ЗАБЛУЖДЕНИЕ О ЦЕРКВИ

Самое нелепое заблуждение — когда человек считает, что, пересекая порог храма, он автоматически приходит к Истине, что его воцерковление — это и есть конечная цель. А ведь это только самое начало пути!

Многие, кто только ищет дорожку к вере, думают, что в храме по определению пребывает святость, совершенная доброта… и поэтому очень обижаются на грубых бабушек и невнимательных священников.

Леонид Бородин, главный редактор журнала «Москва», Москва

Миф о рабской идеологии Православия

 

Поистине самый нелепый, на мой взгляд, миф о Православии — то, что это идеология, привнесенная в Россию исключительно для того, чтобы превратить русских людей в рабов. Будто бы раньше существовало отважное племя славян, которые поклонялись своим мужественным богам. И, мол, за счет этого они были такими непобедимыми. И, что самое печальное, миф этот прекрасно работает и по сей день…

Православие — очень сложная религия, которая многого требует от человека. А вера в подобные примитивные мифы нас ни к чему по существу не обязывает, и более того — освобождает от определенных обязательств, которые предусмотрены обрядовой и догматической системой христианства.

Надо ли бороться с подобными мифами? Я убежден, что борьба с ними возможна только фактической демонстрацией преимуществ быть христианином. Конечно, можно идеологически оспаривать, доказывать свою правоту, но это бесполезно. Надо собственным примером, всей своей жизнью показывать, что такое Православие.

Оксана Токранова, пресс-атташе Мариинского театра, Санкт-Петербург

Церковь — прибежище слабых?

Среди моих знакомых довольно много невоцерковленных людей. И самое частое заблуждение, которое я от них слышу, — то, что Церковь — это место, где собираются слабые люди, лишенные деятельного заряда, не сумевшие реализоваться в жизни. Но я вижу в храмах огромное количество молодых людей, имеющих активную жизненную позицию. Они целеустремлены, открыты и даже в светском смысле этого слова — успешны. Храм — не место, куда они приходят из-за слабости в житейском, светском ее понимании, а место, где они черпают силы.

Церковь — архаичный институт, который «пудрит мозги» пенсионеркам? Такое мнение задевает и ранит меня, потому что я знаю, что это не так. И мне очень хотелось бы, чтобы и другие это увидели. Но как это сделать? Личным примером — безусловно… Но мы, к сожалению, сегодня живем в мультимедийную эпоху, когда часто неважно каким быть, а важно — каким казаться. И поэтому, на мой взгляд, Церковь не должна гнушаться таким ставшим привычным для современного человека понятием как пиар. А иначе как смогут люди, далекие от храма, узнать, что там происходит?

Этторе Драгани, историк, археолог, Ортона, Италия

Дикарь, очарованный наукой

Самое нелепое заблуждение — о том, что христианство несовместимо с наукой. Отнюдь не вся материальная реальность доступна нам: возьмем хотя бы радиоактивное излучение. Мы убеждаемся в его существовании, только когда видим вызванный им эффект, например, болезнь, но и в этом случае мы узнаем об излучении с помощью абстрактного мышления, а не чувств. А что сказать о явлениях, которые невозможно объяснить математически? Например, красота — химический анализ компонентов красивой картины никогда не сможет сказать что-либо о ее эстетической ценности, но ведь по этой причине мы не отвергаем важность, скажем, «Джоконды» да Винчи!

Это не означает, что в науке нет ничего положительного — технологические открытия улучшают жизненные условия человека, достаточно привести в пример медицину. Но не стоит полагаться на науку, если вы ищете Истину. Современный человек, очарованный достижениями науки и верящий, что может обойтись без Бога, не лучше дикаря, открывшего рот от удивления перед будильником или зеркалом.

Александр Архангельский, литератор, ведущий программы «Тем временем» на телеканале «Культура», Москва



В ожидании новых «Соборян»

Самое главное заблуждение насчет Церкви — что церковная жизнь пресная на вкус и серая на цвет; верующие мужчины обязательно должны быть скучновато-вялыми, а церковные женщины — запуганными и замотанными в платок. К сожалению, это заблуждение подпитывает часть новоцерковной общественности; люди, пришедшие к Православию после краха коммунизма, часто бывают пожизненно испуганы и сверх всяческой меры мрачны.

Что с этим делать — не знаю… Книжки вроде «Современного патерика» Майи Кучерской делают свое дело и постепенно растапливают лед; но ведь и они нередко вызывают отторжение в церковных кругах: «Как смеют!» А извне, напротив, слышатся голоса: «Современный патерик» — это хитрый пиар-ход Патриархии».

Впрочем, из всех искусств для нас важнейшим остается кино. Хочется, чтобы о жизни современной Церкви были сняты не только такие пафосные фильмы, как «Остров» (это не критика Лунгина, высоко мною ценимого), но и что-то похожее на «Соборян» Лескова. С тонким юмором, зоркой наблюдательностью и нерушимым спокойствием духа.

Илья Клишин, студент факультета Международных отношений МГИМО(У)МИД России, Москва

Церковь ничего не должна обществу

Парадоксально, но среди многих заблуждений о Русской Православной Церкви самым нелепым, на мой взгляд, можно счесть мнение о ее социальной ответственности. По сути, все антиклерикальные выпады имеют в своей основе тезис: «Церковь что-то должна обществу».

Православная Церковь ничего не должна современному обществу! Действительно, было время, когда в условиях традиционного общества Церковь занимала высокую ступеньку в социальной иерархии, но секуляризация привела к тому, что школа, армия и общество в целом вежливо попросили Церковь уйти в сторону. Хорошо это или плохо — другой разговор.

Христианство, на мой взгляд, — это в первую очередь Христос, и в сотую — мораль и этика. Тот, кто сводит веру к нравственности, не только ошибается, но и лукавит. Да, православные занимаются благотворительностью и прочими гуманными акциями — это правильно и естественно, но нельзя считать такую деятельность первостепенной целью и обязанностью Церкви.

Петр Королев, главный редактор студенческого православного журнала Московской духовной академии «Встреча», Сергиев Посад

Церковь — не автомат по выдаче благодати

Иногда очень больно слышать рассуждения о Церкви как о чисто человеческой структуре, в которой цели каждого работника сводятся к власти и деньгам, а все дела решаются при помощи «подковёрных интриг». Такой взгляд — крайне поверхностный, он не замечает самого главного: люди в Церкви составляют единый организм, глава которого — Христос. Страсти и амбиции чужды телу Церкви, они могут овладевать конкретными людьми, но ни в коем случае — самой Церковью. Однако человеку стороннему намного проще смотреть на Церковь как на политическую машину, тогда не составляет труда выдвигать к ней множество требований и претензий, говорить, что она всем и повсюду должна: заботиться обо всех бедных и больных, улучшать нравы общества, испрашивать Божие благословение на всякий бизнес.

Такие рассуждения, к сожалению, зачастую похожи на взгляд мясника или даже сутенера, который не видит организм в целом, не понимает его чувств и устремлений, не хочет никакого личного контакта с ним, а интересуется только утилитарным его использованием.

Юлия Меньшова, актриса, телеведущая, Москва

Обида за неоправданные надежды

Самое нелепое заблуждение — когда человек считает, что, пересекая порог храма, он автоматически приходит к Истине, что его воцерковление — это и есть конечная цель. А ведь это только самое начало пути!

Многие, кто только ищет дорожку к вере, думают, что в храме по определению пребывает святость, совершенная доброта… и поэтому очень обижаются на грубых бабушек и невнимательных священников. Входя в храм, они ожидают встретить некое подобие рая на земле. И реальность, само собой, отталкивает их.

Мне кажется, надо очень четко отдавать себе отчет в том, что Церковь — это все мы, и никто еще не спасся. Люди в Церкви не безгрешные; да, они на пути к Истине, но могут быть пока еще очень далеки от нее. Не секрет, что часто именно в храме обостряются пороки и грехи человека, под ярким светом они будто становятся заметнее. Конечно, мы должны стремиться к идеалу — храму как раю на земле. Но слишком большие ожидания и обида на Церковь за неоправданные надежды — все-таки результат заблуждений.

Лукаш Назарко, студент Технического университета в городе Белостоке, член Братства польской православной молодежи, Польша

Чтобы быть православным, недостаточно быть русским

 

Мне, православному христианину из Польши — преимущественно католической страны, — приходится постоянно объяснять моим соотечественникам, что понятие «православный» не тождественно понятию «русский». Люди в Польше, как правило, не знают о том, что есть приблизительно двести миллионов православных во всех странах мира и что Русская Православная Церковь является одной из многих независимых поместных православных Церквей, которые находятся в общении друг с другом. Кроме того, поляки часто думают, что Православие — что-то сугубо иностранное, лишь недавно «импортированное» в их страну. Они не всегда вспоминают, что христианство принесли на их землю еще святые Кирилл и Мефодий из Византийской империи.

Русские, в свою очередь, должны помнить, что Православие не приобретается автоматически. Православие не определяется вашим паспортом или этнической принадлежностью, но — вашим участием в церковных Таинствах и ежедневной борьбой за претворение в жизнь принципов Евангелия.

Но виновников этих стереотипных представлении о Церкви не надо искать далеко. Из-за невежества, гордости и самодовольства мы очень часто являемся основной причиной появления ложных образов нашей веры…

Николай Буров, председатель Комитета по культуре правительства Санкт-Петербурга

Церковь — это не темная комната

Вот, пожалуй, самое большое и распространенное заблуждение о православной Церкви — что это очень хмурое, угнетающее и безрадостное место. Многие даже боятся из-за этого предубеждения идти в храм… Но все не так!

И в монастырях, где живут настоящие аскеты, я встречал праздник. Яркий, солнечный праздник. Для того, чтобы преодолеть это заблуждение, — надо просто прийти. И лучше всего прийти в храм на Пасху. Это просто необыкновенный объединяющий праздник, дающий возможность в огромной толпе почувствовать себя интересным Богу, любимым Им. В храме можно вновь стать ребенком — в любом возрасте. А для того чтобы не бояться, просто надо знать. Поэтому задача верующих — рассказывать о своей вере, доброжелательно и открыто.

Даже в темной комнате не страшно, когда знаешь, где и что стоит, а Церковь — это не темная комната!

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.