ВЫРВАННОЕ СЕРДЦЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Из переписки с читателями о фильме Мела Гибсона “Апокалипто"

В редакцию “Фомы” пришло письмо, посвященное последней работе американского режиссера Мела Гибсона. Эта картина о закате цивилизации майя с успехом прошла на российских экранах, и нам показалось, что о ней стоит поговорить.

“Спасибо, Господи, что Ты есть…”Здравствуйте!

Читая ваш журнал, не могла не заметить, как живо вы реагируете на появление новых книг и фильмов. Очень хочется поучаствовать в обсуждении новой работы Мела Гибсона “Апокалипсис”.

Этот фильм поражает стремлением осмыслить всем известное событие с духовной точки зрения. Выбор названия, конечно же, неслучаен. Сказано, что перед концом света во многих охладеет любовь по причине умножения беззаконий (простите, просто не помню дословно цитату). Что ж, лента наглядно иллюстрирует этот тезис: разорение деревни (и самые пронзительные кадры – дети, оставленные на погибель), больная девочка, ищущая помощи, которую отталкивают палкой, бессмысленная жестокость победителей, для забавы унижающих пленников, безумные толпы людей перед капищем, где непрерывно приносятся кровавые жертвы богам – и горы трупов, трупов своих же соплеменников… Как напоминают эти страшные кадры то, что совсем недавно происходило у нас в стране! Могучая империя, построенная на костях, рухнула сама, ее подмыли потоки крови, пролитые во имя великих целей.

Мне кажется, главная мысль автора – спасают только любовь и милосердие. Жестокие и нечистые гибнут, и не спасают их ни воинская доблесть, ни опыт, ни сила. Не случайно в фильме противопоставлены два отца и два сына. Каменное Небо, отец главного героя, мудр и милосерден – он с миром пропускает чужаков, бегущих из разоренных земель, учит сына не поддаваться страху. Он и смерть принимает с достоинством, преподав юноше последний урок: да, человека можно одолеть, но сломить нельзя. И его сына, Лапу Ягуара, спасают любовь и благородство, которые не остаются бесплодными.

Совсем другие качества демонстрируют их враги (кстати, даже не помню их имен – может, они и были названы, но уж, во всяком случае, не стоят того, чтобы их запомнить). Да, это умелые воины. Да, они удачливы и сильны. И конечно, отец любит сына, опекает его, обучает. Чему? Торговле рабами. Жестоким забавам – собираясь расправиться с пленными, ставит юношу добивать раненых. Он поистине страшен, и смерть его тоже страшна тем, что гибнет он, как животное, попав в ловушку. Его гибель лишена величия и внушает только ужас.

Ужасом пропитаны картины, рисующие жизнь города. Неслучайно мы видим его глазами пленников, обреченных на жуткую смерть: режиссеру нужно было сказать самое важное, самое главное об этом мире. Величественные пирамиды, построенные по неведомым технологиям, тонкие ювелирные украшения, достижения науки – не главное. Все это не стоит ничего, потому что на окровавленных алтарях гибнут люди, тысячи людей.

После таких сцен (хотя, вроде бы, об этих фактах знаешь и до фильма) очень хочется пойти в церковь и просто сказать: “Слава Тебе, Господи, что Ты есть!”.

Хотелось бы поблагодарить за этот фильм Мела Гибсона, талантливого и честного человека с обостренным восприятием мира, и, надеюсь, что он не перестанет восхищать нас своими работами.

Лариса Золотова, г. Челябинск.

Трагедия безволия

Уважаемая Лариса! Огромное спасибо Вам за Ваше письмо. Действительно, “Апокалипто” заслуживает внимания, и все-таки мы в редакции долго не могли решить: стоит ли говорить о нем именно на страницах “Фомы”?

Дело в том, что зачастую статьи о кино в нашем журнале воспринимаются как гриф: “Одобрено”. Это случилось, к примеру, с фильмом “9 рота”, когда некоторые наши читатели расценили статью о нем как рекомендацию к обязательному просмотру. Они даже не обратили внимания на критику нецензурной брани и откровенных сцен, которыми грешила работа Федора Бондарчука.

Поэтому нам бы, в первую очередь, не хотелось, чтобы наш рассказ о фильме Гибсона оказался воспринят как его безоговорочное одобрение.

В искусстве, в принципе, нет ничего однозначного. Даже “Остров” Павла Лунгина, ставший настоящим событием для российского кино, вызвал самые разные отклики – от восторгов до сильного недовольства.

Еще сложнее обстоит дело с “Апокалипто”, где спорных моментов значительно больше.

К примеру, сцены жестокости, которыми изобилует фильм. Выдержать сеанс до конца смогут лишь небрезгливые люди с крепкими нервами. Трудно сказать, можно ли было обойтись без этого? По крайней мере, насилие в картине Гибсона необходимо для передачи режиссерского замысла, а не ради привлечения жадного до экранной крови массового зрителя. В поддержку этого говорит, кстати, и то, что ни одной постельной сцены в “Апокалипто” нет…

Несомненно, фильм этот сделан верующим человеком, католиком, и в нем, безусловно, есть прямой христианский посыл. Одной из центральных сцен картины становится речь жреца, обращенная им к народу с вершины жертвенной пирамиды, где у живых людей вырезают сердца:

– Нам говорят, что мы уже не те. Что мы гнием изнутри, и что наше время прошло. Неправда! Просто боги отвернулись от нас, потому, что мы приносим им мало жертв.

Эти слова – не просто призыв к насилию. Это попытка превратить свои отношения с высшими силами в торг. Между обреченным народом и его богами нет никакой связи, кроме “коммерческой”. Их религия учит этих людей не жить, а только договариваться с тем, кто сильнее.

В “Апокалипто” Гибсон на примере от противного пытается объяснить, почему христианство предлагает нам совершенно иной подход, когда одного только исполнения законов и установок – недостаточно для христианина. Ничто не заменит живой связи с Богом, ведь сами по себе наши жертвы Ему не нужны, Ему нужна наша любовь.

Такой путь сложнее, но именно он ведет к Богу. Все остальные – в духовный тупик.

Эта христианская мысль играет в “Апокалипто” важную роль, но все-таки не основную. Главная тема картины остается в общественной, а не в религиозной плоскости, хотя и здесь Гибсон остается верным своим христианским взглядам на жизнь.

Главный герой, Лапа Ягуара, не просто охотник. Он один из тех, кто в случае крайней угрозы должен встать на защиту своей земли и своего народа. Без таких солдат, как он, генералы окажутся бессильны. Но когда он видит у своих берегов первые каравеллы, то не бежит в город, чтобы предупредить об опасности, и даже не идет к конкистадорам в надежде, что они что-то изменят к лучшему. Просто берет свою семью и уходит прочь искать новое место, где можно будет обрести “новую жизнь”.

Почему? Весь фильм становится объяснением этого последнего поступка.

Еще в эпиграфе Гибсон заявляет свою точку зрения: великая цивилизация может быть разрушена только изнутри. Когда у человека не остается никаких моральных причин беспокоиться о чем-то, за исключением собственной безопасности и безопасности своей семьи – это становится первым шагом к гибели нации. Забота о близких – прекрасное чувство, но его недостаточно для того, чтобы сплотить народ перед действительно сильным врагом.

Отсутствие у людей воли к победе – вот что погубило коренные народы Америки. Внутренние разлады и реки крови собственных соплеменников сделали свое дело. Вожди на вершинах пирамид вырвали сердце своей цивилизации, лишили ее того стержня, без которого нация превращается просто в толпу людей.

И после этого немногочисленным бойцам “элитных спецподразделений” осталось лишь доблестно умереть в схватках с испанцами, потому что мало кто пришел к ним на помощь.

Подобное случалось много раз, в том числе и в нашей истории. Подданные православной российской империи так же позволяли разрушать и взрывать храмы, закрывать монастыри… А в 1991 году почти никто из двадцати миллионов членов КПСС так же не вышел на защиту Советского Союза…

Причины общественного безволия могут быть разными, но итог у них всегда один: старый мир перестает существовать не в силу атаки извне и не в силу какого-то заговора. Просто ему больше не на ком держаться: Лапа Ягуара вместо того чтобы биться, уходит прочь “искать новую жизнь”.

Об этом и говорит “Апокалипто” Мела Гибсона.

Нужно ли обязательно смотреть этот фильм? Наверное, следует взвесить все “за” и “против”. Возможно, что после “Страстей Христовых” многие ждут от Гибсона чего-то подобного, нового “фильма-иконы” – тогда их, безусловно, постигнет разочарование. К тому же, отправляясь в кино, не стоит забывать, что вы идете на фильм, снятый по голливудским стандартам. Об этом говорил даже сам режиссер, отмечавший, что он хотел сделать свою работу максимально динамичной и напряженной. Кроме того, выдержать все, что вы увидите на экране, будет действительно сложно. Пожалуй, впервые в московских кинотеатрах люди десятками уходили из зала, не в силах смотреть на особо кровавые сцены “Апокалипто”.

Но в то же время у Гибсона получился не просто очередной блокбастер, а сильный, выразительный фильм, в котором есть над чем серьезно подумать.

Желаете ли вы это видеть? Решить предстоит вам самим.

 

 

 

 

На заставке фрагмент фото с my-hit.org

СОКОЛОВ Алексей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Руководитель интернет-проектов
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.