«Я НЕ ОСТАВЛЮ ПАСТВЫ СВОЕЙ»

Памяти священномученика МИТРОФАНА (Краснопольского)

6 июля Русская Православная Церковь празднует память священномученика Митрофана (Краснопольского), архиепископа Астраханского.

Священномученик Митрофан родился в 1869 году в селе Алексеевке Воронежской губернии в семье крестьян Ивана и Анастасии Краснопольских и в крещении был наречен Димитрием. Анастасия, будучи сама дочерью псаломщика, очень хотела, чтобы ее сын стал служителем Церкви, молилась об этом, но главное воспитывала сына в благочестии. Димитрий окончил сельскую школу и Бирюченское Духовное училище. В училище он был одним из первых учеников и потому был принят в Воронежскую Духовную семинарию на казенный счет. В 1890 году Димитрий окончил Воронежскую Духовную семинарию, женился и был рукоположен во диакона в Казанской церкви пригородной слободы города Коротояка Воронежской епархии. Вскоре отец Димитрий овдовел и поступил в Киевскую Духовную академию. В 1896 году он был пострижен в монашество с именем Митрофан, а через год, после окончания академии, — рукоположен во иеромонаха и назначен инспектором Иркутской Духовной семинарии.

В 1902 году иеромонах Митрофан был назначен ректором Могилевской Духовной семинарии и возведен в сан архимандрита. С этого времени он стал активным деятелем на поприще просвещения, и не только по обязанности занимаемых им должностей, но и по личному неравнодушию к этому вопросу. Он глубоко переживал, что образование стало цениться не само по себе, а только в связи с обеспечиваемым им материальным и социальным положением. «Чем, как не таким отношением к школе и образованию, — писал отец Митрофан, — нужно объяснить ту страстную погоню за аттестатами, которая ведется у нас от средних учебных заведений до высших… и при какой забываются подчас самые элементарные требования порядочности». Это явление пагубно сказывалось и на самих учащихся, в самом начале жизни превращавшихся в отчаянных корыстолюбцев и карьеристов, для которых и наука, и интересы страны, и интересы ближнего становились всего лишь средствами на пути к собственному благополучию, но еще более пагубные последствия оно имело для всего народа, лишавшегося доброй совести ученых, учителей, врачей и государственных деятелей.

В 1907 году архимандрит Митрофан был хиротонисан во епископа Гомельского, викария Могилевской епархии. Вручая ему архиерейский жезл, епископ Могилевский Стефан (Архангельский) сказал очень важное для него напутственное слово: «Дух тьмы воздвиг против Церкви Христовой и врагов внутренних из самих недр Церкви. Это всё более и более распространяющееся неверие нашей интеллигенции. Это антихристианский дух в науке, искусствах, печати, законодательстве и направлении культуры. Это так называемое неохристианство, а в действительности — новое, на христианской почве, язычество с его неизбежным и отвратительным культом плоти. Это явившееся в наше смутное время политического брожения так называемое церковное обновленчество… Яд отравы своих церковно-анархических писаний они разливают по всей Православной Руси, стараясь заразить им не только верных сынов Православной Церкви, но, если возможно, и самих пастырей и готовящееся к служению Церкви наше юношество… Воистину домашний внутренний враг сей еще опаснее внешних врагов!..»

Осенью того же года епископ Митрофан был избран членом Государственной Думы и участвовал в ее работе до 1912 года. Одним из существенных вопросов, которые ему тогда пришлось обсуждать в Думе и который он сам считал очень важным и впоследствии посвятил ему много работ, был вопрос борьбы с пьянством. Владыка решительно выступил против принятия законов, способствующих его распространению: «Я не назову здоровой ту финансовую систему, — заявил он в Думе, — которая покоится на основаниях, которые при практическом осуществлении приводят нацию к обессилению нравственному и физическому. Идя этим путем, такая система подкапывается под самые основы и корни того организма, которым она питается. И неизбежно наступит пора, когда обессиленный народный организм окажется совершенно неплатежеспособным. Поэтому нужно вовремя остановиться и признать, что доход от водки вреден, и правительство в собственных интересах должно отказаться от доходов от спиртных напитков…»

С 1911 года епископ Митрофан стал товарищем председателя Всероссийского съезда практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, а в 1913 году был избран пожизненным членом Комиссии по вопросу об алкоголизме при Русском обществе охранения народного здравия в городе Санкт-Петербурге Императорского Православного Палестинского Общества. В 1912 году он был назначен епископом Минским и Туровским, а в 1916-м — епископом Астраханским и Енотаевским. Епископ Митрофан был одним из активнейших участников Поместного Собора 1917 года, возглавив на нем Отдел о Высшем церковном управлении, в обязанности которого входил вопрос о патриаршестве, горячим сторонником восстановления которого был он сам.

25 апреля 1918 года епископ Митрофан был возведен в сан архиепископа. 1 августа 1918 года по его благословению в Астрахани был совершен общегородской Крестный ход, участники которого впоследствии вспоминали о нем как о выдающемся событии в жизни города, соединившем жителей в общей горячей молитве перед смертельной опасностью, нависшей над всеми в связи с приходом к власти большевиков. Нависла опасность и над жизнью архиепископа Митрофана, и близкие стали убеждать его бежать из города. Но владыка на это сказал: «Это вы мне, архиерею, предлагаете позорный план бегства, будто я какой-то преступник?! Легче часового уговорить бросить свой пост, чем русского архиерея, по крайней мере — меня. Вы хотите, чтобы я бросил собор, его святыню и стал бы нарушителем присяги? А что скажет моя паства, узнав, что архиерей бросил всё и с позором бежал? Нет, нет! Я этого не сделаю». Через некоторое время его опять посетила делегация верующих, умоляя бежать из города. Но и на этот раз архиепископ Митрофан твердо сказал: «Вы предлагаете мне побег, и это в то самое время, когда у нас на глазах расстреливают невинных наших братьев. Нет, я никуда не уеду от своей паствы; на моей груди крест Спасителя, и он будет укором в моем малодушии…»

7 июня 1919 года, в канун праздника Святой Троицы, в первом часу ночи владыку арестовали. 6 июля в три часа ночи комендант ЧК Волков вывел архиепископа во двор тюрьмы. Архиепископ Митрофан был в одном белье, босиком. Его быстро довели до закоулка, где производились расстрелы. Там уже стояли трое красноармейцев с винтовками. Увидев их и поняв, зачем его сюда привели, архиепископ Митрофан благословил их двумя руками, как делал обычно во время богослужения, за что Волков ударил его рукоятью револьвера по правой руке и, схватив владыку за бороду, с силой нагнул его голову вниз и выстрелил из револьвера в висок.

Убитого архиепископа Митрофана большевики предполагали похоронить в общей могиле, но верующие договорились с возчиком, перевозившим тела казненных, чтобы он в условленном месте за деньги передал им тело мученика. Могила была заранее выкопана около Покрово-Болдинского монастыря; архиепископа одели в чистое белье, облачили в священнические одежды и еще до наступления рассвета похоронили. Долгое время, даже в самые тяжкие времена гонений, могила владыки была почитаема верующими, и не раз сюда приходил архиепископ Астраханский Фаддей (Успенский) помолиться об упокоении души архипастыря-мученика и о себе — в недалеком будущем и ему предстояло пройти такой же славный и венценосный путь мученика.

"Из всех званий и состояний русского общества на протяжении веков выходили великие граждане-патриоты. Много народолюбцев дали России и служители Церкви и алтаря Господня, как, например, святители Петр, Алексий и Иона, и другие, как великий молитвенник земли русской преподобный Сергий Радонежский. Но то, в чем не сомневались старые русские люди, что для них было свято и непререкаемо, то в наши дни осуждается и похуляется как нечто устарелое и отжившее свой век. Любовь к Отечеству и родному народу, которая была источником героизма предков наших, считается теперь слабостью и предрассудком. На смену ее должно быть другое чувство и другое отношение к людям, определенно указываемое этим словом “космополитизм”. Любовь ко всему человечеству без различия, любовь, не знающая никаких религиозных и национальных ограничений, — вот что должно отличать современного просвещенного человека. Но сколько фальши и лицемерия слышится в этом учении! Можно ли обладать целым, не обладая частью? Можно ли любить человечество, не любя тех, кто нуждается во мне, кто смотрит на меня как на своего близкого, родного? Нет, кто, по слову Апостола, присных своих отвергся, тот хуже неверного (1 Тим 5:8). Как не любить христианину своего народа, когда он имеет высочайший пример этой любви в лице Господа, Который оплакивал гибель Своего народа и священного города Иерусалима?"



Из слова священномученика Митрофана о святом благоверном князе Александре Невском

Полный текст жития священномученика Митрофана (Краснопольского), архиепископа Астраханского, опубликован в книге «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь». Тверь, 2008.

Для желающих приобрести книги:

тел.: 8 ( 916) 032 84 71 или e-mail: at249@mail.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.