ХРАНИТЕЛИ: КАК БЕРЕЧЬ ИКОНЫ

Сегодня при храмах и православных учебных заведениях открывается множество иконописных кружков и факультетов. Казалось бы, можно радоваться, что иконопись как церковное искусство жива и будет жить еще долго.

Но специалисты-реставраторы бьют тревогу. Их боль можно понять, когда видишь погибающие, искалеченные древние образа. Иконы гибнут сейчас, на наших глазах, и если мы не постараемся их сберечь, то очень скоро этих сокровищ у нас просто не будет.

ТЕМНЫЕ ДОСКИ

Почему так важно сохранить эти потемневшие, потрескавшиеся, часто полу обсыпавшиеся изображения? Зачем? Ведь при нынешнем изобилии иконописцев, казалось бы, можно написать новые. Но новое — не значит равное по достоинству. Необходимо признать, что изучение технологий и техники иконописи началось совсем недавно, систематическое же и обширное образование получают единицы.

Икона — не только произведение искусства, но прежде всего — свидетельство того, что Сам Бог стал человеком, явил Себя миру. Икона — это проповедь Богоявления. Известны слова священника Павла Флоренского: "Из всех философских доказательств бытия Божия наиболее убедительно то, о котором даже не говорится в учебниках: "Есть Троица Рублева, следовательно, есть Бог". II не стоит далеко ходить за примерами, и в наше время многих искусствоведов привела в Церковь их работа, потому что, сталкиваясь с древними образами, люди просто не могли оставаться неверующими, икона сама проповедовала им.

Икона — свидетельство реальности иного мира, и поэтому иконописец должен быть не только мастером, но и свидетелем этого таинственного, невидимого, другого мира. Многое требуется от иконы и от иконописца: ведь "невнятность ее (иконы) удостоверения, а тем более сбивчивость, ложность, может нанести непоправимый ущерб одной или многим христианским душам, как, напротив, ее духовная правдивость кому-то поможет, кого-то укрепит". (Священник Павел Флоренский.)

В современном мире не много иконописцев, способных свидетельствовать, являть откровение. Ведь древний стиль иконописания соответствовал и древнему благочестию (молитва, постижение Бога), современное благочестие не может совпадать с религиозным стилем XI — XVI веков. "Поэтому писание икон по "древнему канону" и даже скромное копирование — все равно как перечитывание древних подвижников — помогает нам в укреплении нашей слабой духовной жизни". (Священник Александр Ельчанинов.) Если древних икон-свидетелей не будет, то и современные иконописцы останутся без ориентира, без идеала, к которому можно стремиться.

И не только иконы XVI века требуют к себе трепетного отношения. Иногда приходится слышать рассуждения, что ценны иконы только

до XVII века, а иконы "какого-то" XVIII или XIX века не достойны внимания. Но даже эти "скорописанные", тогдашнего "массового", более дешевого производства иконы и презираемые многими "картины" — уже бесценны. Таких больше не написать. Ушло время, ушли остатки того уклада, вкуса, миросозерцания, культуры, живой традиции. Они могут быть простоваты, иногда даже умилительно-смешны. Но никогда не вульгарны, не претенциозны. Они живые свидетели нашей религиозно-художественной культуры.

У нас пока осталось еще множество священных изображений. Но не потому ли мы не ценим это богатство веры, что оно досталось нам втуне и щедро? Не боимся ли мы своего небрежения? Ведь дар требует благоговейного хранения.

ХРАНИТЕЛИ

Очень тяжело слышать такое мнение, что "музей — это тюрьма икон, а музейщики их враги". Во многом только благодаря музеям и их работникам иконы могли сохраниться в советское время, и даже сейчас невозможно во всех храмах создать условия для хранения святынь.

Интересно, что традиция сохранения икон была начата в XIX веке владельцами частных коллекций. После революции все частные собрания древ них икон попали в музеи. Именно музейные работники, реставраторы (среди них были люди как верующие, так и атеисты) спасали иконы при Советской власти. Благодаря их любви и заботе мы можем сейчас видеть древние образа и молиться.

Иногда ради спасения святынь "музейщикам", любящим икону и преданным ей, приходилось по-настоящему бороться за сохранение святыни. Вот лишь один из бессчетного множества примеров того, как реставраторы исполняли свой долг. В 70-е годы реставрационный Центр должен был получить из Сольвычегодска партию икон строгановского письма, но их почему-то не присылали. Тогда в феврале работники Центра сами поехали за иконами, полагая, что может потребоваться их помощь, например, чтобы упаковать иконы. Когда они приехали, то увидели, что музей в Сольвычегодске находится в закрытом храме, где нет отопления. Иконы были покрыты таким слоем инея, что невозможно было понять сюжеты. Директор местного музея сознательно не собирался их высылать, поскольку был очень враждебно настроен к "культовой живописи". Московские реставраторы были обыкновенными светскими, нецерковными людьми, но они просто не могли оставить иконы в таком состоянии и решили вывезти их сами. И попали в детективную историю. Директор музея договорился с администрацией города и милицией о том, чтобы на мосту, где должна была проезжать машина с иконами, ночью повесили знак "ограничитель груза". Запакованные сырые иконы пришлось оставить под честное слово, что весной их переправят на пароме. Этого не сделали, только к концу года привезли в Москву, все в плесени. В итоге иконы пришлось реставрировать 15 лет, но их все же спасли.

Реставрация как наука появилась уже в со ветское время в музейной среде. И сейчас методики, разработанные в государственных мастерских и Государственном научно-исследовательском институте реставрации, накопленный опыт хранения и реставрации возвращаются в Церковь.

КАК ОБРАЩАТЬСЯ С ИКОНАМИ

Иногда встречается мнение, что раз икона святыня, то она будет сама обновляться (восстанавливаться). Такое бывает, но это всегда — чудо. Нельзя считать себя достойным чуда и требовать его от Бога, при этом просто пренебрегая святыней. Есть церковное предание, связанное с иконой "Скоропослушница". Афонский инок был наказан за то, что коптил Ее лик чадящей лучиной. По Своему милосердию, Святая Дева сначала гласом от иконы предупредила его не делать так, а когда тот продолжал ходить мимо нее с коптящей лучиной, Она его обличила: "Долго ли тебе так беспечно и так бесстыдно коптить Мой образ?!" И при этих словах инок потерял зрение, которое было возвращено ему после раскаяния. Об этом узнала вся братия монастыря, икону почтили должным образом, а впоследствии в ее честь устроили храм.

Обращение с иконой, нуждающейся в реставрации, должно быть такое же, как с заболевшим ребенком: родители не доверят лечение первому встречному, а будут искать хорошего врача, профессионала. И никто из любителей самолечения не будет самостоятельно вырезать себе грыжу или вставлять хрусталик. Неумелое действие, вмешательство, протирание какими-либо веществами или тряпками может довести икону до состояния хронического больного, когда вылечить ее будет невозможно. В работе реставратора очень многое сходно с врачебным искусством. Главный принцип в медицине и в реставрации совпадает: noli nocere (не навреди).

Реставрировать должен только специалист, ни в коем случае нельзя поддаваться желанию самому что-то "протереть, подкрасить". В реставрационные мастерские часто попадают иконы, испорченные подобным неумелым и неумным обращением. Такие иконы — с вытертыми добела ликами — ничем не отличаются от икон, пострадавших после революции от богоборцев. И даже страшно подумать, что оскверненный образ — результат действий христианина.

Правила обращения с иконами, приведенные ниже, подготовлены кафедрой реставрации Свято-Тихоновского богословского института специально для всех, от кого зависит судьба икон. В этих правилах содержится информация не о том, как самим реставрировать, а о том, как жить с иконами, как их беречь, как за ними ухаживать.

Красочный слой и грунт на иконах растрескивается и осыпается от резких перемен температуры и влажности. Нормальные условия хранения икон: температура +17°- +20°, влажность 45%-55%.

1. Икону лучше всего держать в киоте, так как постоянные изменения температуры и влажности (жирная копоть, например, на кухне; в храме — повышенная влажность от дыхания людей и копоть) вскоре могут привести к растрескиванию, шелушению и осыпям грунта и краски.



2.
Ни в коем случае нельзя протирать икону никакими веществами (и освященными в том числе) — они проникают в грунт и краску, после этого укрепить икону будет невозможно. Ничем не мойте икону!

3. Не пытайтесь "обновить" икону лаками, красками, маслами и прочим. Все эти действия вызывают разрушения иконы, часто необратимые.

4. Нельзя протирать икону ни мокрой, ни сухой тряпкой. Снимать пыль можно (не часто) только в том случае, если красочный слой не осыпается; делать это лучше сухой беличьей кистью, очень мягкой.

5. Нельзя ставить икону на окно или вешать под форточкой. Сквозняки и холод крайне опасны для здоровья икон.

6. Не ставьте икону около теплой стены, батареи или печки, настольной лампы. Поток теплого воздуха пересушивает древесину, это вызывает коробление досок и их растрескивание.

7. Недопустимо долговременное попадание прямых солнечных лучей.

8. Нельзя хранить икону в помещении, где в стенах или мебели имеются летные отверстия жука-точильщика. Жучок может превратить доску иконы в труху за 1-2 года.

9. Пожалуйста, не пытайтесь лечить икону самостоятельно, постарайтесь найти профессионального реставратора.

* * *

Известен случай, когда одного реставратора привел к его профессии (и почти одновременно к Церкви) не эстетический интерес к иконе, а именно жалость к разрушающимся образам. Он заметил их даже не в храме, где не смел разглядывать иконы и вообще не знал, как себя вести, а в антикварных лавках. Поэтому не надо бояться жалеть иконы, это чувство близко к благоговению, оно может привести человека к вере и уберечь от действий и поступков, невольно повреждающих святыню.

А люди уже верующие, православные — тем более должны помнить о значении икон, находящихся у нас дома и в церквях, и не забывать о своей особой ответственности за них. Е. Трубец кой очень точно заметил, что "лики святых в наших древних храмах потемнели единственно потому, что они стали нам чуждыми; копоть на них нарастала частью вследствие нашего невнимания и равнодушия к сохранению святыни, частью вследствие нашего неумения хранить эти памятники" церковного искусства. Стоит ли сегодня повторять такие ошибки прошлых веков, как равнодушие и небрежность, тем более, что древних икон остается все меньше и меньше?

Пожалуйста, задавайте Ваши вопросы специалистам через наш журнал и нашу газету: реставраторы Богословского института готовы ответить на вопросы читателей; более подробно о правилах хранения и обращения с иконами будет рассказано в следующих номерах "Фомы". Ждем Ваших откликов.

48 № 1 (15) 2003
рубрика: Архив » 2003 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.