ЗАВТРА — НОВЫЙ ДЕНЬ…

Мне иногда кажется, что многодетность — это состояние души. Такие мамы и папы мечтают о своих малышах, как летчики о небе, а моряки о море.

Сейчас по телевизору иногда показывают семьи, где 14-18 детей. Да, такие отцы и матери выглядят не по годам уставшими. Но когда их спрашивали о детях, лица матерей становятся счастливыми. Наверное, и у меня лицо становится таким же, когда я думаю о своих детях. Конечно, такое счастье дорогого стоит. Например, мои беременности в общей сложности длились три года. У мамы 16 детей беременность длится 9 лет. Это даже представить себе непросто. А ведь надо еще родить и "на ноги поставить". Когда Мерил Стрип — известную американскую актрису — спросили, что она считает самым большим достижением в своей жизни, она ответила, что самым серьезным в жизни было рождение ее четверых детей, а самое сложное было то, что с каждым ребенком надо начинать все сначала — учиться сидеть, ходить, говорить…

Моему старшему 5 лет и 8 месяцев, следующему 4 года и 8 месяцев, дочке 2 и 2, а младшему восемь месяцев от роду, так что за шесть лет я прожила с ними почти 13 с половиной лет. По годам и работа. Ежедневные домашние дела: стирка, уборка, приготовление еды… Быть многодетной мамой нелегко, но очень здорово. В ответ получаешь такую искреннюю детскую любовь что хоть соседям раздавай.

Кстати о любви. Если вы готовы видеть своего супруга 24 часа в 4-х и более экземплярах, то психологически вы готовы к многодетности. Мои дети мне постоянно напоминают о муже. Один ходит, как папа, другой говорит, как папа, у дочери папины глаза, а младший — вообще вылитый отец.

Смешные словечки, придуманные детьми, переходят в отцовский лексикон, да так, что иногда не разберешь, кто старше, а кто младше. А еще они вместе играют в солдатиков, строят города, замки, рисуют, гуляют, читают книжки. Только в куклах наш папа еще не разбирается.

Отец, муж — занимает особое место в семье. В жизни — это обычный человек, а в семье он становится образом Христа — все надежды семьи в нём. Это его большая ответственность перед Богом, чем больше детей, тем больше ответственность. Разделить ее не может с ним никто. Я могу лишь поддержать его во всех начинаниях. Мне кажется, что уважительные и доверительные отношения детей с отцом являются кирпичиком в основании крепкой веры.

Мой личный духовный опыт растет вместе с моими детьми. Детская вера такая яркая, живая, не такая, как у нас, взрослых. Воспитывалась я в неверующей семье и не имела никакого представления о православном воспитании. До всего приходилось доискиваться самостоятельно. Сейчас появились хорошие детские книжки, брошюры — это помогает понять, что еще недодумано.

Моему старшему сыну Ване очень нравится пасхальный тропарь: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав", и я не раз замечала, как он что-то делая, убираясь, рисуя, засыпая — тихо поет его, за ним повторяет и второй сын — Егорка. По-моему, это чудо, потому что в моем детстве ничего такого не было — Пасхи, Рождества.

Часто мне приходится слышать ошибочное мнение — что рождение малыша ограничивает свободу родителей. Это ерунда, свободу ограничивает не ребенок, а чувство любви и ответственности за него. Наверное, многодетные родители больше других обременены таким чувством. На днях в одном толстом журнале я прочла письмо в редакцию. Многодетная семья (11 детей) просила помочь приобрести детские вещи. Семья большая, дружная, имеет свой дом, приусадебное хозяйство, так что дети сыты, а вот на одежду, обувь, белье родительских зарплат не хватает, да и какая зарплата нынче в деревне?

Прочитав такое письмо, кто-то подумает:

"Зачем рожали, если обеспечить не можете?" А мне представляется другое: в наше время, когда цена человеческой жизни — копейка, "обыкновенные", "простые" люди не променяли ни одного своего ребенка на внешнее благополучие; не побоялись родить, не побоялись о помощи попросить, когда нужда пришла… Не знаю, верующие ли они люди или нет — скорее да, чем нет. У каждого человека бывают трудности, уныние. У меня тоже иногда бывает плохое настроение, руки опускаются, но когда появился четвертый ребенок, мне стало некогда даже присесть; только начну себя жалеть, как меня кто-то зовет. Дурные мысли испаряются. Свободным бывает только вечер, когда все дети заснули. Поздно вечером, когда уже совсем темно, я люблю зайти в детскую и поцеловать своих сыночков и дочку.

Пусть спят — завтра новый день.

A.M., мать четверых детей
45 № 2 (12) 2001
рубрика: Архив » 2001 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/45.jpg
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.