводит и которые потом теряются, но остаются в памяти так ярко, в моей жизни не так много и встречалось…

Снимал в школе, потом в армии, после армии работал в экспедиции, на северах… Трудно сказать, что для меня фотография. Жизнь?.. Не знаю. Иногда мне кажется, что я хочу снять себя… Ищу себя. Я заметил, какие дети в церкви: они настоящее нас, взрослых. Они всем сердцем впитывают то, что происходит в стенах храма во время службы, да и не только. Не снимать это я не могу. Может, я ищу себя в них, ищу то, чего не нахожу в своем сердце. А иногда это монах, иногда какой-нибудь прохожий. Так и снимаю людей. Нравится. Не могу объяснить. Это интересно. Это красиво. Это глубоко

Сети

 

Не погаснет, я прослежу

 

Погрустим, мой друг…

 

Подождем до лета

 

Пронь. Пронь — фамилия. Как зовут этого мальчугана, я не знаю, все его так и звали — Пронь. В детском военно-патриотическом лагере «Казачья застава» Пронь был самым отчаянным неслухом и озорником.
Но и всеобщим любимчиком

 

Четверговая свеча

 

Посмотреть еще фотографии Юрия Макарова:

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (13 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.