ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ

Своим мнением о молодости, старости и достоинстве человека делятся актриса Юлия МЕНЬШОВА, телеведущий Николай ДРОЗДОВ, заслуженные артисты России Наталья БОНДАРЧУК и Лев ПРЫГУНОВ, а также доктор исторических наук Виктория УКОЛОВА.

Смена времен человеческой жизни и смена времен года… Их любят сравнивать. И то и другое неизменно и неизбежно. Но в суете ежедневных забот человек слишком часто не замечает ни того, ни другого. Он слишком занят решением бесконечных сиюминутных проблем, борьбой за успех, за признание или просто за выживание. Ему некогда смотреть ни по сторонам, ни в себя. Сегодня думать и, тем более, говорить о старости стало почти неприлично. И хотя ее по инерции все еще называют "осенью жизни", мало кто ассоциирует это механически повторяемое клише с ощущением реальной золотой осени — времени сбора урожая, изобилия, радости, общения и праздников.

Платон говорил: люди суть игрушки богов. Сегодня люди превращают в игрушку весь мир. В последнее время у психологов и социологов даже появилось модное словечко — "пуерилизм". Оно означает поведение общества, которое вместо того, чтобы готовить подростка к вступлению во взрослую жизнь, приноравливает собственное поведение к отроческому. К тому, что всегда считалось серьезным и важным, люди начинают относиться как к некой игре, а игра превращается в дело всей жизни, обрастая международными конгрессами, рубриками в прессе, профессиональными школами и учебниками.

Бесчисленное множество образованных и необразованных людей культивируют ребяческое отношение к жизни, перманентное отрочество со свойственным ему отсутствием такта, недостатком личного достоинства, уважения к другим и к чужому мнению, гипертрофированной сосредоточенностью на собственной личности, и не слишком серьезным отношением к труду, долгу, судьбе и жизни. Человек стоит посреди своего полного чудес мира, как ребенок в сказке. Он имеет возможность летать на самолете, разговаривать с другим полушарием Земли, получать лакомства из автомата, он нажимает кнопку компьютера, и жизнь буквально врывается к нему в дом. Состояние это кажется ему чрезвычайно приятным и комфортным. И только зануды-социологи все портят своими предупреждениями, что это состояние в любую минуту может стать очень опасным, потому что моральные тормоза больше не действуют.

Чтобы было что пожинать, надо сначала что-то посеять, а потом потрудиться вырастить. А если об этом не думать, можно в результате не обнаружить на своем поле ничего кроме сорняков. И если старение происходит помимо нашей воли, то созревание-то уж точно предполагает какое-то наше соучастие. Для начала хотя бы готовность согласиться с естественным ходом вещей. Ведь до тех пор пока человек внутренне противится этому, отчаянно, как за некий фетиш, цепляясь за внешние атрибуты молодости, он не может созреть. И все попытки бегства от реальности не оставляют ничего, кроме ощущения тревоги.

Юлия МЕНЬШОВА, актриса и телеведущая

"Старость, на мой взгляд, представляет собой проблему только с точки зрения социальной нужности человека. Никто ведь не хочет чувствовать себя выброшенным из жизни. А в России с наступлением старости человеку приходится придумывать для себя новые координаты жизни, потому что в прежние он уже не вписывается, а новых не предусмотрено. Вот это — пугает.

А все остальное не страшно. Дряхление организма, увядающая красота — все это не имеет принципиального значения. Это только фетиш нашего времени: быть молодым всегда. Но ведь это полная глупость! Это обман, который искажает что-то внутри тебя самого. Все равно, рано или поздно, ты к этому придешь. Ведь годы идут, и это — данность, это неизбежно. Я считаю, нужно гармонично принимать свой возраст. Погоня за молодостью — это, по сути, суета.

Я знаю много примеров людей, которые в молодости были непривлекательны, а в пожилом возрасте у них появлялся какой-то особый шарм. И я помню одну актрису, которой долгое время, буквально десятилетия, удавалось сохранять внешность молодой женщины. Это было удивительно. Но потом, буквально за полгода, она очень резко состарилась. Когда я ее увидела, я испытала шок. Я тогда подумала: как это правильно — стареть медленно! Потому что и самому, и окружающим легче привыкать к постепенному, каждодневному изменению. Все равно от старости не убежишь, она к тебе придет. Но если это большой резонанс, с этим труднее жить.

А вот душевно молодым можно быть очень долго, даже всегда. Мне кажется, до тех пор, пока ты способен удивляться миру, жизни, — ты молод. Как только ты говоришь, что все о жизни знаешь, — ты становишься стариком. Как ни странно, старость душевная сегодня чаще всего бывает… у молодых".

Что же делает нашу жизнь — жизнью? Ведь сама по себе она вряд ли может быть целью — слишком уж скоротечна. Но должна же она иметь какой-то смысл! И плод — это не конец, а начало чего-то нового. Каждый плод несет в себе зародыш новой жизни. А кроме того, это — пища. Так, может, наше предназначение — приносить плоды, которые стали бы пищей для других? Но чем мы их накормим? А вдруг то, что мы вырастим, окажется несъедобным или вообще ядовитым? Или, в лучшем случае, червивым?

Николай ДРОЗДОВ, автор и ведущий программы "В мире животных", профессор, доктор биологических наук, академик Российской Академии естественных наук

"В старости жить весело, интересно и поучительно, узнаешь все больше нового, больше читаешь. С годами у homo sapiens, то есть человека разумного все больше ощущаются духовные компоненты в жизни, а физические потребности наоборот, уменьшаются. Хотя у некоторых бывает наоборот. Но это не приводит ни к чему хорошему. Вот человек в возрасте не следит за собой, выпивает, объедается, ходит по ночным клубам — а потом удивляется, что у него ухудшилось здоровье и внешность, он растолстел, появилась одышка, все болит. А на кого пенять, кроме самого себя? Если в молодости излишества могут как-то компенсироваться, то в старости — уже нет. Вот такая старость — это не дай Бог, причем человек наказал себя сам. Его я даже не могу назвать homo sapiens.

Как мне удается поддерживать форму и позитивный настрой? Ничего нового я не открою. Жизнь — это движение. Но двадцатый век подарил нам такие цивилизационные удобства, от которых развивается убийственная гиподинамия. Поэтому я посоветовал бы забыть о диване, мягких креслах, подушках и теплых одеялах, а встать с утра пораньше и элементарно пробежаться. Например, я увлекаюсь купанием в проруби, лыжами и верховой ездой. И уже лет пять как не смотрю телевизор, хотя сам работаю на телевидении. Все новости узнаю от людей. Есть меньше мяса (а я вообще его не ем). И хорошее настроение никуда не денется.

А если говорить с духовной, нравственной точки зрения, думаю, меня молитвенно поддерживает мой двоюродный прапрадед Митрополит Московский Филарет (Дроздов). Конечно, очень многое дали и родители, они были верующие люди. Не только любовь к природе, но, что важнее, веру в Бога, надежду и любовь — эти вечные ценности стали моим кредо, жизненной философией. Помню, как в детстве ходил с родителями в храм, учился читать Ветхий и Новый Завет на церковнославянском языке. Я получал особую радость от возвышенности и образованности этой лексики.

Многое ли удалось в жизни — не знаю. Думаю, столько, сколько угодно Господу. Я считаю себя счастливым человеком уже просто потому, что живу на белом свете, что могу видеть и слышать, чувствовать и думать, трудиться и молиться. Радуюсь каждому дню и стараюсь в людях видеть, прежде всего, хорошие стороны, а если разглядывать их недостатки, то не увидишь бревно в своем глазу. Стараюсь не жалеть о том, что не получилось — значит, не было на то воли Божией. А за все, что получилось хорошего — благодарю Господа нашего Иисуса Христа. Без неприятностей в жизни, конечно, не обходится. Но на всё это воля Божия, исполнять ее — это и есть счастье".

Выходит, вырастить плод вполне реально. Правда, для этого нужно иметь корни, которые его питают. Но что это за корни? Прощаясь с учениками, Иисус Христос сказал им: "Я есмь Лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода" (Ин.15,5). Вот только осознать это в полной мере в состоянии далеко не каждый христианин. Есть, конечно и более понятные вещи — семья, род, традиции, культура. Но и здесь зачастую все связи нарушены, и чтобы их восстановить, нужно не только ощутить в этом потребность и приложить немало усилий, но еще и в себе самом разобраться.



Наталья БОНДАРЧУК, заслуженная артистка России, режиссер, сценарист

«Старость преодолима, потому что душа бессмертна и не имеет возраста. Я видела прекраснейшие примеры людей, которые не стареют. Это, во-первых, моя мамочка, Инна Макарова. Она никогда не унывает! Сейчас она участвует в четырех телевизионных проектах, и, знаете, просто терпеть не может, когда ей предлагают помощь: не только сама себя обеспечивает, но и помогает семье. Мама — сибирячка, у нее генетически заложена крепкая натура, но дело даже не в этом, болезни ведь есть у всех… Дело в особом настрое души!

Второй пример — Галина Сергеевна Шаталова, ученица великого Павлова. Это удивительный, интереснейший человек: ей 87 лет, а она до сих пор не оставляет науку, разработала собственную безмедикаментозную систему оздоровления. Своим примером она все-таки доказала, что в здоровом духе — здоровое тело!

Для меня это очевидные доказательства, что старости может в принципе и не быть. Главное, мне кажется, — серьезно размышлять о человеческой душе, искать свое предназначение — всю жизнь, до последнего часа. Ведь сказано в Евангелии: "Не умрем, но изменимся". Я верю в это».

Почему же мы оставляем без ответа все эти вопросы, отодвигая их подальше, оставляя на никогда не наступающее "потом"? Старый человек продолжает восприниматься только как потенциальный потребитель. Экономисты добросовестно подсчитывают, во сколько он обходится государству, иными словами, сколько общество вынуждено отрывать от себя и отдавать своим старикам, пока они, наконец, не освободят его от этой обременительной обязанности. И термин "порог дожития"- красноречивая иллюстрация отношения к тем, кто к этому порогу приближается, или, тем более, переступает через него.

Может, именно из-за этой общественной дискриминации люди и боятся старости? Кому же хочется превратиться в "нахлебника", получателя социальной помощи, которого лишь терпят, но вряд ли уважают?

Лев ПРЫГУНОВ, заслуженный артист России

"Я отношусь к старости с любопытством. Древние китайцы считали, что долголетие — это дар богов. И в христианстве старости всегда предназначалась совершенно особая роль. Почему любая религия была всегда против самоубийства? По одной простой причине: никто никогда не знает, что Господь Бог может открыть ему в последние секунды жизни. Быть может, человеку откроется то, что он тщетно пытался понять или найти всю свою жизнь! Поэтому к старости я отношусь прекрасно, даже к немощной.

Естественно, к старости надо готовиться. И готовиться, прежде всего, духом. Неверующие люди, я это знаю, страшно боятся смерти, просто чудовищно боятся… Совсем иначе воспринимают смерть те, у кого есть вера. Можно бояться болезни, боли — это вполне естественно для человека, но смерти христианин бояться не должен.

Самое главное, мне кажется, — облегчить жизнь старикам. Глупость нашего государства в том, что молодые думают, что не состарятся никогда. Мы уподобляемся тем африканским племенам, что уже сорокалетних людей считают старыми и ненужными своему народу. Собратья загоняют человека на верхушку пальмы и начинают раскачивать ее: если он упадет — значит, ни к чему не годен; если удержится — может жить еще год. Слишком это похоже на то, что происходит с нами… Мне горько и стыдно за Россию: ведь многие мудрые нации понимают, что молодость не вечна, и готовят законы, ограждающие стариков. Готовят не только ради них, но и для своего будущего тоже!"

Глядя на все это, многие после сорока, а то и раньше перестают отмечать свой день рождения. А если и зовут гостей, то те наперебой желают им вечной молодости, а старость пусть и вовсе не наступает!

Действительно, чем старше мы становимся, тем труднее нам прыгать со скакалкой или отжиматься от пола. Зато гораздо легче решать иные, куда более важные задачи. С годами приходит жизненный опыт, который позволяет находить их решение, не затрачивая при этом прежних усилий, в том числе и физических. Ведь по большому счету, чем человек старше, тем на большее он способен, если только не сводить способности к показаниям динамометра. На самом деле, становиться старше — значит становиться лучше. И все лучше и лучше жить, если, конечно, понимать под этим не только комфорт и материальное благосостояние.

Виктория УКОЛОВА, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой всемирной и отечественной истории МГИМО (у) МИД России

"Я считаю, что старость — один из прекраснейших периодов жизни человека. Это ведь большое счастье — дожить до преклонных лет, многие забывают об этом! Старость — время, когда человек мудреет, многое понимает и открывает заново. Он может сделать очень многое, не физически, конечно (как в молодости, в диком порыве энергии), а благодаря мудрости, разумному расходованию сил. Жизненный опыт помогает увидеть события в истинном свете, узнать себя самого. Поэтому, мне кажется, это великий дар — прожить долгую и светлую старость. Правда, здесь возникает другая проблема — у многих людей старость очень тяжелая, одинокая, нищая… Это уже социальный вопрос: общество должно помочь старикам достойно прожить последний период жизни.

По-моему, христианское отношение к старости по сути своей противоположно языческому. Ведь стремление оставаться молодым во что бы то ни стало — это совершенно языческий подход к жизни. Как считали язычники, многие их боги обладали вечной юностью, нетленной красотой, прекрасно развитым телом. Это был своеобразный апофеоз юности. Христианство противопоставляет этому физическому совершенству совершенство духа. В этом смысле очень интересно православное старчество. Ведь старец — вовсе не обязательно пожилой человек: это человек, который обрел мудрость и живет в пространстве бытия Божия. Статус старца, наставника — категория не возраста, но духа. Человек становится учителем, наставником для других людей. Но не учителем в языческом понимании, за которым ходят несметные толпы людей, — в христианстве на первый план выходит опыт обращения к душе каждого человека. И наставления старца, будь он молод или стар, всегда идут из глубин религиозного ощущения и освящены христианской любовью.

Поэтому мне кажется, что стремиться быть все время молодым просто неприлично. Человек не только лишает себя всего того, что могли бы подарить ему пожилые годы, но и выказывает себя абсолютно безответственным и приверженным сугубо внешней стороне жизни. А ведь в старости есть своя красота — красота ясного, тихого света… Главное — суметь увидеть эту красоту".

borisova БОРИСОВА Марина
рубрика: Авторы » Б »
обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.