8 священников-героев Великой Отечественной войны

В советское время Православную Церковь не жаловали, а потому до недавнего времени мы почти не знали о том, что сотни священнослужителей воевали в рядах Красной Армии. Сегодня мы расскажем вам о священниках, мужественно защищавших родину в Великую Отечественную войну.

Митрополит Алексий (Коноплев), кавалер ордена Отечественной войны I степени, медали «За боевые заслуги»

Первый герой наших историй — митрополит Алексий (Коноплев). Правда, на войну он отправился до рукоположения в священнический сан, но к 1941 году уже не первый год служил псаломщиком и даже провел 3 года в ссылке в Свирских лагерях ОГПУ.

После полугода активного участия в боях на Северо-Западном фронте митрополит Алексий, тогда еще Виктор Коноплев, получил ранение. Оправившись от контузии, боец был отправлен теперь уже на Брянский фронт, где на передовой в тяжелых боях снова был ранен, на этот раз пулей снайпера. Ранение было тяжелым, по воспоминаниям митрополита, он находился на волосок от смерти, но благодаря помощи Бога остался жив. Истекая кровью и взяв командование подразделением на себя, боец выполнил поставленную штабом задачу, за что позже был награжден медалью. Героизмом, проявленным в сражениях, Коноплев доказал, что верен Родине. В 1942 году с него была снята судимость. А в 1945 году Виктор встретил Победу и демобилизовался в звании старшины. Маршал Советского Союза Говоров лично наградил Коноплева именной грамотой.

Спустя три года ветеран войны был рукоположен в диаконы архиепископом Гермогеном (Кожиным), в 1951 поставлен в священники, а 14 марта 1957 года возведен в сан епископа.

Архимандрит Алипий (Воронов), кавалер ордена Красной Звезды, медалей «За отвагу», «За боевые заслуги»

Художник-реставратор Иван Воронов попал на фронт в должности стрелка механизированной бригады в феврале 1942 года. Вместе со своим подразделением будущий священник участвовал в операциях на Западном, Центральном и Украинском фронтах. Любопытно, что во время войны Воронов находил и время для полезного творчества: солдат рисовал агитационные плакаты, а также картины, поднимавшие боевой дух воинов. Некоторые из них даже презентовались на выставке в Можайском краеведческом музее.

После войны Иван вернулся к профессии художника. Возможно, духовный поиск тонкой и творческой души привел вчерашнего фронтовика в Троице-Сергиеву лавру, где в 1950 году Воронов и принял монашеский постриг с именем Алипий. Впоследствии он занимался реставрацией храмов Лавры, а затем, с 1959 года и до самой смерти нес служение наместника Псково-Печерского монастыря.

Архимандрит Нифонт (Глазов), кавалер орденов Красной Звезды, Отечественной войны, медалей «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией»

Среди будущих священнослужителей Русской Церкви были не только простые солдаты, но и офицеры. Один из них — Николай Глазов. До войны он работал учителем в школе, а в 1939 годы был призван в армию. Службу Глазов нес в Забайкальском крае, и некоторое время после начала Великой Отечественной войны продолжал служить в Сибири. Позже Николая направили в военное училище, откуда он вышел в звании лейтенанта-зенитчика. Боевое крещение Глазов принял на Курской дуге.

Прошедший без серьезных ранений всю войну, молодой лейтенант навсегда остался инвалидом в 1945-м, после боя у венгерского озера Балатон. Осколками были повреждены коленные чашечки, которые в госпитале врачи вынуждены были ампутировать. Спустя два года, немного восстановившись после ранения, Николай приехал в Киево-Печерскую лавру, где нашел утешение после постигшего его удару судьбы. 13 апреля 1949 года молодого ветерана постригли в монашество с именем Нифонт.

Протоиерей Глеб Каледа, кавалер орденов Красного Знамени, Отечественной войны, медали «За отвагу»

Вы будете удивлены, но один из основателей Православного Свято-Тихоновского богословского института отец Глеб Каледа был участником Великой Отечественной войны. В 20 лет парня забрали на фронт. После нескольких месяцев обучения он получил специальность радиста и был направлен в дивизион гвардейских минометов, в народе известных как «Катюши». Боец побывал на самых жарких участках войны: под Сталинградом и Курском, Волховом и Кёнигсбергом. Удивительно, но за четыре года боевых действий Каледа не получил ни единого ранения!

Демобилизовавшись в 1945-м, Глеб начал устраивать собственную мирную жизнь. Он поступил в геологоразведочный институт и впоследствии занялся научной работой по профилю. Хотя священный сан Каледа принял лишь в 1972 году (причем тайно!), с Церковью он был связан с самого детства. Родители Глеба с 1927 года обеспечивали приют скрывавшимся от спецслужб священнослужителям, а сам мальчик участвовал в деятельности «катакомбной Церкви» и развозил благотворительную помощь для батюшек и членов их семей в Подмосковье.

Протоиерей Иоанн Букоткин, кавалер ордена Славы III степени

Фронтовики не очень любили рассказывать о войне, и священники не исключение. Но отец Иоанн Букоткин оставил после себя некоторые воспоминания. Как и протоиерей Глеб Каледа, на фронте он служил радистом. Свою самую дорогую награду, орден Славы III степени, отец Иоанн получил после тяжелого боя, из которого сумел выйти живым, но израненным. В 1945 году под Инстинбургом, в Восточной Пруссии, молодой радист вместе с однополчанами отбивал одну за другой атаку немцев.

Во время третьего наступления солдаты противника обстреляли наших воинов из минометов. Букоткин по заданию командира отправился на левый фланг, где и попал в засаду. Выбраться радист смог только чудом: немцы почему-то не заметили бойца, когда он перебежками промчался буквально мимо них. Правда, позже Букоткина все же обнаружили и открыли по нему шквальный огонь. Солдат получил ранение в ногу и в плечо, но выжил и был доставлен в госпиталь.

В 1952 году Иван Букоткин был рукоположен в священники в Саратове и до конца своих дней нес служение у престола Божьего.

Протоиерей Дмитрий Хмель, кавалер ордена Красной Звезды

Дмитрий родился и вырос в маленьком украинском городке Бершадь, где его вместе с семьей и застала война. Он порывался уйти на фронт со старшим братом, но остался ради своей матери. Позже, в 1944 году, когда город был освобожден, Дмитрий вступил в ряды Красной армии, служил наводчиком артиллерийского расчета в 62-й армии под командованием героя Сталинградской битвы генерала Николая Крылова.

Одним из самых ярких воспоминаний отца Дмитрия была битва в Восточной Пруссии, где он получил тяжелое ранение. Наступление Красной армии под Гумбиненом остановили мощные и неприступные дзоты. В том бою погиб весь расчет Хмеля, а он со связкой гранат пополз под шквалом пуль и осколков к бойнице дзота. Боец сумел забросить гранату в маленькое окошко, но был ранен немецким солдатом. При взрыве Хмеля засыпало землей. Только спустя сутки его забрали с поля боя санитары. Долго солдат пролежал в госпитале, перенес тяжелую операцию на позвоночнике. Когда Дмитрий вернулся в часть, генерал Крылов был радостно удивлен: он был уверен, что боец героически погиб, выполняя задание!

Но Бог сохранил своего будущего служителя. Встретив победу под Кёнигсбергом, Дмитрий Хмель вернулся домой, поступил в Одесский технологический институт, а вскоре стал священником.

Протоиерей Стефан Колосов, кавалер ордена Славы III степени, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне»

Степан Колосов вырос в верующей семье, что и предопределило в будущем его священнический путь. Во время Великой Отечественной войны Степан служил пулеметчиком, несколько раз был тяжело ранен, но возвращался в строй.

Долгожданный день Победы Колосов встретил в Латвии, но не сразу смог демобилизоваться: ему пришлось служить и в Средней Азии, и на Дальнем Востоке. В 1949 году он поступил в Ленинградскую духовную семинарию, а вскоре был рукоположен в священники.

Протоиерей Анатолий Новиков, кавалер ордена Славы III степени, медали «За боевые заслуги»

Московский священник Анатолий Новиков родился в Кировской области, в детстве став свидетелем ужасов раскулачивания. В 1943 году его призвали в армию. Некоторое время он учился в артиллерийском училище, но позже попросился добровольцев в воздушно-десантные войска. В этом подразделении Новиков участвовал в героической и тяжелой операции по форсированию реки Свирь. Потери в тех сражениях были большими, но Анатолий остался невредимым, а первое ранение получил спустя неделю после Свирской операции.

Восстановившись, в составе роты разведчиков боец участвовал в освобождении польской Померании. В марте 1945 на берегу Балтийского моря, в боях с агонизирующей немецкой армией Новиков получил второе, тяжелое ранение в голову и ноги. День Победы боец встречал в госпитале.

В 1947 году Анатолий приехал в Москву поступать в духовную семинарию. Спустя 8 лет он был рукоположен в сан священника.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (106 голосов, средняя: 4,85 из 5)
Загрузка...
4 апреля 2020

Ответ для Владимир ×

  • Александр
    Александр 2 месяца назадОтветить

    В конце 50-х начале 60 в церкви города Кулебаки, Горьковской (тогда) области служил священник Николай Иванович Архангельский. Ранее он служил в Москве, но его жена настояла на разводе, беспокоясь о будущем детей, но суть в другом. В его военных наградах. Точно помню Орден красного знамени четыре медали. Какие не помню. Хороший был, царство Небесное, человек.

  • Александр
    Александр 2 месяца назадОтветить

    Слава, Героям!

  • Роман
    Роман 2 месяца назадОтветить

    Правильно народ пишет, они воевали не как священники, а как обычные советские граждане. Хотя точно был священник - партизан, есть с ним фото

  • Юрий
    Юрий 3 месяца назадОтветить

    А как насчет патриарха Пимена Извекова? Он в разведке служил. Не с него ли надо было начать? Раз уж с митрополита начали мсье автор

  • Владимир
    Владимир 3 месяца назадОтветить

    Только нельзя шельмовать. Эти священники воевали не как священники, ибо в Красной армии должности полкового священника не было, а как призванные в ряды вооружённых сил граждане СССР. Разницу чувствуете?

  • Сергий
    Сергий 3 месяца назадОтветить

    "что сотни священнослужителей воевали в рядах Красной Армии."
    Не совсем верно написано, священник вроде как не может воевать, даже ударить никого не может.
    Скорее они стали священниками после войны, и вернее сказать - "что сотни священнослужителей до рукоположения воевали в рядах Красной Армии."

  • Владимир
    Владимир 3 месяца назадОтветить

    Вы не упомянули протоиерея Петра Раину награжденного тремя боевыми орденами и кстати первого советского священника принятого папой римским. Стыдно.

    • Редакция
      Редакция 3 месяца назадОтветить

      Владимир, мы упомянули только 8 священников, а их было намного больше.

  • Олег
    Олег 3 месяца назадОтветить

    Он такие же люди как и все и ни чего в этом нет удивительного ЧЕСТЬ ИМ И СЛАВА.

Загрузить ещё