Христос и грешница

Библия – это такая книга, что если бы мы могли прочитывать ее ежедневно целиком, мы бы каждый день читали несколько иную книгу. Однако дело не в ней, дело в нас: читая Писание, мы немного меняемся, так что точнее было бы сказать, что в таком случае Книгу книг ежедневно читал бы другой человек. Попробуем еще раз прочесть хорошо известные эпизоды: вдруг мы сможем взглянуть на них по-новому?

— так называется картина, пользовавшаяся в свое время широкой популярностью из-за “пикантности” сюжета. Считалось (и считается), что на ней изображен эпизод из Евангелия от Иоанна (Ин. 8, 3-11). В соответствии со своим и общественным пониманием художник изобразил действительно довольно-таки озверелую толпу, предводительствуемую двумя более почтенными людьми, которая приволокла и поставила перед Христом посильно упирающуюся даму, одетую с некоторой роскошью и с порочным выражением лица. Эта сцена отражает широко распространенное мнение, согласно которому благочестивые еврейские активисты хотели линчевать блудницу.

На самом деле все было совсем не так, о чем с предельной ясностью сказано в Евангелии. Начнем с того, что эта женщина была взята в прелюбодеянии, то есть это была замужняя женщина, изменившая мужу, уличенная в этом преступлении и подлежавшая казни через побиение камнями по закону Моисееву (Лев. 20, 10; Втор. 22, 22). И поскольку она вряд ли собиралась афишировать свой грех, то вряд ли и принаряжалась. Блудницы среди народа Израилева были, почетом не пользовались (поражение в правах для них и их потомства до седьмого колена также предписывалось законом), но никто бы и не подумал казнить блудницу.

Привели же ее ко Христу, как сказано, книжники и фарисеи, о которых нам известно, что они старались выглядеть важными и величавыми; представить их в таком вот азарте затруднительно. К тому же они всего-навсего блюли закон, а их общественная активность была направлена не против прелюбодейки, а против Самого Христа; женщина для них была только орудием, что вполне характерно для того, что Спаситель называл фарисейской закваской.

Хитрость фарисеев состояла в том, что они твердо знали закон, но полагали, что Благой Учитель вряд ли санкционирует казнь женщины, потому что Он все больше исцелял и воскрешал. А вот тут-то и можно будет обвинить Его в нарушении закона со всеми вытекающими последствиями!

Однако Христос знал закон не хуже, а лучше, полнее и глубже, чем книжники и фарисеи. Об этом свидетельствует Его ответ им: кто из вас без греха, первым брось в нее камень. Здесь опять-таки существует устойчивое непонимание Евангельского текста; считается, что Господь указал на то, что-де все вы люди грешные, так чего уж именно на эту бедняжку так набросились. И что книжники и фарисеи вняли этому мягкому укору и даже вроде покаялись.

И этого ничего тоже не было, а было предписание закона: наказание за грех может осуществлять только тот, кто сам в этом грехе неповинен. Тем самым Спаситель указывает, что осуществить по закону казнь неверной жены может только тот, кто сам никогда не нарушал брачной верности. И тут-то и расползаются обвинители, причем вовсе не потому, что осознали и покаялись, а потому, что все виновны и прекрасно понимают, что на первого, кто возьмется за камень, посыплются обличения его же единомышленников, – а также на второго, на третьего и так далее. Заметим, что согрешившая женщина не воспользовалась случаем и не улизнула со вздохом облегчения; нет, она осталась ждать праведного суда праведного Судии (а это значит, что грех свой она осознавала и была готова понести наказание), исповедуя Его при этом Господом. И Господь отпустил ей грех Своей властью, поскольку такое ее стояние свидетельствовало о покаянии, и сказал ей, как говорил обычно исцеленным: иди и впредь не греши.

И здесь мы находим настоящие начала настоящего (христианского) женского равноправия: то, что для женщины – наказуемый грех, для мужчины – грех не меньший. Исходя из этого, можно подумать: почему у нас так любят говорить о том, что Бог проклял Еву, хотя ни о каком проклятии Евы (равно как и Адама) в Библии ни слова не сказано? Но это уже тема для другого разговора, а здесь уместно вспомнить о том, насколько бледными выглядят на фоне Христова учения “достижения” современного феминизма, согласно которым если мужчине можно грешить, то и женщине тоже. Унылый порочный круг порока…

…И не нужно путать: в поэме графа Алексея Константиновича Толстого “Христос и грешница” речь идет действительно о блуднице, но там никто ее казнить не собирается; скорее напротив, она решается “опровергнуть” моральный аспект учения Христа, вступив с Ним в полемику. Завидев молодого человека, красивого и величавого, она и произносит перед ним речь, так сказать, гедонистической направленности, после чего ей говорят, что это не Христос, а Иоанн. Потом женщина видит Христа и, потрясенная Божественной кротостью Его облика, понимает, что перед ней Некто, обладающий властью прощать грехи, и что Он и ее может простить – и падает к Его ногам. И это совершенно другая история, вымышленная, но всецело проникнутая христианским пониманием Богочеловечности Христа.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.